Автор: Нурия Ильясова от 19-07-2018, 16:43
Вполне ожидаемо, что известие о том, что в Казахстане начнет действовать система декларации доходов и расходов, будет принято в штыки. Более того, никто не сомневался, что любые попытки что-то объяснить, вызовут шквал критики со стороны населения, особенно если учесть мастерство, с которым власть умеет разговаривать.

То, как умеют портить жизнь налоговики, ходят легенды. Очереди к специалистам, которые занимают с 6 утра, нежелание и неумение объяснить по-человечески, да и вообще все разговоры идут через штрафы, которые не хочет отменять даже суд, а главное, особое умение трактовать любой закон по-своему, разве не это отличает налоговиков.
И вот этим людям предстоит работать со всем взрослым населением страны. Даже представить, как будет выглядеть первый день отчетов трудно.

Для начала нужно понять, что введение поголовной отчетности по доходам и главное по расходам - неизбежность. Эта практика работает во всех странах мира и направлена, в первую очередь, на серый и черный секторы экономики. Именно эти правила не позволяют просочиться в легальный оборот деньгам, полученным преступным путем: через наркотики, рэкет, коррупцию. Те, кто смотрит американские сериалы, знают, что главная проблема для любого подпольного или криминального миллионера - это «отмыть» свои деньги, чтобы появилась возможность легально приобрести дом, машину, учить детей. Да для этого существует огромное количество возможностей, но все эти форточки в конечном итоге либо закрываются, либо большая часть от этих денег оседает у государства - через налоги и сборы. Лучшим и показательным примером служит история Уолтера Уайта, американского учителя физики из сериала «Во все тяжкие». Он смертельно болен, должен что-то оставить семье после смерти, и решает заняться производством наркотиков, так вот главной проблемой для него стала именно легализация, денег было так много, что даже существующий бизнес не мог их объяснить, и вокруг этой проблемы было много забавных ситуаций.

В Казахстане свободные деньги, происхождение которых не было надобности объяснять, сильно испортили жизнь. Все достаточно просто: если нет необходимости держать отчет, откуда средства на покупку квартиры, машины, драгоценностей и прочих атрибутов роскошной жизни, то большая часть этих приобретений будет осуществляться за деньги, нажитые не совсем легально, либо за которые не оплачены налоги, а, значит, за любую ценность будут легко переплачивать. Именно поэтому квадратные метры в крупных городах, при прочих равных затратах, по цене сопоставимы, а иногда даже и дороже, чем в странах, в которых официальные доходы населения гораздо выше. Особенно это было очевидно до первого нефтяного кризиса 2009 года и дело не в доступности денег, дело в ощущении, благодаря которому заработать кажется легко. Введение отчетности позволит снизить стоимость многого до приемлемого уровня.

Например, введение декларации будет влиять на стоимость аренды как коммерческих, так и жилых объектов. Уже не раз говорилось, что именно аренда - один из ключевых факторов, влияющих на стоимость конечных товаров и услуг. Так, аренда торговых площадей и офисов падает на себестоимость товара, а дорогая аренда жилья повышает порог минимальной заработной платы. Ведь не секрет, что в крупных городах в основе экономического развития лежат приезжие, снимающие квартиры. Так вот, чем дороже аренда, тем дороже минимальный порог их выживания, и тем дороже их стоимость на рынке. Если однокомнатную квартиру можно снять за 50 тысяч, то и зарплата будет начинаться со 100, и далее по пропорции 1 к 2, не менее, а лучше 1 к 3, потому что только тогда можно развиваться. Так что не стоит удивляться, когда услуги кажутся вам резко подорожавшими, ведь до этого всем подняли цены. И главное, с ренты мало кто платит налоги, хотя доходы от нее у многих сопоставимы со среднемесячными зарплатами по стране.

По сути, вслед за декларацией должны появится и другие изменения, например, должна вернуться прогрессивная шкала подоходного налога, налог на роскошь, повышенный налог на недвижимость, исходя из ее коммерческой стоимости. Все это путь к истинным ценам и естественно к социальной справедливости. Более того, одно из самых опасных преступлений в США, да и в Европе, это уход от уплаты налогов, а в Казахстане от справедливых изъятий уходят все, у кого есть деньги, и поэтому платят бедные.

Даже сейчас власти Казахстана не завинчивают гайки до отказа. Как пояснил Мади Такиев, зампред Комитета государственных доходов, при подаче декларации, «вы показываете все ваши наличные средства, которые вы храните дома. Но больше 500 МЗП (это порядка 12 миллионов тенге) вы должны будете показать. То есть все, что свыше 500 МЗП, у вас должно (храниться) в банке. Вы открываете расчетный счет в банке, деньги должны быть у вас там. А наличные до 12 миллионов тенге вы можете указать (в декларации), что храните дома». Дословная цитата, приведенная рядом СМИ и вызвавшая хайп в социальных сетях. А ведь речь, судя по всему, идет о первичной декларации, которую нужно будет сдать до 15 июля 2020 года. В ней нужно будет указать все имущество, наличные, все виды задолженностей задолженности, состояние банковских счетов на 31 декабря 2019 года. После чего гражданин должен сдавать ежегодный отчет, либо краткий - он для студентов, пенсионеров, и тех, кто получают заработную плату без каких-либо движений по имуществу, земле и транспорту. И расширенную, где будут указаны все доходы, в том числе те, которые были получены при реализации имущества, земли, инвестиционного золота.

Таким образом, в первичную декларацию нельзя будет внести наличных более 500 МРП на человека и это серьезный удар по тем, кто не сможет объяснить, на какие доходы живет. Так что можно реагировать сколь угодно остро на сами формулировки чиновников, но не признать, что для законопослушного человека все, что произойдет на пользу, нельзя, как бы ему сейчас не казалось, что посягают на его свободы. Хранить дома вы можете хоть сколько, легально потратить не сможете.


Денис Кривошеев
блогер, журналист, экономический обозреватель

https://www.zakon.kz/4928863-vvedenie-pogolovnoy-otchetnosti-po.html
Автор: Нурия Ильясова от 10-07-2018, 18:22
С 1 июля 2018 года банки обязаны отказывать в открытии банковских счетов налогоплательщикам, имеющим налоговую задолженность, а также задолженность по социальным платежам.

Такие лица не смогут открыть депозит, пластиковую карточку или просто текущий счет. Исключение составляют банковские счета для получения пособий и социальных выплат по договору об образовательном накопительном вкладе; на их открытие запрет не распространяется.

Казалось бы, вполне справедливая норма: не платишь налоги - терпи лишения, ибо “уплата законно установленных налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджет является долгом и обязанностью каждого” (статья 35 Конституции Республики Казахстан).
Но так ли всё в действительности справедливо?

Право юридических лиц и граждан на открытие банковских счетов прямо предусмотрено статьей 747 ГК РК и входит в содержание их гражданской правоспособности.

Новая норма (абзац четвертый подпункта 15) статьи 24 Налогового кодекса) расширяет список ограничений в отношении лиц, имеющих налоговую задолженность. Нововведение дополнило действующий запрет на открытие новых счетов бездействующим налогоплательщикам, а также при наличии неисполненных инкассовых распоряжений налоговых органов или распоряжения о приостановлении расходных операций по счету налогоплательщика.

Запрет на открытие банковских счетов в подобных случаях - это не только мера, направленная на “поимку” денег налогоплательщика, но и мера, своего рода, частичного поражения (ограничения) в правах налогоплательщика.

Допуская определенные ограничения для налогоплательщика в качестве ответственности за неуплату налогов, обращу внимание вот на что. По сути, налогоплательщик ограничивается в доступе к банковским услугам не на основании судебного акта, а только лишь на том основании, что государство посчитало, что у налогоплательщика имеется задолженность перед бюджетом. Для запрета на открытие счета достаточно данных налогового органа о том, что налогоплательщик должен бюджету. Но если налоговой задолженности на самом деле нет? Такие ситуации возможны, когда, например, налогоплательщик сумму налога оплатил, но деньги зачислены были по какой-либо причине не на тот код. Или налоговая сама ошиблась при исчислении налога.

Такие ситуации далеко не редкость. В таких случаях налогоплательщики вынуждены обивать пороги налоговой, снимать аресты, ограничения, доказывать свою правоту.

Но возникает вопрос - почему налогоплательщик должен доказывать отсутствие задолженности, а не наоборот? Почему он поставлен в положение постоянно оправдывающегося и защищающего свои права и интересы? Почему государство не доказывает наличие налоговой задолженности прежде, чем применять весь спектр принудительных мер к налогоплательщику?

Фактически у нас сложилась презумпция виновности или недобросовестности налогоплательщика. Это выражается, в частности, в следующем:

- для применения налоговыми органами способов обеспечения исполнения налогового обязательства (например, приостановление расходных операций по счету) и принудительных мер взыскания долга (например, взыскание денег с банковских счетов по инкассовым распоряжениям) судебные решения не требуются; налоговые органы применяют их самостоятельно во внесудебном порядке;
- вышесказанное вынуждает именно налогоплательщика обращаться с жалобой на действия налоговых органов;
- бремя доказывания отсутствия долга перед бюджетом возлагается фактически на налогоплательщика;
- обжалование уведомления о погашении налоговой задолженности не приостанавливает ни примененные способы обеспечения исполнения налогового обязательства, ни принудительные меры взыскания, то есть наложенные ограничения по банковскому счету по-прежнему сохраняются до разрешения жалобы по существу.

Как известно, налоговые органы вправе изымать деньги со счетов налогоплательщиков инкассовыми распоряжениями. Делается это также без обращения в суд. Но насколько это согласуется с нормой пункта 3 статьи 26 Конституции: “Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда”? Деньги - это ведь тоже разновидность имущества, следовательно, взыскание денег с банковских счетов вроде как тоже недопустимо без решения суда.

Аналогичным вопросом можно задаться относительно права налоговых органов по своему постановлению (но не по судебному решению) выставить на торги и продать имущество налогоплательщика в счет погашения налоговой задолженности (предварительно ограничив его в распоряжении им). Разве не требуется по Конституции в подобных случаях решение суда? Разве буквальное толкование вышеприведенной нормы Конституции не говорит в пользу необходимости соблюдения судебного порядка обращения взыскания на деньги и имущества налогоплательщика?

К сожалению, такой подход не поддерживается Конституционным Советом, который еще в 2000 году в одном из своих постановлений указал, что «норму пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан «никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда» следует понимать так, что это положение не требует во всех случаях предварительного судебного решения (выделено мною – А.Д.) о наложении штрафа как меры административного принуждения» (постановление Конституционного Совета Республики Казахстан №6/2 от 16 июня 2000 года «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан»). Тогда рассматривался запрос от группы депутатов о том, соответствует ли Конституции внесудебный порядок наложения административных штрафов, то есть можно ли налагать штрафы (лишать имущества) без судебного решения.

Конституционный Совет попытался обосновать свою позицию тем, что «решение государственных органов или должностных лиц, имеющих право налагать административные взыскания, в том числе в виде штрафа, могут иметь окончательный характер только в том случае, если субъект, имущество (деньги) которого изымаются в виде штрафа, не обжалуют в суде в срок и в порядке, гарантированном процессуальными нормами законодательства об административной ответственности».

Немного позднее, в постановлении № 21/2 от 20 декабря 2000 года, Конституционный Совет, рассматривая уже другой запрос от депутатов о конституционности принудительного выкупа Нацбанком акций банков второго уровня, «подкрепил» эту же позицию ссылкой на пункт 2 статьи 12 Конституции, согласно которой «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод». Возможность обжалования в суд решений о принудительном прекращении права собственности, указывает Конституционный Совет, является общей конституционной гарантией для защиты права собственности.

Иначе говоря, рассуждения Конституционного Совета сводятся к следующему: да, Конституция устанавливает правило о недопустимости лишения имущества иначе, как по решению суда, но нигде же не говорится, что такое судебное решение обязательно должно быть предварительным. Каждый имеет право на судебную защиту – вот, пожалуйста, идите в суд и обжалуйте в судебном порядке действия госорганов и должностных лиц, которые лишили вас права собственности. Поэтому, по мнению Конституционного Совета, никакого несоответствия Конституции в том, что вас могут лишить права собственности без суда, нет.

Подобное толкование представляется весьма спорным.

Во-первых, не может не вызвать удивление то обстоятельство, что Конституционный Совет проигнорировал буквальное толкование рассматриваемой нормы, поскольку выражению «иначе как» синонимами являются «только», «лишь», «исключительно», «именно и только так» (в этом можно убедиться, открыв любой толковый словарь русского языка). То есть выражение «иначе как по решению суда» должно пониматься как «только (лишь, исключительно) по решению суда». Очевидно, что в таком значении решение суда всегда должно предварять лишение имущества.

Во-вторых, недопустимость лишения имущества иначе, как по решению суда, составляет содержание общегражданского конституционного принципа неприкосновенности права собственности. И он является самостоятельным по отношению к другому общегражданскому конституционному принципу – принципу судебной защиты гражданских прав. Иначе говоря, это два самостоятельных понятия.

Однако Конституционный Совет фактически подменил одно другим, сведя невозможность внесудебного лишения имущества к праву на последующее судебное обжалование лишения имущества. То, что каждый имеет право на судебную защиту своих прав, и так ясно вытекает из пункта 2 статьи 12 Конституции.

Представляется, что значение нормы о недопустимости лишения имущества иначе, как по решению суда, состоит как раз-таки в том, что: а) суд и только суд вправе по основаниям, установленным законом, принимать решение о лишении имущества; б) такое решение никак не может пониматься как «последующее», а должно быть именно как «предварительное судебное решение» (говоря словами Конституционного Совета); в) внесудебный порядок лишения имущества помимо воли собственника не допускается.

В-третьих, анализируемая правовая позиция Конституционного Совета ставит субъектов права собственности в невыгодное положение перед государственными органами и должностными лицами тем, что перекладывает именно на них (т.е. на владельцев имущества) бремя по судебному обжалованию лишения имущества. Почему собственник имущества должен идти в суд и доказывать неправомерность лишения его имущества, но не наоборот, государственный орган или должностное лицо должно само обращаться в суд и добиваться лишения имущества? Предложенный Конституционным Советом порядок защиты права собственности (государство вправе лишить вас имущества, а вы уж дальше сами в суд идите жаловаться) представляется несправедливым.

Увы, но по этой проблеме фискальные интересы, на мой взгляд, взяли верх над идеями справедливости, защиты права собственности и равенства всех форм собственности перед законом.

Не только Конституционный Совет посчитал возможным взыскивать задолженность без предварительного судебного решения.

С 1 января 2018 года законодатель фактически приравнял налоговые приказы о взыскании задолженности физического лица к судебным решениям, придав им силу исполнительных документов. Теперь для возбуждения исполнительного производства в отношении налогоплательщиков - физических лиц налоговым органам уже не нужно обращаться в суд. Выписан налоговый приказ - и вами уже занимаются судебные исполнители. Арест имущества, ограничение на выезд - на голову должника обрушивается весь спектр принудительных действий. Не согласен - оспаривай. Но доказывать отсутствие налоговой задолженности или нарушение порядка взыскания долга придется уже налогоплательщику. Процедура взыскания долга упрощена донельзя в интересах кредитора - государства.

Положение усугубляется расхожим мнением о превалировании в судебной практике фискальных интересов над частными, готовности судов поддерживать скорее интересы бюджета, чем налогоплательщиков (вроде того, что “судиться с государством бесполезно” и т.п.). Статистика вынесенных судебных решений также складывается в пользу налоговиков. Так, по данным Верховного Суда РК, судами первой инстанции по итогам 2016 года в исках юридических лиц к налоговым органам в 68% случаях было отказано; в 2017 году доля отказов в исках к налоговикам возросла уже до 72%.

Впрочем, приведенная статистика необязательно может свидетельствовать о каких-то установках или предубеждениях судебной системы по налоговым спорам. Каждое дело уникально и основания вынесения того или иного решения требуют изучения в каждом конкретном случае. Тем не менее, нельзя отрицать наличие опасений у участников процесса в отсутствии беспристрастности при рассмотрении споров там, где они затрагивают интересы бюджета.

Прошу понять правильно: мною не оспаривается обязанность каждого по уплате налогов. Надлежащее исполнение этой конституционной обязанности каждым - это одна из основ финансового благополучия государства. В любом цивилизованном обществе неисполнение налогового обязательства - грех несусветный.

Однако нельзя забывать и о другой стороне медали - о необходимости создания правовых гарантий для налогоплательщиков, правовых инструментов защиты их интересов в отношениях с государством.

Речь может идти, в первую очередь, о более активном участии суда в рассмотрении вопросов о налоговой задолженности, обязательности предварительного судебного решения по требованиям, касающимся взыскания денег и имущества налогоплательщиков, внедрении презумпции невиновности налогоплательщика в налоговых спорах.

Инструментом защиты налогоплательщика могло бы стать, к примеру, правило о приостановлении действия налогового органа в случае его обжалования. Необходимо также остановить расширение санкционных действий (ограничений в правах) в отношении налогоплательщиков, чья налоговая задолженность не подтверждена еще судебным актом.

Государство обладает огромным арсеналом мер воздействия на налогоплательщика. Но вот последнему противостоять государству практически нечего.



Запрет открывать банковские счета из-за долгов нарушает права налогоплательщиков Даулет Абжанов
Место работы: Главный юридический советник АО «Народный Банк Казахстана»

https://www.zakon.kz/4927336-zapret-otkryvat-bankovskie-scheta-iz-za.html
Автор: Нурия Ильясова от 9-07-2018, 07:55
Политолог Айдар Амребаев назвал пять причин роста миграционной активности граждан республики

Сообщение о том, что за пять месяцев 2018 из Казахстана уехало почти 40 тыс. человек – это больше, чем за весь прошлый год – заставило нервно вздрогнуть даже записных патриотов. Почему? Чего не хватает сейчас среднему трудоспособному казахстанцу с зарплатой 154 тыс. тенге, имеющему 21 кв. метра жилья, половину автомобиля и отпуск за границей раз в два-три года?

Из истории вопроса

Волны эмиграции накрывают Казахстан не первый раз. Началось ещё до независимости, в 1990-м, когда отменили выездные визы. Первыми собрались «европейцы»: немцы и греки пошли по проторенной евреями дороге. С 1991 поднялась волна тех, кто уезжал «от страха». Наслушавшись прогнозов, что «потом жильё не продашь и придётся бежать в одних пижамах», городские русские стали массово перебираться в омские деревни, чтобы «завести корову и жить спокойно»; брать билеты в Калининград – «там почти Европа»; строить дома в Краснодарском крае – чтобы уж точно не замёрзнуть.

Через 2-3 года стали уезжать «от голода». К тому времени окончательно остановились заводы и развалились колхозы, в деревнях месяцами не было электричества, часто не работали телефоны и почта. В маленьких городках в многоэтажках топили буржуйки, рыли выгребные ямы на улице – центральные коммуникации разрушились. Люди бросали квартиры и дома, ехали туда, «где возьмут». Брали в Черноземье да на Алтае – в бедных регионах «красного пояса». За пару лет, с 1992 по 1994, выехало больше миллиона (!).

Поток сузился в начале 2000-х – когда стала дорожать нефть. Тогда уже уезжали обдуманно, выбрав страну, город, на готовое рабочее место. Или не уезжали, даже когда получали за снесённую по «госнужде» халупу сотни тысяч долларов. В Алматы нередки были миллионные выплаты. Можно было купить гражданство в Америке, положить остаток в банк и всю жизнь не работать. Но наши люди предпочитали участок в предгорье на месте вырубленного яблоневого сада, а остатка денег им уже не хватало достроить трёхэтажный особняк.

После кризиса 2008-го за голову схватились самые ценные работники – с двумя-тремя высшими образованиями и столькими же языками, чьё резюме сверкало названиями мировых компаний и чья карьера превратилась в тыкву. Они знали, что легко устроятся хоть в Канаде, хоть в Австралии.

И наконец «герои нашего времени»: молодые семьи с детьми школьного возраста, большинство которых, вне зависимости от национальности, не знают государственного языка, с трудом находят работу с приемлемой зарплатой, вынуждены жить в родительской квартире и по вечерам кричат на весь дом, делая непонятные им самим уроки с детьми. Куда они едут? Конечно, в Россию. Там официальное оформление на работу, пенсия до сих пор в 55-60 лет, есть программа «возращения соотечественников» с быстрым гражданством.

Мгновенно находят работу хоть в крупных городах, хоть в сёлах учителя и медики, строители и швеи, бухгалтеры и айтишники. Крупные российские горнодобывающие компании охотятся за технарями, как пылесосом вытягивая с предприятий, чьи названия начинаются на «Каз», всех, у кого есть опыт и желание работать. Дают северные и профессиональные льготы, большую зарплату, бесплатный проезд вахтовикам, детей устраивают в садик, старших учат за свой счёт в вузах.

С другой стороны, казахстанцы прекрасно понимают: на чужбине мёдом не намажут. Для хорошей жизни придётся отпахать лет 20 на Дальнем Востоке или столько же ютиться в питерской коммуналке. Почему же едут?

Эксперты расходятся в мнениях. Кто-то считает рост эмигрантов ошибкой или намеренным искажением статистики. Кто-то называет социальные причины: повсеместную коррупцию, низкий уровень образования, ненадёжность пенсионного фонда. Кто-то винит бедность или бытовой национализм.

Когда политика вызывает чувство брезгливости

Вопрос, почему уезжают, мы адресовали политологу Айдару Амребаеву. Он попытался найти глубинные причины явления.

- Казахстан до сих пор находится в ожидании «новой формации независимости», - выдвигает первый довод Айдар Амребаев, объясняя: - Речь идёт о том, какой на самом деле будет эта страна? Ведь по большому счёту, мы пока имеем дело с сохраняющимся наследием постсоветскости и только нарождающейся суверенностью в полном смысле этого слова. Число пессимистов и оптимистов пропорционально успешности проводимых реформ государственности, реальной практике экономической модернизации, уверенности людей в своём будущем, доверии народа к власти и её программам.

Таким образом, увеличение числа мигрантов – реальное или мнимое – это, очевидно, неудовлетворённость современным состоянием в стране, ожидание худшего, особенно в условиях незавершённого транзита как в формальном, так и содержательном отношениях, подводит промежуточный итог наш собеседник.

- Во-вторых, фактор миграции нельзя сводить только к социально-экономическим причинам (цены на нефть или финансовый кризис). Согласно пирамиде Маслоу, материальные и физиологические потребности хоть и лежат в основе, тем не менее уступают потребностям в самоактуализации, любви, самоуважении, познании, то есть ценностям психологического ряда, - напомнил эксперт. – Видимо, одним из главных мотивов для мигрантов является отсутствие возможности реализовать эти потребности в существующей общественной среде и привлекательность другого государства, где человек может найти больше уважения к своей личности. Ведь чтобы решиться на кардинальные перемены в жизни, нужна очень веская причина. И эта причина, как сказал бы профессор Преображенский из романа «Собачье сердце», «не в клозетах, а в головах».

Переходя к третьей причине, Айдар Амребаев отметил, что современная социальная реальность – это открытая коммуникационная среда, в которой формальные границы государств – весьма призрачная препона для развивающегося индивида, ищущего наиболее комфортную среду для собственного проявления.

- В современном мире происходит жёсткая конкуренция между государственными режимами за качественный человеческий капитал, способный приумножить потенциал той или иной страны. «Право на законное насилие», о котором писал Макс Вебер, уходит в прошлое и находится в руках государства весьма условно. Государство, основанное на насилии, трансформируется в государство, ухаживающее за своими гражданами, и сохраняет свою легитимность лишь до той поры, пока способно удовлетворять потребности индивидов в самоактуализации, - объясняет политолог. – Неудовлетворённые положением вещей граждане «голосуют ногами», а молодёжь и вовсе отрицает свою, так сказать, «исконную гражданскую принадлежность», предпочитая либеральную маргинальную среду.

Четвёртая причина, продолжил политолог, связана с наличием или отсутствием «социальных лифтов». Патерналистские режимы, к которым можно отнести и традиционные национальные государства, берут на себя ответственность за признанные обществом «социальные лифты». К примеру, трайбалистский формат вытесняет группы граждан, не включённых в него, на обочину общественного развития, вынуждая к миграции.

- Такими же соображениями могут быть обоснованы закрытые автократические режимы, не приемлющие оппозицию; монополизированные экономические системы, не признающие конкуренцию; моноэтничная культурная среда, требующая национальной консолидации и монолитности и т.д., - перечислил исследователь. – Казахстану присущи в разной степени все эти основания, поэтому необходимы специальные исследования мигрирующих групп, чтобы сделать объективные выводы и принять адекватные меры.

Отвечая на вопрос, почему казахстанцы, видя недостатки системы, не пытаются изменить её, а предпочитают просто уезжать, Айдар Амребаев назвал пятую причину эмиграции:

- Социальные протесты в условиях культивируемого с экранов насилия и хаоса являются мрачной перспективой для многих, поэтому даже неудовлетворительные политические режимы скорее вызывают чувство брезгливости и неучастия, чем мотивируют на борьбу с ними. Социальная апатия и деструктивный социальный настрой – типичное явление для failed state (несостоявшегося государства). Низкий уровень пассионарности и самоорганизованности общества не позволяет сформировать конструктивную парадигму общественных изменений. Разрозненная маргинальная или слишком заорганизованная социальная среда культивируют равнодушие и общественный пессимизм.

Татьяна Панченко
журналист

https://forbes.kz/process/expertise/pochemu_kazahstantsyi_ne_pyitayutsya_izmenit_svoyu_stranu_a_prosto_uezjayut/?utm_medium=SubID-990&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 2-07-2018, 21:57
Завершается история одного из самых дорогих и узнаваемых брендов Казахстана
Бренд «Казкоммерцбанк» начал формироваться в начале 90-х благодаря серии рекламных кампаний, над которыми трудились Тимур Бекмамбетов и Бахыт Килибаев. Одним из самых памятных для многих казахстанцев стал клип про «самую красивую».

Три года назад, по оценке британской консалтинговой компании Brand Finance, которая делает ежегодный рейтинг самых дорогих банковских брендов мира, бренд «Казкоммерцбанка» стоил $386 млн. Сейчас процесс объединения с Halyk Bank постепенно подходит к своему завершению. Получается, какова бы ни была цена бренда в прошлом, сколько денег ни было бы потрачено на раскрутку, это не гарантирует вечного существования бренда. Forbes.kz проанализировал, что обычно происходит с известными брендами при продаже бизнеса.

Удачно слиться
После слияния Halyk Bank продолжит обслуживать клиентов и работать с партнёрами Qazkom в прежнем режиме, с сохранением бренда (торговой марки) «Казкоммерцбанк / Qazkom» на определённый период. Бренд уйдет с рынка, но – постепенно.

- Будет переходный этап. (…) На некоторых отделениях мы оставим временно вывески «Казкома». По интернет-банкингy Homebank мы готовим большую презентацию для запуска Homebank уже для клиентов Halyk. Фронтальную систему мы забираем со стороны «Казкома», АБС (автоматизированная базовая система) будет со стороны Halyk, - объясняла еще в мае председатель правления Halyk Bank Умут Шаяхметова, на пресс-конференции, посвящённой итогам года.

В банковском секторе это распространённая ситуация: хорошо зарекомендовавшие бренды не «умирают», а поглощаются или объединяются с другими. Например, так поступили крупные швейцарские банки UBS и SBС, после слияния которых в 1998 новый банк сохранил за собой название UBS. Dresdner Bank, занимавший третье место в Германии по балансовой сумме и численности персонала, в 2009 исчез после слияния с Commerzbank (который, кстати, до сих пор сохраняет право на торговую марку Dresdner Bank).

Бренд - это одна из составляющих всего бизнеса. Можно оценить затраты на формирование бренда, посмотреть, котируются ли акции на бирже, исходя из конъюнктуры на рынке. Основополагающий доходный подход – сколько в целом весь бизнес приносит денег, - пояснил Арслан Айнакулов, партнёр компаний «Центр оценки активов».

По словам Айнакулова, в Казахстане компании крайне редко оценивают нематериальные активы «добровольно» - только если нужно предоставить в какие-то инстанции соответствующие документы. Если речь идет о продаже, то продается бизнес целиком, а не бренд или торговая марка.

Подарить конкурентам
Агентство MPP Consulting (Украина) проводит долгосрочные проекты по оценке национальных брендов в СНГ. Его руководитель Павел Мельник считает, что раскрученный банковский бренд не сильно потеряет в цене, даже если уйдёт с рынка.

- Что касается объединения банков Qazkom и Halyk, то оба имеют высокую стоимость бренда, и в первые несколько лет после объединения рыночная стоимость бренда, который будут выводить с рынка, существенно не изменится, даже если он перейдет под управление другой компании. В перспективе же 5-7 лет, естественно, стоимость его упадёт, но все равно останется немаленькой по меркам Казахстана, - сообщил он.

Именно поэтому бренд (торговую марку) лучше сохранить, чтобы наработанным именем не воспользовались конкуренты. История знает немало случаев, когда компании не сохранили права на бренды или товарные знаки и потом об этом пожалели.

Например, немецкая туристическая компания Thomas Cook купила в 2000 у французского холдинга сеть турагентств Havas Voyages и не приобрела права на бренд. Турагентства начали работу под этой торговой маркой. Возникла интересная ситуация, когда бренда на рынке уже не существовало, а его по-прежнему узнавали. Французы во время опросов упорно называли Havas Voyages самым популярным турагентством. В результате TUI Group, основной конкурент Thomas Cook, приобрела права на бренд Havas Voyages и открыла сеть туристических агентств, получив народную любовь. Или другой пример: по всему миру розовый кролик рекламирует батарейки Duraсell, и только в США – батарейки другой компании. Конкурент - компания Energizer - первой зарегистрировала в штатах этого персонажа в качестве товарного знака.

Восстать из пепла
Потенциальная рыночная стоимость может быть даже у брендов, которые давно ушли с рынка, ведь узнаваемость бренда среди потенциальных клиентов всё ещё высока, считают эксперты.

- Бренд может восстановиться на рынке даже под эгидой другой компании и другого владельца. Именно поэтому крупные мировые корпорации десятилетиями продлевают патенты на свои торговые марки, даже ушедшие с рынка, так как всегда есть возможность их возрождения. Можно вспомнить, например, историю возрождения Bugatti, - рассказал Павел Мельник.

Действительно, в автомобильной промышленности бренды часто возрождались спустя десятилетия, как феникс из пепла. Например, Bugatti выпускала спорткары с 1909 до начала 1950-х. Спустя сорок лет бренд реанимировал концерн Volkswagen. Похожая участь постигла марку премиальных лимузинов Maybach, принадлежащую Mercedes-Benz. Компания прекратила выпуск этих автомобилей во время Второй мировой войны, но сохраняла право на бренд и возродила его в конце 90-х.

«Казкоммерцбанк» - не единственный банковский бренд, исчезнувший в Казахстане за последние 10 лет. Ушли с рынка Казинкомбанк, который был перерегистрирован под новым названием – Bank RBK, БТА Банк, слившийся с «Казкомом», банки Альянс и Темир, вошедшие в состав ForteBank, и многие другие. Открытия новых местных банков в Казахстане в ближайшее время не предвидится. Многие эксперты считают, что свыше тридцати банков – много для рынка, а, значит, слияния продолжатся и банки будут объединяться и дальше.

Ольга Настюкова
обозреватель Forbes.kz

https://forbes.kz/process/expertise/brend_kazkom_myi_ego_teryaem/?utm_medium=SubID-986&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 6-06-2018, 09:57
Елена Тумашова Эксперт Бакытжан Базарбек представил обзор важнейших поправок
Земельное законодательство Казахстана меняется: за последнее время в него был внесен и готовится к внесению ряд изменений, которые улучшат ситуацию в этой сфере. Какие это изменения и что они принесут — деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказал Бакытжан Базарбек, юрист, эксперт по земельному праву.

Во благо мелких сельхозпроизводителей
Поправка, которая уже вступила в силу и которая отразила все предложения общественности и бизнеса и стала продолжением решения Земельной комиссии о наложении моратория на некоторые нормы Земельного кодекса РК, — это запрет предоставления в сельских населенных пунктах пастбищ в частную собственность и землепользование. Вторая существенная поправка, внесенная в Земельный кодекс, — пастбища, которые уже отданы в частные руки, будут возвращать в государственную собственность.
Сейчас ситуация такова, что местным жителям приходится пасти скот за километры, а то и десятки километров от населенного пункта, в котором они проживают, поскольку земли вокруг находятся в частной собственности и землепользовании. Это одна из причин оттока сельского населения в города и массовой безработицы на селе.
Внесенные поправки будут, как ожидается, способствовать возвращению населения в села — во-первых. Во-вторых, они создают условия для того, чтобы каждый сельский житель мог содержать скот, что будет способствовать сохранению мелких сельских производителей.
Более того, теперь принятый Закон РК «О пастбищах» и Земельный кодекс будут дополнять друг друга.

На границе все спокойно
Следующая поправка касается предоставления в частную собственность или землепользование земель сельскохозяйственного назначения в приграничных зонах: теперь это запрещено. Это сделано в интересах национальной безопасности и для создания условий для пограничной службы. В развитых странах пограничные земли в частную собственность или землепользование не отводятся, потому что это создает риск незаконной миграции населения из соседних стран, а вместе с этим — риски терроризма и экстремизма.
Часть земель в приграничных районах уже отведена в частную собственность или землепользование по всему Казахстану. Сколько — сказать сложно, нет необходимой статистики. Выработали особые условия в пункте 6 статьи 24 Земельного кодекса РК в части предоставления права временного землепользования гражданам сельхозземель в пределах пограничной зоны. При этом установили запрет на предоставление таких земель гражданам страны, состоящим в браке (супружестве) с иностранцами или лицами без гражданства, и юридическим лицам Республики Казахстан с иностранным участием. Также правительство должно определить, сколько составит буферная зона вдоль границы.
Самое главное, что дает эта поправка: она сводит к нулю любые правовые условия и предпосылки приобретения права землепользования на земли сельхозназначения иностранцам и юридическим лицам с иностранным участием.
Важно и то, что поправка касается именно земель сельскохозяйственного назначения, населенных пунктов, находящихся вблизи границы, она не касается.

ИЖС получит новые земли
Следующая поправка касается изъятия земель для государственных нужд в целях индивидуального жилищного строительства (ИЖС), в скором времени она вступит в силу. Правительство разработало механизм: в каждом населенном пункте есть земли сельхозназначения — десятки или сотни гектаров, они будут изыматься у сельхозпроизводителей, после изъятия их сегментируют, изменят целевое назначение, и они будут отведены под ИЖС — для граждан, которые стоят в очереди.
Конечно, нельзя говорить о том, что это кардинально сократит или ускорит очередь: все сельхозземли изымать не будут, только те, по которым с собственником земельного участка были достигнуты соглашения.
Помимо этого в целях дальнейшего предоставления под ИЖС будут изъяты также неиспользуемые по назначению земельные участки. О количестве говорить пока сложно, потому что нет информации о том, какие земли не осваиваются. Комитету по управлению земельными ресурсами Минсельхоза, местным исполнительным органам нужно определиться, какое количество земель не используется по назначению — необходимо провести мониторинг. Развитые страны используют для этих целей космический мониторинг.

Компенсация по рыночной стоимости
Поправки, касающиеся изъятия земель для государственных нужд, связаны с вопросом компенсации. Они прошли слушания в мажилисе и сенате, сейчас на финишной прямой. Ждем вступления в силу этих поправок.
Во всех случаях изъятия земель для госнужд, согласно предлагаемым поправкам, выплату компенсации предлагается осуществлять по рыночной стоимости — и когда земельный участок приобретен по гражданско-правовой сделке, и когда право собственности на землю возникло на основе решения суда, и когда земельный участок был предоставлен государством. Во всех случаях собственнику будет выплачена рыночная стоимость. Это революционная поправка: если ее примут, она улучшит положение граждан, которые получали и могли получить мизерную компенсацию за свои участки.
При этом возникают опасения, что профильное министерство — Минсельхоз, а также Минюст и Минфин не найдут общий язык по финансированию реализации этого законопроекта, поскольку на его реализацию нужны огромные средства, которыми бюджет не располагает.

Кодекс о недрах обрел союз с земельным законодательством
Принятие Кодекса РК «О недрах» также способствовало совершенствованию земельного законодательства. Раньше в земельном кодексе не было такой статьи, как предоставление земель для целей недропользования. Складывалась такая ситуация: многие недропользователи, получив геологический и горный отводы и заключив контракт, не оформляли земельный участок в рамках контракта. Этому способствовало еще то, что стоимость землеустроительного проекта и земельно-кадастровых работ очень высокая. В итоге их данные не были отражены в земельном кадастре. Естественно, это привело к тому, что местные исполнительные органы могли выдать земельные участки, посчитав их свободными, на различные цели — под ИЖС, ЛПХ (личное подсобное хозяйство, — прим. ред.). В результате на территориях, которые принадлежат недропользователям, появляются «чужие» гостиничные комплексы, торговые дома, заправочные станции.
Законодательные изменения, конечно, не сокращают расходов. Но они меняют подход, упрощают процедуру предоставления права недропользования и открывают возможности для привлечения инвесторов. Теперь, согласно принятому кодексу о недрах, земельные участки для разведки и добычи твердых полезных ископаемых и углеводородного сырья будут выдаваться по блочной системе и на основе принципа первой заявки. Это «революция» в данном вопросе, и если суть нововведений правильно донести до бизнеса, можно получить новых инвесторов. Упрощена процедура предоставления права недропользования, введена система лицензирования операций по недропользованию, поощряется геологоразведка, узаконивается старательство, и добыча подземных вод переводится в разряд операций по специальному водопользованию. Одним словом, плюсов много, главное, чтобы это все заработало.

Общественные советы изменят ситуацию
Прежде в Законе РК «О госимуществе» не был прописан такой институт, как общественный совет. Теперь он вводится законодательно. Что это дает? Например, когда местные исполнительные органы приступают к изъятию земель, зачастую они это делают неподготовленно. Земельный кодекс предполагает, что компенсация возможна в двух формах — денежной и натуральной (равноценный земельный участок). Но в реальности акиматы не предлагают собственникам, у которых изымаются земельные участки, равноценного земельного участка: в спецземельном фонде акимата земельных участков нет.
Общественные советы будут помогать в этом вопросе тем, что они получают право не согласовать постановление акимата об изъятии. Если акимат подошел к этому вопросу неподготовленно, например, изымает больше, чем нужно для реализации того или иного проекта, и не может при этом доказать необходимость этого, то общественный совет имеет право не согласовать постановление. Также — если собственнику не предоставляется равноценный земельный участок как форма компенсации.
Самый значимый момент — постановление об изъятии земель для госнужд публикуется в СМИ только после согласования общественным советом. Отсутствие согласования общественным советом является основанием для признания постановления недействительным. Это наделяет общественный совет особым статусом.
Все принятые и принимаемые поправки закладывают основание для дальнейшего совершенствования норм земельного законодательства в Казахстане.

https://kapital.kz/expert/69521/chto-menyaetsya-v-zemelnom-zakonodatelstve-kazahstana.html
Автор: Нурия Ильясова от 3-06-2018, 19:25
Forbes.kz побывал на четвёртом форуме для HR-специалистов HRD Inter Forum Almaty и узнал, что происходит на рынке труда в стране

На форуме много говорили об образовании сотрудников, инвестициях в обучение. Похоже, Казахстан начинает отходить от найма экспатов из России и Украины, обучая и выращивая свои кадры. «Хантить» за рубежом сейчас готов только крупный бизнес, приглашая топ-менеджеров, чтобы вывести компанию на новый уровень. В среднем звене конкуренция обострилась. Покупательская способность зарплат падает, но люди держатся за рабочие места, боясь потерять работу, говорили специалисты.

Денег нет, но вы держитесь. В Казахстане цены растут быстрее зарплат - После девальвации 2015 в Казахстан перестали ехать менеджеры из ближнего зарубежья, - рассказал HR-менеджер, руководитель компании Stavkabet (Казахстан) Константин Прохоров.

Сейчас, по его словам, компании если и нанимают экспатов, то только топ-менеджеров за очень большие деньги. Команду проще и дешевле «вырастить» самому.

- Я недавно пытался завлечь специалиста на позицию digital-маркетолога. Он мне прямо сказал: «Меньше, чем за $5 тыс., не поеду, потому что в Казахстан едут за квартирой и за машиной». Ну и такой же подход к работе - срубил денег и уехал, - подчеркнул спикер.

При этом на казахстанских сотрудниках работодатели стараются экономить.

- По отношению к прожиточному минимуму и к доллару, конечно, зарплаты на рынке упали. Никто это особо не индексирует. Хотя все хвастаются, что в начале года проводят индексацию, она несоразмерна реальному падению зарплат. Зато сейчас многие компании внедряют бонусные системы, KPI, некоторые из них сложно выполнимы. Но, тем не менее, они дают достаточно ощутимую прибавку в заработной плате, - сказал Константин Прохоров.

- В топе самых востребованных профессий половина - те, которым нигде не учат. Они появились раньше, чем их освоили в вузах, - назвал один из основных трендов рынка Александр Ларьяновский, управляющий партнер образовательной компании Skyeng (Россия).

Он уже работал в Казахстане, выводя на местный рынок Yandex, а сейчас предлагает услуги дистанционного образования. Говорит, людям приходится затягивать пояса. Большое сокращение персонала прошло в банковском секторе.

- Раньше был диктат работника, сейчас диктат работодателя. Это видно по требованиям: «Мне нужно, чтобы все сотрудники знали английский и катались на велосипеде». Зачем? «Могу себе позволить». В России, на Украине это виднее, в Казахстане видно меньше – но реальные доходы населения падают, хотя формально зарплата может быть достойной. Впрочем, всё очень сильно зависит от отраслей. Как только речь идёт о больших данных, о новых технологиях – зарплаты взлетают, - считает Александр Ларьяновский.

С тем, что доходы не успевают за инфляцией, согласна Анастасия Ермакова, менеджер по персоналу OLX.

- На рынке такая тенденция есть, но не у всех компаний. Есть и те, кто активно развивается, находится в стадии роста. И у них зарплаты конкурентоспособные. Сейчас страдает финансовый сектор, административные позиции, технические. Мы пришли к тому, что Казахстан сейчас выращивает собственные кадры. Приток иностранных специалистов заметен, в основном, на топовых позициях. Казахстанские компании стараются перенимать зарубежный опыт, эффективные решения стран СНГ и Европы, свежие веяния, менять само ведение бизнеса, - поделилась ситуацией на рынке труда Анастасия Ермакова.

Если сравнивать с соседями, в Казахстане ситуация складывается неплохо, считает Леонид Свириденко, и.о. директора «HR HUB Евразия», группа компаний Veon. Политическая стабильность и безопасность, экономическое развитие, конкурентный уровень доходов – всё это позволяет сохранять свои кадры и привлекать их из других стран.

- Курс валюты, конечно, порушил покупательские свойства тенговых зарплат, но то же самое произошло и в соседних странах, зависимых от цены нефти, от курса рубля. У нас тесно связаны экономики. Люди, судя по всему, адаптируются к реалиям. Компании стараются делать пересмотры зарплат с учётом бюджетов, но возможности у всех разные. Особо редким и ценным кадрам, которые востребованы в мире и легко могут мигрировать или работать удалённо, получая доходы в валюте, компании вынуждены повышать зарплаты и выравнивать их именно с мировым рынком, а не только казахстанским (это касается разработчиков, программистов, дизайнеров и т.п.). Также интересный тренд можно наблюдать с перетоком людей из компании в компанию: уходят с повышением (их переманивают), а потом возвращаются в предыдущую компанию с ещё одним повышением (контрпереманивание), - объяснил Леонид Свириденко.

По его словам, дефицит кадров сейчас наблюдается в новых для Казахстана сферах, таких как digital (визионеры в сфере digital, разработчики, UX designers, тестировщики), Agile - в области разработки программного обеспечения (scrum mаsters, product owners). Эти специалисты на вес золота, и их труд хорошо оплачивается.

:
Об авторе:
Ольга Настюкова, обозреватель

https://forbes.kz/process/resources/deneg_net_no_vyi_derjites_v_kazahstane_tsenyi_rastut_byistree_zarplat/
Автор: Нурия Ильясова от 18-05-2018, 16:04
Юлия Кисткина Должен ли врач отвечать за совершенные ошибки или обязан на них только учиться? – дилемма, которая не первый месяц будоражит общество. Сегодня точки над i в этом вопросе мы попытаемся расставить вместе с Бахыт Туменовой, президентом общественного фонда «Аман-Саулык», который занимается защитой прав пациентов.

«Врач, работающий только по стандартам, – не врач»
С Бахыт Ниязбековной мы встретились в стенах руководимого ею фонда. Совпадение или нет, но на приеме у нее в это время была семья из Талгара, уверенная в том, что их 18-летний сын стал жертвой врачебной ошибки. Поэтому первый вопрос родился сам собой.
– Минздрав призывает не наказывать врачей за ошибки. Но вам-то уж точно есть что возразить, ведь вы столько лет защищаете больных, пострадавших в том числе и от рук нерадивых медиков...
– Может, вам это покажется странным, но я тоже считаю, что врачей за ошибки наказывать нельзя. Кто-то скажет, что я «перекрасилась», изменила интересам фонда, цель которого – защита интересов пациентов. Но ничего подобного.
Во-первых, все течет, все меняется, и наша медицина, наконец-то, потихоньку становится пациентоориентированной. Интересы больных, а значит, и их защита, в том числе от негативных последствий медицинского воздействия, теперь выходят на первый план. Это прописано в государственных программах и стратегиях.

Во-вторых, рассматривать пациентов отдельно от врачей, а врачей отдельно от пациентов невозможно. Они как два сообщающихся сосуда. Механизм их взаимодействия настолько сложен и настолько в каждом случае индивидуален, что загнать его в какие-то рамки, в том числе законодательные, невозможно. Часто вспоминаю своего профессора, заведующего кафедрой Жозефину Марковну Лопатину, которая мне, тогда еще молодому врачу, говорила: «Бахыт, ты молодец! Ты вытащила этого ребенка! Но имей в виду: не нужно отражать в документации все, что ты применяла, потому что ты пишешь для прокурора».

Истинный смысл этих слов я поняла только с годами. Иногда у постели тяжелейшего больного опытный врач может оказаться в ситуации как между молотом и наковальней: рискнуть и применить свою наработанную годами методику или действовать строго по инструкции. В медицине существуют утвержденные стандарты лечения, которыми оговорены различные комплексы мероприятий, вплоть до дозировки конкретных препаратов. Они помогают медикам в работе, а главное – защищают их, если, конечно, те следуют им буквально. В то же время у каждого врача есть накопленный багаж опыта и знаний, который не отражен в рекомендуемом стандарте. Но именно применение нестандартных методов лечения в некоторых случаях помогает спасти человеку жизнь.

Знаете, Гиппократ говорил, что лечить нужно не болезнь, а конкретного больного. В мире насчитывается семь миллиардов людей, 14 тысяч заболеваний, каждое из которых, проходя через одного из семи миллиардов, становится индивидуальным. Выявлять эту индивидуальность и определять способы спасения пациента, опираясь как на стандарты, так и на собственный опыт, если хотите – на интуицию, должен именно врач. Он, конечно, может не применять способы лечения, не включенные в стандарты, и тем самым обезопасить себя от последствий. И за это врача никто не осудит – ведь он действует строго в рамках предписаний. Другими словами, в случае смерти пациента врач будет чист перед законом. Но как быть с совестью, если врач знает, что, выйди он за рамки стандартов, больной, возможно, остался бы жив? Лично я не хотела бы, чтобы моя жизнь оказалась в руках врача, работающего только по стандартам. Стандарты, конечно, дело нужное, но они ограничивают и не дают простора клиническому мышлению. Раньше считалось, что врач, рабо тающий только согласно предписаниям, – не врач.

Несколько лет назад наш фонд в партнерстве с фондом «Сорос» реализовал проект, в рамках которого было издано на трех языках (казахском, русском, английском) первое не только в Казахстане, но и в Центральной Азии пособие, разъясняющее право граждан на здоровье. И в нем были приведены примеры из практики. На базе этого пособия в последующем мы проводили тренинги, в том числе по вопросу оправданности действий врача в той или иной ситуации. В проекте участвовали врачи, судьи, адвокаты, представители общественных организаций, и одним из видов обучения было решение конкретных задач.

Суть одной из них сводилась к следующему. Врач из отдаленного казахского аула – на все руки мастер: и терапевт, и травматолог, и хирург. После работы он вместе с односельчанами празднует какое-то важное событие и выпивает пару рюмок спиртного. В это время недалеко от села происходит автодорожная катастрофа, и в аул, где работает врач, доставляют погибающую молодую девушку. Прооперировать ее может только он, больше некому. Санавиацию, другие виды помощи, конечно, вызвать можно, но время будет упущено. Вопрос: вправе ли врач встать за операционный стол, чтобы попытаться спасти девушку?
Многие ответили «нет», мотивировав это тем, что он нетрезв, а, следовательно, не имеет права исполнять свои профессиональные обязанности. Но тогда я задала следующий вопрос: «А если это ваша дочь, и есть шанс, что даже подвыпивший хирург прооперирует и спасет вашу дочь?» И ответы уже не были столь категоричными. Однако если девушка умрет, в ее смерти, конечно, могут обвинить врача. В то же время никто не предъявит ему претензии, если он не станет оказывать медицинскую помощь, мотивировав это нетрезвым состоянием. Что в данной ситуации лучше, что хуже? Это – дилемма, и однозначного ответа тут нет.

Я часто выезжаю в командировки по делам фонда, в том числе летаю самолетами, и дважды мне пришлось на международном авиарейсе оказаться в ситуации, когда бортпроводники просили пассажиров с медицинским образованием подойти к кабине пилотов. Я каждый раз откликалась, но шла со страхом, т.к. при себе у меня не было ни инструментов, ни медикаментов, а рассчитывать на бортовую аптечку явно не приходится. Можно было бы, конечно, «самосохраниться», промолчать, ведь в билете не написано, кто ты по профессии. Но врачи так не могут. И нужно ли их наказывать за то, что они готовы каждый раз делать этот сложный выбор, который завтра кто-то может посчитать врачебной ошибкой?

– Как же тогда быть с другой стороной медали, с аргументами о том, что если мы не будем наказывать врачей за ошибки, то будет нарушен принцип равенства всех перед законом. Не разовьется ли у медицинских работников синдром безнаказанности со всеми вытекающими из этого последствиями для пациентов?
– Я видела поднявшуюся после выступления министра Биртанова волну возмущения в социальных сетях. Но в этом вопросе надо четко отделять зерна от плевел и осознавать, что ошибки могут совершить представители любых профессий, не только медики. Поверьте, у каждого врача есть свой «черный» список. Каждый знает, в чем была его вина в той или иной ситуации, в какой степени он причастен к смерти пациента. Он всегда будет помнить, что не применил какой-то метод, который, возможно, спас бы чью-то жизнь.

Единственный путь избавиться от внутренних терзаний, самокопания, боязни «загреметь под статью» – уйти от возможности совершать такие ошибки, а значит, уйти из профессии. Что, собственно, сегодня и происходит. А если такие врачи и остаются, то большинство их старается не брать полностью ответственность на себя.

Привлекать к административным, уголовным видам наказания врачей нужно только в том случае, если они не сделали всего того, что они должны были сделать по стандартам, по обстоятельствам, по возможностям. Если же врач сделал все от него зависящее, наказывать его за то, что ошибка все-таки произошла, нельзя. Разница заключается в этом.

«Коррупция в медицине воспринимается болезненнее, чем в других сферах»
– Почему же тогда эта разница не прописана юридически? В нашем законодательстве такое понятие, как врачебная ошибка, отсутствует...
– Это надо обязательно сделать, чтобы раз и навсегда снять все вопросы. Я уже вносила такое предложение, хотя, по большому счету, нужно принимать отдельные законы о правах и обязанностях как врачей, так и пациентов.

– Но что же тогда считать врачебной ошибкой? По каким причинам врач может ошибиться?
– Причины тут могут быть самые разные. Например, ошибка может произойти, если врач сталкивается с очень редким заболеванием или, допустим, работает в глубинке, где нет возможности провести комплекс диагностических мероприятий из-за отсутствия МРТ, УЗИ, а есть только понимание врача, его ощущения, которыми он и вынужден руководствоваться. Нередко врачебные ошибки вызваны недостоверной информацией, предоставляемой больными относительно приема ими каких-то лекарств, утаиванием информации о картине заболевания. Или реакцией пациента на тот или иной медикамент. Не секрет, что пробы перед введением препарата у нас берутся не всегда. Да и сама проба может привести к анафилактическому шоку. В таких ситуациях врача даже стандарт может не защитить.

Еще одна из возможных причин – атипичное течение болезни. Например, аппендицит, а болит левый бок. Или инфаркт, а болит живот. Помню, на заре деятельности нашего фонда был случай в Алматинской области. Отец привез 20-летнего сына с жжением за грудиной на консультацию в больницу. В приемном покое парню диагностировали банальную простуду, наклеили перцовый пластырь и госпитализировать не стали, отправили домой. Молодой человек доехал на такси до дома, переступил порог и умер. Оказалось – обширный инфаркт. Никто не предположил, что в таком возрасте возможно столь серьезное поражение сердца, хотя, конечно, можно было провести дополнительные исследования или хотя бы оставить его для наблюдения в больнице. Я рассказываю это все для того, чтобы вы понимали, чем ошибка отличается от врачебной халатности. Главное в том, что ошибка не совершается специально, преднамеренно.

– Руководимому вами фонду часто приходится иметь дело с врачебными ошибками?
– К сожалению, да. И не только с врачебными ошибками и халатностью. Бывают случаи, когда надо защитить врача.

– Легко ли доказать факт совершения врачом ошибки? Как вы оцениваете качество экспертного сопровождения в этих вопросах? Не секрет, что большинство казахстанцев уверены: когда речь заходит о вине врача, правды тут не найти – мол, рука руку моет, а грязь остается. Но так ли это на самом деле?
– Уверена, что следователи, которые расследуют дела, касающиеся деятельности медицинских работников, должны проходить специальный курс подготовки. Должны быть профессионалами и члены комиссий, разбирающих факты врачебных ошибок. Дело в том, что людям, далеким от сути медицинской практики, проще потопить врача, чем докопаться до правды. Данный вопрос важен еще и потому, что нужно научиться адекватно разбираться в нарастающей волне исков против медицинских работников. Люди требуют возмещения морального вреда и выплат компенсаций. Но не всегда такие иски имеют целью законную защиту прав и интересов больных, многие из них, чего греха таить, поданы из меркантильных соображений. Поэтому даже суды, адвокатский пул должны подходить профессионально. Еще лучше подключить к этому вопросу профессиональные медицинские ассоциации, которые, к сожалению, у нас так и не обрели силу. Но именно они могли бы заниматься серьезным экспертным сопровождением судебных, административных, уголовных дел, в которых фигурируют врачи, расставлять точки над i, не перетягивая веревку ни в одну, ни в другую сторону. Что касается судей и следователей, то, повторюсь, они, во-первых, могут запутаться в этих вопросах из-за отсутствия специализированных знаний. А во-вторых, каждый судья и прокурор – потенциальный пациент. И этим все сказано.

Разбор каждой врачебной ошибки должен быть доскональным, чтобы предупредить подобные рецидивы в будущем. Если мы скрываем, замалчиваем, не разбираемся в ошибках, то это почва для их бесконечного повторения. Не знаю, конечно, насколько это правда, но, говорят, был случай, когда врач удалил не тот орган, спутав правую сторону с левой. В результате появилась обязательная маркировка. Поэтому нужно помнить о том, что врачи тоже люди и тоже могут устать, заработаться. И им нужно помогать, дополняя стандарты необходимыми изменениями, поводом к которым стали полноценные расследования причин врачебных ошибок.
Что касается доверия населения к разного рода комиссиям, проверяющим деятельность врачей, то оно действительно невысоко. Мы живем в стране, частью жизнедеятельности которой является коррупция во всех ее проявлениях, о чем в своих выступлениях говорит и президент. А тут, как известно, действует принцип «ворон ворону глаз не выклюет». Так что все может быть.
Коррупция в системе оказания медицинских услуг воспринимается еще более болезненно, чем в других сферах. Не отрицаю: в советское время благодарные пациенты приносили врачам тортик, коробку конфет или, это уже максимум, бутылку коньяка. Но что бы кто-то из врачей брал деньги... Такое в голову не могло прийти ни медицинским работникам, ни самим больным. Сейчас ситуация иная ... И с этим надо бороться.

Бороться надо с коррупцией и халатностью, ошибки надо максимально предупреждать, и защищать медицинских работников тоже надо, когда их «бьют» незаслуженно. Человек смертен, и не всегда врач способен его спасти. Мы – не боги. Наше здоровье зависит от многих показателей. От того, что пьем, что едим, чем дышим, в конце концов, от уровня жизни. От врачей же состояние здоровья человека зависит лишь на 10-15 процентов.

Я часто сравниваю работу врача с работой в авторемонтной мастерской. Битую машину, конечно, можно привести в порядок. Но она все равно останется битой, а такой, какой она была «в масле», мы ее уже не сделаем. Аналогичная ситуация с состоянием нашего здоровья. Осложняет ситуации и то, что мы сами его не бережем. Если граждане, допустим, Германии, Японии регулярно ходят в поликлиники на профилактические обследования, то казахстанцы обычно ждут, пока их «скорая» не привезет в стационар на операцию. На этот счет есть хорошая китайская поговорка: к врачу нужно обращаться не за три часа до смерти, а за три года до начала болезни. Одно дело, когда речь идет об авариях, чрезвычайных ситуациях и пострадавших в них людях, и совсем другое – повседневная жизнь. Если человек проходит ежегодное обследование, то и врачу легче не только лечить его в случае заболеваний, но и предугадывать появление новых болезней.

«И врачам, и пациентам пора включить мозги»
– Ваша точка зрения выглядит обоснованной и аргументированной. Но очевидно, что далеко не все общество ее разделяет, ведь вы сами упомянули про волну критики в социальных сетях. Как вы считаете, почему это происходит?
– За последние 27 лет мы потеряли доверие к людям в белых халатах. В этом, безусловно, виновата система. Мы начинали одни реформы, которые противоречат другим, потом заворачивали их, начинали новые эксперименты, покупали дорогостоящее оборудование, забыв о том, что нужно укреплять поликлиническое звено. Все это не могло пройти бесследно. Но Моисей, как известно, тоже сорок лет водил свой народ по пустыне. Наверное, и мы должны были пройти этот сложный путь. Хотя бы для того, чтобы осознать, что мы, участники знаменитой Алматинской конференции 1978 года по первичной медико-санитарной помощи, были изначально правы в выборе основ развития системы здравоохранения, которые нашли отражение в соответствующей декларации. Сегодня уже пришло осознание, что все новое должно иметь базовое старое. Жаль только, что мы потеряли слишком много времени, путешествуя по лабиринтам реформ и неопределенности. Мы, конечно, приобрели опыт, понимание того, что такое пациентоориентированность, но потеряли главное, что у нас было, – доверие граждан. Больные уже давно не смотрят на врача как на друга.

Не способствуют восстановлению этой разорванной нити доверия и расплодившиеся народные целители. Допускаю, что они имеют право на существование, но тех, кто может помочь, а не навредить, в разы меньше получивших лицензию на такого рода деятельность. К тому же каждый из нас – активный пользователь Интернета, который для многих стал даже не вторым, а первым врачом. В итоге многие занимаются самолечением или прибегают к совсем уж одиозным манипуляциям.

Все эти факторы вкупе смешались в дикий по своему составу винегрет, но люди по-прежнему продолжают обвинять в своем нездоровье исключительно врачей. Это жизнь, и с этим ничего не поделаешь. Патернализм как процветал, так и будет процветать. Кого обвинять, если твой сын – наркоман? Конечно, не себя, а полицию, которая «крышует» наркоторговцев. Кого обвинять, если ребенок плохо учится? Конечно, школу и учителя. Точно так же и врачи становятся «крайними».

– Но если учесть, сколько нареканий звучит по поводу квалификации врачей, такое тотальное недоверие к ним неудивительно. Не считаете ли вы, что для начала нужно повысить уровень их подготовки, а уж потом поднимать вопрос о декриминализации ошибок?
– Действительно, подготовка врачей вызывает большие вопросы. К большому стыду, мы являемся страной, где признаны пытки. Под это понятие подпадает даже отсутствие болеутоляющих препаратов для онкологических больных. С одной стороны, Казахстан поддерживает принципы Стамбульского протокола, направленного на выработку эффективных подходов к расследованию и документированию пыток. С другой стороны, такой предмет, как «судебная медицина», в наших медицинских вузах теперь не проходят. Получить знания по нему могут только выпускники в рамках резидентуры. Спрашивается, как врач, который сталкивается с жертвами истязаний, бытового насилия, будет документировать такие факты, если его не научили это делать? И подобных примеров можно привести множество.

В то время, когда я получала образование, строго-настрого было запрещено заниматься преподавательской деятельностью сразу после окончания медицинского вуза. То есть, вчерашние выпускники не могли быть учителями и наставниками. Прежде они должны были отработать «в поле». Преподавать клиническую медицину без практики, без того, чтобы провести бессонные ночи у постели больного, пропустить через себя сотни пациентов, абсурдно. Но сейчас, увы, это обычная практика.

В общем и целом, выросло другое поколение тех, кто хочет стать врачами. Самый большой конкурс в медицинских вузах сегодня на стоматологических факультетах. И не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что тут к чему. Стоматология у нас частная, прибыльная. Я не говорю, что нет таких, кто идет в медицинские вузы за познанием азов врачебного искусства. Есть, и, слава богу, их достаточно. Но то, что метания от реформы к реформе отразились и на качестве подготовки специалистов, и на отношении будущих врачей к профессии, очевидно. Гонясь за международным опытом, за зарубежными стандартами, мы должны не слепо их копировать, а адаптировать под себя. Хотя бы потому, что мало в мире найдется стран с такой обширной и малонаселенной территорией, и в таких условиях врачи должны работать по своим особым стандартам, проходя соответствующую подготовку в вузах. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, могу сказать только одно: и врачи должны меняться, и их «обвинители» должны притормозить на поворотах.

– Но все-таки в вопросе декриминализации врачебных ошибок, несмотря на несовершенство отечественной системы здравоохранения, низкий уровень подготовки медицинских кадров, вы в большей степени на стороне врачей...
– Ничего подобного! Я за то, чтобы не попирались права и тех, и других. За честное выполнение обязанностей и теми, и другими. Просто и тем, и другим сегодня нелегко. Я защищаю врачей, потому что через них хочу защитить пациентов. Врач сегодня зажат со всех сторон. И министр Биртанов, говоря о том, что при таких условиях мы скоро останемся без врачей, абсолютно прав. Врачи уже бегут. За них я не волнуюсь, поскольку они найдут свое место под солнцем. Это доказали 1990-е, когда из медиков получались великолепные финансисты, бизнесмены. Я сегодня волнуюсь за больных, которые при таком исходе могут остаться без квалифицированной медицинской помощи. Нам всем – и врачам, и пациентам – пора включить мозги и сделать шаг навстречу друг другу.
 
Фото: Радио Азаттык
Автор: Юлия Кисткина

https://camonitor.kz/31068-bahyt-tumenova-vrachey-za-oshibki-nakazyvat-nelzya.html
Автор: Нурия Ильясова от 12-04-2018, 23:30
Юлия Кисткина Сменить тюремные нары на учебные парты предлагает медицинская общественность Казахстана для врачей, навредивших своим пациентам. Они не должны нести ответственность за совершенные ошибки, а обязаны на них учиться, считают медики во главе со своим министром. Мол, такая практика сложилась во всем цивилизованном мире, и только мы, «дикари» продолжаем «махать шашками» и сгоряча «рубить головы».

«Только врач может убить человека безнаказанно»?

Но давайте обратимся к опыту стран, уже прошедших путь декриминализации врачебных ошибок. Он, конечно, впечатляет, но только с точки зрения открытости информации, и не более того.

Например, в больницах Европы каждый десятый пациент сталкивается с тем, что лечение наносит вред его здоровью и представляет угрозу для жизни.

Суды удовлетворяют половину исков, поданных в отношении медработников. В США, как показали результаты исследования, проведенного специалистами Школы медицины Университета Джонса Хопкинса, в 2015 году только из-за врачебных ошибок скончались 250 тысяч пациентов. Такие ошибки там занимают пятое место среди причин смертности. Каждый девятый смертельный случай в клиниках Австралии происходит по вине врачей.

Казалось бы, здорово, что власти этих стран ничего не скрывают и не замалчивают, а суды зачастую встают на сторону пострадавших пациентов и их близких. Но, с другой стороны, если брать во внимание столь печальную статистику, увод людей в белых халатах от уголовной ответственности выглядит весьма цинично – мол, заплати компенсацию и режь дальше. Но разве деньги способны вернуть здоровье и тем более жизнь? Разве способны они помочь родственникам пережить боль утраты?

Доморощенные сторонники декриминализации медицинских ошибок выстроили неплохую цепочку аргументов в свою пользу. Правда, не всем они кажутся убедительными.

Один из самых ярких приверженцев этой идеи – министр здравоохранения Елжан Биртанов. Не так давно, выступая перед депутатами мажилиса, он попытался обосновать свою позицию. Но получилось в стиле Агаты Кристи, считавшей, что «некоторые доктора — умные люди, другие — не очень, но в пятидесяти случаях из ста даже лучшие из них не знают, как вас лечить». По мнению министра, за врачебную ошибку наказывать нельзя: «Это наше твердое убеждение, поскольку врач имеет право ошибаться. Достоверно, стопроцентно знать, какой диагноз, какое лечение, не представляется возможным. И практика многих стран с развитой системой здравоохранения направлена на выявление этих ошибок. Они декларируются, рассматриваются, принимаются меры для обучения персонала…Если мы пойдем по пути только уголовного наказания, то отток кадров и демотиватиция будут усиливаться».

Что ж, это позиция. Но при всем уважении к министру выглядит она как желание страуса спрятать голову в песок, обреченно выставив напоказ причинное место.

Отсутствие уголовной ответственности нередко становится причиной самосуда. И прецедентов, увы, много. В тех же США было немало случаев, когда родственники умерших в клиниках пациентов расправлялись с лечившими их врачами, не видя иной возможности восстановить справедливость. А ссылки на то, что даже профессионал не может быть уверен в чем-то на сто процентов, способны только «подогреть кровь».

Все мы прекрасно помним историю Виталия Калоева, потерявшего семью в результате авиакатастрофы над Боденским озером. Точнее, то, что он сделал с диспетчером аэропорта, который тоже не был уверен на все сто, что ему делать в сложной ситуации, и поздно отдал инструкции экипажу воздушного судна…

А еще сторонники декриминализации ссылаются на то, что следователи, которые разбирают дела, связанные с врачебными ошибками, не обладают специальными знаниями и потому не в состоянии квалифицированно разобраться, что к чему. Да и вообще, у врача, мол, нет никакого умысла причинять вред здоровью пациентов, а тем более лишать их жизни. Вроде бы железная логика. Но не все так просто.

Во-первых, у нас есть институт экспертизы, в том числе и судебной, которая помогает разбирать обстоятельства каждого конкретного дела, чтобы выяснить, насколько добросовестно медработники лечили (оперировали) пациента. А во-вторых, и это самое важное, исключение для врачей уголовной ответственности способно нарушить принцип равенства всех граждан перед законом. Почему бы тогда, например, водителям, по неосторожности задавившим пешеходов, не требовать для себя таких же «исключений»? Они же тоже совершили наезд случайно, без какого бы то ни было злого умысла? Или прав был писатель Эрнст Хайне, утверждавший, что «только врач может убить человека безнаказанно»?

Видимо, именно такого мнения придерживаются казахстанские медики. В противном случае поднятая ими три года пена (она была вызвана новым Уголовным кодексом, который серьезно ужесточил уголовную ответственность за врачебные ошибки) давно бы осела. Хотя, если верить официальной статистике, им и бояться-то особо нечего: на фоне своих коллег из западных стран наши эскулапы выглядят мегапрофессионалами, которые практически никогда не ошибаются.

По официальным данным, ежегодно в Казахстане фиксируется не больше пяти тысяч жалоб на действия или бездействие медиков. В правоохранительные органы попадает лишь десятая их часть. По большинству из таких обращений возбуждаются уголовные дела, но до суда доходит только каждое четвертое. Что же касается обвинительных заключений, то их и вовсе можно пересчитать по пальцам.

Почему же отечественные медики так настойчиво пытаются снять с себя ответственность? Может, потому, что официальная статистика далека от реальной картины и казахстанцы на самом деле не меньше тех же американцев и австралийцев сталкиваются с таким явлением, как врачебные ошибки?

Судить, конечно, сложно. Но на кое-какие размышления наталкивают результаты опроса, проведенного сайтом нашего издания.

С какими последствиями врачебных ошибок вы сталкивались?
Смерть пациента – 87 (51,18%)
Серьезный вред здоровью и существенное уве-личение сроков и стоимости лечения – 42 (24,71%)
Я и мои близкие не знаем о случаях врачебных ошибок – 28 (16,47%)
Инвалидность пациента – 13 (7,65%)

Медиков наказывают. Но редко строго

Врачебные ошибки и все, что с ними связано, – предмет большого и серьезного разговора, который мы обязательно продолжим в ближайшее время. Но по всем правилам «этикета» начать следовало с Министерства здравоохранения, что мы и сделали. Сотрудники ведомства оперативно отреагировали на просьбу дать комментарии. На наши вопросы согласился ответить Жандарбек Бекшин, председатель комитета, осуществляющего государственный контроль и надзор за качеством оказания медицинской помощи.



– Жандарбек Мухтарович, сколько в прошлом году было зафиксировано жалоб пациентов на некачественное оказание медицинских услуг? Сколько сигналов подтвердилось?

– За прошлый год в комитет и в его территориальные департаменты поступило 4965 обращений (в 2016-м было 4729). То есть, отмечается незначительный рост – на пять процентов. Большинство жалоб составляют те, которые касаются неудовлетворенности качеством оказываемого лечения, обследования и диагностики, то есть, качеством оказания медицинских услуг. Из рассмотренных обращений по итогам проверок 24 процента признаны обоснованными. Показатель обоснованности обращений за 2017 год составил 2,7 (в 2016-м было 3,2).

– Были ли выявлены случаи халатности и врачебных ошибок? Доведены ли эти дела до суда? Сколько медицинских работников понесли заслуженное наказание, а скольким врачам удалось в суде отстоять свое доброе имя?

– При выявлении фактов несоблюдения порядка и стандартов оказания медицинской помощи в отношении медработников, если их действия не повлекли причинение вреда здоровью пациента или если этот вред оказался легким, уполномоченный орган применяет административное взыскание в виде штрафа согласно статье 80 части 1.3 Кодекса РК «Об административных правонарушениях». В случае же, если медработник недооценил тяжесть состояния пациента, что привело к летальному исходу, материалы проверки направляются в правоохранительные органы для правовой оценки и назначения судебно-медицинской экспертизы.

За прошлый год специалистами территориальных департаментов нашего комитета составлено 430 административных протоколов. В правоохранительные органы направлено 439 материалов проверок.

В 2013 году двое медработников были приговорены к ограничению свободы. В 2014-м такое же наказание понесли шестеро, еще двоим присудили условное лишение свободы, на двоих наложены штрафы, одному специалисту запрещено заниматься медицинской деятельностью, а один был освобожден от уголовной ответственности в связи с амнистией. В 2015-м одного работника приговорили к общественным работам, еще одного – к условному лишению свободы. В 2016-м двое специалистов были лишены свободы, семеро ограничены в свободе, трое работников лишены свободы условно, еще на одного наложен штраф в размере 381960 тенге, а трое в связи с амнистией были освобождены от уголовной ответственности. В прошлом году один медицинский работник был лишен свободы условно.

– Приведенную вами статистику сложно назвать показательной. Но за каждым таким случаем нередко стоит большая трагедия. Есть ли у вас видение того, как заставить медицинских работников более ответственно относиться к исполнению своих профессиональных обязанностей?

– Тенденция к росту правонарушений и судебных разбирательств, связанных с качеством оказания медицинской помощи, сохраняется. Следовательно, в перспективе стоит ожидать увеличения выплат медицинскими организациями и их работниками компенсационных сумм пациентам. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос страховании профессиональной ответственности медработников и субъектов здравоохранения за причинение вреда жизни или здоровью пациента. Такой подход позволит обеспечить защиту имущественных интересов пациентов и медицинских работников, а также субъектов здравоохранения.

На сегодня разработана карта рисков по страхованию, разрабатывается типовой договор профессиональной ответственности.

– Но в то же время министр здравоохранения Елжан Биртанов неоднократно говорил о необходимости декриминализации медицинских ошибок. Доводы министра, по сути, не требуют пояснений. Но является ли такой путь единственно верным? Каким образом врачебные ошибки расследуются в других странах мира?

– В нормативных документах нет понятия «медицинские ошибки». Во избежание скоропалительных обвинений их в мировой практике называют «инцидентами» или «неблагоприятными событиями».

Вообще, если говорить о мировой практике, то, например, в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработаны следующие принципы:

– вместо системы учета и анализа медицинских ошибок используется система учета и анализа инцидентов (это любое отклонение от стандарта медицинской помощи, в результате которого причинен вред пациенту);

– в случае информирования об инциденте отсутствуют карательные меры со стороны органов, контролирующих качество медицинской помощи, и правоохранительной системы;

– обеспечивается конфиденциальность информации об инциденте;

– в медицинских организациях внедрена культура безопасности (culture of safety), которая мотивирует работников к тому, чтобы сообщать об инцидентах, не страшась наказания.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует использовать систему отчетности об инцидентах. Ее фундаментальная роль заключается в повышении безопасности пациентов путем изучения ошибок системы здравоохранения и выдачи рекомендаций по принятию соответствующих мер.

В большинстве государств ОЭСР ответственным за систему учета и анализа медицинских ошибок является Министерство здравоохранения, но в некоторых странах эти функции осуществляют неправительственные организации.

Например, в Германии на национальном уровне создана система отчетности об инцидентах (CIRS-система). В США учет и анализ медицинских ошибок ведутся на региональном уровне. Все организации, имеющие соответствующую лицензию на медицинскую деятельность, обязаны ежеквартально представлять отчеты в департамент здравоохранения штата, который по итогам анализа публикует ежегодный отчет об инцидентах и рекомендации по их недопущению впредь.

– Не считаете ли вы, что прежде чем декриминализировать врачебные ошибки, логичнее было бы повысить качество подготовки врачей, их квалификацию, степень доверия населения к их работе? Реформы в этом направлении, безусловно, ведутся, но они еще не завершены, а значит, говорить о том, что система работает как часы, преждевременно.

– В соответствии с 82-м шагом Плана нации «100 конкретных шагов» при Минздраве образован консультативно-совещательный орган – объединенная комиссия по качеству медицинских услуг, которая состоит из представителей министерств, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и НПО. Эта комиссия вырабатывает рекомендации по совершенствованию клинических протоколов, стандартов медицинского образования, лекарственного обеспечения, системы контроля качества и доступности услуг в области здравоохранения. Все это делается с целью дальнейшего улучшения качества оказания медицинской помощи.

Ответственным за внедрение Национальной системы учета и анализа медицинских ошибок, на наш взгляд, может быть назначен орган по аккредитации медицинских организаций, который намечается передать в саморегулируемую среду. Предусмотрено внедрение автоматизированной системы учета и анализа медицинских ошибок.

В рамках государственной политики по декриминализации общества и гуманизации законодательства подготовлены предложения по внесению соответствующих поправок, смягчающих ответственность медицинских работников за причинение вреда здоровью пациента. Также предложено пересмотреть составы некоторых административных правонарушений.

Вы прекрасно знаете, что укрепление здоровья нации является одной из важнейших задач государства, и Министерство здравоохранения предпринимает все усилия для ее решения.

https://camonitor.kz/30954-dolzhny-li-mediki-otvechat-za-svoi-oshibki.html
Автор: Нурия Ильясова от 12-04-2018, 23:12
Юлия Кисткина Накопительная пенсионная система в Казахстане уже давно отдает привкусом приближающегося фиаско. Старые «болячки» становятся хроническими, анамнез постоянно пополняется новыми недугами, а чудодейственного лекарства нет. Предпринятая несколько лет назад попытка модернизировать систему лишь продлила агонию уже начавшего остывать «пациента». А может, ему уже нельзя ничем помочь? Наш собеседник – член общественного совета Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), известный экономист Петр Своик.

Почему Нацбанк и ЕНПФ застряли в тупике?[/b]

[b]- Петр Владимирович, на каких проблемах системы вы сегодня акцентировали бы внимание? Что сейчас больше всего угрожает будущим пенсионерам?


- В настоящее время проблемы, накопившиеся на рынке труда вообще и в накопительной пенсионной системе в частности, сконцентрировались вокруг вопроса «самозанятости». С этим связана замена министра труда и социальной защиты, и такая же задача – увеличить охват участников накопительной пенсионной системы – поставлена теперь перед ЕНПФ. Вроде бы все верно, путь выбран правильный. Полная вовлеченность трудоспособных граждан в систему пенсионного накопительства - задача не техническая, а концептуальная, целиком определяющая дальнейшую целесообразность и перспективность самой системы. Но на самом деле не все так просто.

При том, что счетами в ЕНПФ охвачены практически все трудоспособные граждане Казахстана (численность рабочей силы составляет 8,9 миллиона человек, а количество счетов достигает 9,4 миллиона), регулярные ежемесячные взносы поступают менее чем от полутора миллионов человек, то есть лишь от каждого шестого трудящегося. И даже тех, кто перечисляет хотя бы по одному месячному взносу за год, насчитывается всего 5,9 миллиона человек, а это менее двух третей от количества работающего населения.

За двадцать лет существования накопительной пенсионной системы сложилось довольно устойчивое соотношение: относительно полный охват – менее трети работоспособных казахстанцев, периодический охват – менее двух третей, еще одна треть - не охвачена вовсе. И причина этого заключается не в недостатках учета или агитации, а в структурных закономерностях. Если говорить конкретно, то это проявление того статистического факта, что списочная численность наемных работников в Казахстане составляет всего 5,7 миллиона человек. Другими словами, численность людей, занятых на предприятиях, которые обеспечивают официальное трудоустройство, имеют отделы HR и бухгалтерии для осуществления кадрового учета и автоматических расчетов с налоговыми органами и ЕНПФ, гораздо меньше, чем фактической рабочей силы в Казахстане. А еще, как минимум, одна треть населения вообще находится вне структурированного рынка труда и, следовательно, неспособна взаимодействовать с государственными фискальными и социальными институтами. И, если исходить из этого, то уже сделанная Министерством труда и соцзащиты ставка на программу «продуктивной занятости» в принципе не может быть успешной. Равно как и предпринимаемые сегодня попытки обеспечить формализацию «самозанятых» через усиление учета и некие налоговые стимулы. Тем более не принесут результата прорабатываемые сейчас ЕНПФ в том же ключе меры по привлечению вкладчиков. Коль скоро автоматическим участием через официальное трудоустройство охвачено менее двух третей будущих пенсионеров и коль скоро стимулы для добровольного участия со стороны государства отсутствуют, то достигнутый на сегодня охват можно смело считать предельным.

- То есть это тупик, и по пенсионной системе пора заказывать поминки?

- Я бы охарактеризовал ее нынешнее положение как кризисное и буквально переломное. С одной стороны, презентована трехуровневая пенсионная система, включающая и солидарную, и накопительную составляющие. И с ней вполне можно было бы согласиться, но только при одном базовом условии - полном охвате ею всех будущих пенсионеров. Но в рамках сложившейся деятельности ЕНПФ и планируемых мер это заведомо недостижимо. С другой стороны, лоббируется возврат к частным накопительным фондам и компаниям по управлению пенсионными активами (КУПА), да еще с выводом накоплений казахстанцев на внешние рынки. Иначе говоря, возврат к тому, от чего мы ушли четыре года назад, да теперь еще и в условиях резкого повышения неопределенности с мировым финансовым рынком. Налицо концептуальный и организационный тупик, в котором топчутся ЕНПФ и курирующий его Национальный банк. Фактически единственным аргументом в пользу сохранения накопительной пенсионной системы в ее нынешнем виде являются крупные дивиденды, получаемые ее организаторами и участниками за счет изымаемых у граждан отчислений от зарплат. Тогда как потери бюджета и самих граждан неизмеримо больше.

Сила инерции, сложившаяся за последние двадцать лет, вкупе с лоббистскими интересами препятствует сколько-нибудь серьезному реформированию пенсионного накопительства. И система все сильнее нагружается проблемами. Но их все равно рано или поздно придется решать. И как бы парадоксально это ни прозвучало в данной ситуации, именно пенсионное накопительство при правильной его организации способно решить сразу две крупные проблемы национальной экономики. Во-первых, полностью легализовать рынок труда в Казахстане, а во-вторых, создать длинный и недорогой инвестиционный ресурс для ее развития.

Когда недодумывают головой, докладывают из кармана

-Что вы подразумеваете под правильной организацией? Какие конкретно проблемы нужно решить, чтобы пенсионная система реально начала работать на экономику и перестала устраивать все новые и новые «диверсии»?

- Первую из существующих проблем я бы обозначил так: недоверие вкладчиков как концентрация отношения к ЕНПФ.

На начало 2017 года количество индивидуальных пенсионных счетов, на которые были внесены добровольные взносы, составило 36,5 тысячи, или лишь 0,37 процента от общего числа (9 миллионов 817 тысяч) вкладчиков. К концу года добровольных вкладчиков осталось 35,5 тысячи человек (падение на 2,9 процента). При этом накоплений за счет добровольных взносов на начало года насчитывалось 1,7 миллиарда тенге, или всего 0,02 процента от всей суммы пенсионных накоплений (7 триллионов 637 миллиардов тенге). Причем в течение года объем добровольных пенсионных накоплений нисколько не вырос, оставшись на уровне 1,7 миллиарда тенге. Другими словами, даже начисленный инвестиционный доход не смог компенсировать фактический отток «добровольцев».

Надо сказать, что число граждан, добровольно делающих пенсионные взносы, всегда было небольшим, а в последние годы оно неуклонно снижается. В предкризисном 2007-м было 36 тысяч добровольных участников, в лучшем после кризиса 2012-м – 42 тысячи, а, например, за 2016 год их число сократилось с 39 до 36,6 тысячи.

Вторая проблема заключается в том льготном и придаточном положениях, которые занимает ЕНПФ.

За 2017 год в фонд автоматически поступило 754 миллиарда тенге взносов, тогда как выплаты вышедшим на заслуженный отдых и уехавшим из страны пенсионерам составили лишь 211 миллиардов тенге. Сумма комиссионных составила 46,8 миллиарда тенге, из которых 16,2 миллиарда выплачены за управление активами (как будто Национальный банк является субъектом коммерческой деятельности). Остальное пошло на содержание непосредственно ЕНПФ. Если учесть, что фонд не занимается управлением пенсионными накоплениями и инвестиционной деятельностью, а осуществляет только учетные функции, то мы имеем весьма интересную картину: доля затрат на содержание учетной надстройки – 14,5 процента от полезных выплат и 4 процента от собираемых взносов. Как ни крути, а такой «бизнес», при котором на 754 миллиарда тенге гарантированных поступлений приходится лишь 211 миллиардов необходимых затрат, тогда как на собственное содержание извлекается более 30 миллиардов тенге, не может не иметь мощной лоббистской защиты. При этом ЕНПФ, расстающийся через выплаты состоявшимся пенсионерам и уезжающим из Казахстана всего лишь с четвертью регулярно закачиваемых в систему пенсионных взносов, имеет не более чем десятипроцентную долю в общем пенсионном обеспечении страны. Чтобы в этом убедиться, достаточно сопоставить те самые 211 миллиардов тенге выплат из ЕНПФ со строкой госбюджета на 2017 год. Называется она «социальная помощь и социальное обеспечение». Величина расходов по этой статье составляет 2 триллиона 304 миллиардов тенге, из которых более двух триллионов – собственно пенсионные выплаты по солидарной системе.

Третья проблема заключается в паразитировании на бюджете и банковской системе.

В посланиях президента уже второй год подряд значатся поручения Национальному банку отвечать не только за инфляцию, но и за экономический рост, а также обеспечить долгосрочное и дешевое фондирование банков второго уровня в тенге. Однако инвестирование пенсионных накоплений в национальное экономическое развитие традиционно не практикуется, а относительно недавнее «инвестирование» пенсионных активов в обязательства коммерческих банков, наоборот, способствует еще большему завышению кредитных ставок. Основной же «инвестиционный» доход извлекается из бюджета, то есть за счет налогоплательщиков и за счет сокращения затрат на социальные и другие необходимые государственные расходы.

Так, на начало этого года доля государственных ценных бумаг в активах ЕНПФ составляла более 46 процентов, что в денежном выражении оценивалось в 3,59 триллиона тенге. Доходность по ним - 8 процентов. Исходя из этих данных, можно подсчитать, что в 2017 году, выплачивая вознаграждение по ним, государство и бюджет расстались примерно с 290 миллиардами тенге. И это в ситуации, когда приходные и расходные статьи бюджета по социальной части серьезно разбалансированы, причем во многом именно благодаря существованию пенсионной накопительной системы. Поясню. В государственном бюджете 2017 года индивидуальный подоходный налог был запланирован на уровне 746 миллиардов тенге, социальный налог – в 582 миллиардов. Все вместе - 1,33 триллиона тенге прихода против уже упомянутого расхода на пенсии и социальные пособия в 2,3 триллиона тенге. Разбалансировка – почти триллион тенге. Между тем, мимо бюджета в прошлом году прошли те самые 754 миллиарда тенге пенсионных взносов, автоматически поступивших в ЕНПФ, а сам бюджет, повторюсь, потратился на 290 миллиардов тенге выплат «инвестиционного дохода». И это не считая затрат на компенсацию инфляции выходящим на пенсию вкладчикам. Всего этого вкупе как раз с лихвой хватило бы на то, чтобы перекрыть недостающее.

Акцентирую внимание и на вложении пенсионных активов в банки второго уровня. Их объем на начало 2018 года - 1,56 триллиона тенге, что составляет 20,2 процента от суммы всех пенсионных накоплений. Но тут важно понимать, что прибыль для последующих расчетов с ЕНПФ банки могут получить только с заемщиков - за счет дальнейшего повышения и так уже непосильных для производственного кредитования ставок. И вообще, решение отбирать без согласия работающих зарплатную десятину и заводить ее в помощь коммерческим банкам - более чем сомнительная затея в свете прав граждан, рыночной свободы и конкуренции, и такое решение явно нуждается в проверке на соответствие конституционным принципам правового, демократического и социального государства.

Четвертая проблема - убыточность накоплений.

С самого начала деятельности общественного совета при ЕНПФ мы неоднократно ставили вопрос о дополнении общей отчетности фонда и персональных выписок вкладчикам сведениями о соотношении накапливаемой доходности и накапливаемой инфляции. Но пока безрезультатно, и пора прямо сказать, почему.

Причина такова: при том, что основная масса «инвестиционного дохода» вообще не связана с экономически полезным инвестированием, а обеспечивается паразитированием на государственном бюджете и банковской кредитной системе, накопление взносов граждан в ЕНПФ является фактически убыточным.

Для иллюстрации приведу сделанную нами сопоставительную таблицу, основанную на официальной выписке конкретного вкладчика (ФИО имеется) за последние четыре года – с начала деятельности ЕНПФ (см. ниже – прим. ред.). Жирным курсивом помечены цифры, полученные из ЕНПФ, и на их основании сделаны расчеты по трем вариантам.



Первый вариант – простая индексация накоплений в соответствии с официальной годовой инфляцией. Итог: фактические накопления вкладчика уменьшились на 312 тысяч тенге, или на 3 процента от всей суммы накоплений.

Второй вариант основан на индексации накоплений не по общей инфляции, которая учитывает не имеющие отношения к пенсионерам производственные цены и стоимость товаров (услуг) для богатых, а по утверждаемым на каждый год размерам минимальной зарплаты и пенсии, - то есть, по простому продуктовому набору, актуальному для основной массы казахстанских пенсионеров. И что мы получаем в итоге? По покупной способности накоплений относительно товаров первой необходимости вкладчик за четыре года потерял 1 миллион 386 тысяч тенге, или 11 процентов от своих накоплений.

И, наконец, третий вариант, при котором мы посмотрели на то, что было бы с доходами вкладчика, если бы он имел дело не с ЕНПФ, а с коммерческим банком, размещая свои накопления хотя бы под 11 процентов годовых. В этом случае дополнительный доход составил бы 1 миллион 115 тысяч тенге – на 9 процентов больше того, что ему обеспечил бы ЕНПФ.

Известно, что законом предусмотрена компенсация инфляции для вкладчиков, выходящих на пенсию. Однако делается это даже не в ЕНПФ, а почему-то в Центре по выплате пенсий, к тому же по неизвестной и не дающей возможности проверить методике. В лучшем случае это всего лишь обеспечивает некую формальную доплату, заведомо не компенсирующую потерю реальной покупательской способности накопленных за всю трудовую жизнь отчислений. Не говоря уже о выплате хоть какого-то дохода на принудительно изымаемые у трудящихся средства. Здесь вполне уместно предположить, что сквозная скрытность – как соотношения между накоплениями вкладчиков и накапливаемой инфляцией в отчетности ЕНПФ, так и механизмов ее компенсации по линии Центра по выплате пенсий – прикрывает одно и то же. А именно фактическую убыточность накопительной пенсионной системы, при которой бюджет несет не только выявляемые простым анализом триллионные издержки, но и некоторые не показываемые дополнительные затраты на компенсацию инфляции. Как будто это всякий раз стихийный форс-мажор, а не подлежащие бюджетному планированию неизменно убыточные результаты многолетней деятельности.

В поисках выхода

- Петр Владимирович, зная вас, предположу, что у вас есть свой вариант решения этой задачки со сплошными минусами…

- Я попытался доходчиво объяснить, чем так сильна разорительная для государственного бюджета и невыгодная невольным вкладчикам накопительная пенсионная система. Сильна она своей крайней выгодностью для лиц и организаций, задействованных в сборе, распределении и использовании пенсионных средств. При этом тот факт, что лишь треть всей рабочей силы Казахстана платит взносы в ЕНПФ регулярно, еще треть – нерегулярно, а остальные практически не участвуют, может вовсе не волновать эти самые лица и организации. Им вполне достаточно и уже имеющихся 7,8 триллиона тенге, непрерывно пополняемых и оборачиваемых. Это понятно, равно как и наличие мощного лоббирования, направленного на возврат к прокручиванию громадных и гарантированно растущих пенсионных средств частными «инвесторами», да еще под бюджетные обеспечения доходности и компенсации убыточности такого рода «бизнеса».

Слаженный официальный и частный лоббизм в пользу сохранения и повторной приватизации такой системы можно было бы считать непреодолимым, однако имеются объективные обстоятельства, заставляющие искать менее ангажированные и более эффективные решения. Наиболее важным из таких обстоятельств можно считать начало перехода к обязательному медицинскому страхованию, что является оттянутой на двадцать лет второй частью той же реформы, внешне продиктованной социальными задачами и переводящей солидарную государственную ответственность в индивидуально-частную. И в таком ключе вопрос полного охвата населения становится действительно решающим. Если неудачу с полным переходом от солидарного к накопительному пенсионному обеспечению правительство смогло как-то спрятать за разрозненным существованием и той, и другой систем, то в сфере здравоохранения такую двойную нагрузку государство уже просто не потянет.

Полный охват, если решение этой проблемы не изображать, а действительно искать, осуществим только в двух вариантах. Это либо реструктурирование рынка труда в сторону крупных организаций, обеспечивающих полную легальную занятость (например, аналоги колхозов-совхозов на селе), что в обозримой перспективе нереально, либо создание очевидных стимулов для населения на добровольное участие в накопительном пенсионном и медицинском страховании.

-И как это может выглядеть на практике?

- Исходя из сделанных выводов, сформулирую свои предложения тоже в двух вариантах.

«Отступной» вариант заключается в осуществлении «мягкой посадки» накопительной пенсионной системы при параллельном сворачивании затеи с медицинским страхованием. Например, обязательность ежемесячных пенсионных взносов можно перевести в добровольный формат, разрешив при этом вкладчикам использовать определенную часть накоплений на определенные и оговоренные нужды: приобретение жилья, участие в ипотеке, образование. А также разрешить вкладчикам постепенно переводить часть накоплений просто на банковские депозиты.

Но есть еще «активный» вариант. За основу тут можно взять уже презентованную Национальным банком и ЕНПФ систему трехуровневого пенсионного обеспечения. А именно: совместить ее с медицинским страхованием и организовать сквозную – от рождения до старости - систему накопительного социального страхования, установить перечень страховых случаев с правом использования определенной части накоплений, включая создание семьи, рождение детей, приобретение жилья, получение образования. Кроме того, установить гарантированную сверх инфляции ежегодную доходность накоплений плюс поощрительный бонус на добровольные взносы, а пенсионные (социальные) накопления инвестировать в основном в объекты инфраструктуры, находящиеся под государственным тарифным регулированием (электроэнергетика, магистральные трубопроводы, железнодорожная отрасль, ЖКХ, а также строительство доступного жилья). Частным инвесторам средства тоже должны предоставляться, но только под условие обеспечения установленной положительной доходности и при достаточном залоге.


https://camonitor.kz/30978-petr-svoik-reformirovaniyu-nakopitelnoy-pensionnoy-sistemy-meshayut-lobbisty-i-inerciya.html
Автор: admin от 23-01-2018, 23:02
В декабре Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев подписал Закон о Налоговом кодексе.

А если кратко, то содержание предыдущего документа не сильно изменилось, вот некоторые нюансы, достойные внимания:





  • Добавился ещё один налоговый режим – с использованием фиксированного вычета (с учётом доходов и расходов).

  • Бизнесмены сами смогут выбрать, какой им использовать выгоднее.

  • Ставку для индивидуальных предпринимателей, работающих по патенту, снизили с 2 до 1%.

  • Социальный налог снизился на 1,5% – с 11 до 9,5%. Равнозначно взносам в фонд ОСМС.

  • Новая версия Налогового кодекса предполагает льготы недропользователям, участникам свободной экономической зоны.

  • Стало меньше оснований для проверок. Раньше их было 32, стало 14.

  • В вопросах штрафов новый кодекс будет трактоваться в пользу налогоплательщиков.

  • Поправки в новый НК можно будет вносить не чаще одного раза в год.
Автор: admin от 23-01-2018, 11:35
Он попросил руководителей организаций по возможности не задерживать работников допоздна и организовать централизованный развоз сотрудников.
На заседании Правительства РК премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев уделил внимание работе городских коммунальных предприятий и других служб в сильный мороз, передает корреспондент Zakon.kz.

«Хочу обратить внимание на очень важный вопрос. Со вчерашнего дня в ряде регионов страны сильно похолодало. По прогнозам синоптиков, сильный мороз продлится еще несколько суток. Сейчас в шести регионах страны температура воздуха составляет от - 30 до - 40 градусов. Такие сильные морозы ожидаются и в четырех южных регионах», - сказала он.

Поэтому, по его словам, акимам областей необходимо принять дополнительные меры по соблюдению температурных графиков работы тепловых сетей, особенно в малых городах, на небольших котельных.

«Особое внимание требуется уделить соцобъектам больницам, школам и детсадам. Своевременно предупреждать население всеми доступными способами об отмене занятий в учебных учреждениях. Все акиматы должны разработать графики дежурств своих сотрудников. Линия единой дежурной диспетчерской службы «112» должна работать бесперебойно с учетом возросшей нагрузки. МВД обеспечить действенный контроль на автодорогах, при необходимости принимать своевременное решение ограничению выезд всех видов транспорта из населенных пунктов и вести активную разъяснительную работу», - указал глава кабмина.

Кроме того, он поручил ведомствам совместно с акиматами организовать передвижные пункты обогрева для водителей и пассажиров, горячее питание для них.

«Также обеспечить дежурство аварийно-спасательных бригад, сопровождение экстренных медслужб. Весь этот самый холодный период должен пройти для всех служб четко и слаженно. Отдельно обращаюсь к руководителям госорганов и организаций, частных компаний не задерживать своих работников допоздна на рабочих местах. По возможности организовать централизованный развоз сотрудников. Аскар Узакпаевич (Мамин), все эти вопросы на вашем контроле», - заключил Б. Сагинтаев.
Автор: admin от 22-01-2018, 18:10
Лидеры стран обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной и международной повестки дня.
Состоялся телефонный разговор Президента РК Нурсултана Назарбаева с Президентом РФ Владимиром Путиным, сообщает Zakon.kz со ссылкой на Акорду.

В ходе беседы главы государств обсудили состояние и перспективы двустороннего сотрудничества, а также казахстанско-российское взаимодействие в рамках евразийской экономической интеграции.

Лидеры стран обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной и международной повестки дня в свете состоявшегося визита Нурсултана Назарбаева в Вашингтон и председательства Казахстана в Совете Безопасности ООН.
Автор: admin от 20-01-2018, 11:40
Казахстанская Ванга назвала следующего президента РФИзвестная ясновидящая из Казахстана Вера Лион, именуемая в народе «казахстанской Вангой», озвучила свой прогноз для России на 2018 год, а также сообщила исход предстоящих президентских выборов.

По словам предсказательницы, крайне важным событием в 2018 году станут выборы президента России. Вера Лион утверждает, что высший государственный пост займет нынешний глава государства Владимир Путин.

Ясновидящая предупредила, что выборы президента в России будут ознаменованы «кровавыми событиями со стороны врагов Владимира Путина, поскольку они понимают, что это их последний шанс».

«Ужас, что эта нечисть будет вытворять. Путин будет баллотироваться от народа», - сообщила медиум.

Читайте также: Великая пророчица, предсказавшая катастрофу «Курска», раскрыла, кто остановит войну в Донбассе, судьбу Украины в 2018 году

В своем пророчестве Вера Лион коснулась судьбы оппозиционера Алексея Навального. По ее словам, противника нынешней власти ожидают неудачи, президентом он никогда не станет. Его настигнет «старческая смерть».

В целом для России на 2018 год казахстанская Ванга предрекает непростой период с большой политической напряженностью.
Автор: Нурия Ильясова от 8-01-2018, 12:03
Досым Сатпаев Директор Группы оценки рисков, политолог Досым Сатпаев подводит итоги уходящего года для читателей Forbes.kz
Управленческая импотенция
Уходящий год начался за здравие, а заканчивается за упокой. Перераспределение полномочий между ветвями власти в начале года вполне предсказуемо показало, что в сверхпрезидентской системе такие меры лишь создают иллюзию реформ. Как было заявлено, главная цель конституционных изменений – это повышение ответственности правительства и парламента. Более того, подчеркивалось, что новый закон значительно усиливает роль парламента в государственных делах, сделав его более самостоятельным, в том числе с точки зрения смелости брать на себя ответственность в период политических и экономических форс-мажоров. Но 2017 год показал, что все осталось, как раньше. Головы в правительстве и в двух палатах парламента традиционно смотрят в сторону Акорды, а не по направлению к обществу. В результате парламент как был клубом молчунов в кризисные моменты, таким и остался. Это хорошо показали недавние шахтерские забастовки. Хотя те трудовые конфликты, которые происходят в Казахстане чуть ли не каждый год, в том числе связаны с тем, что принятый когда-то парламентом закон о профсоюзах на самом деле не защищает интересы трудящихся.

Что касается правительства, то в начале года снова были реорганизованы несколько министерств. Как обычно, «в целях повышения эффективности системы государственного управления». В частности, Министерство здравоохранения и социального развития было разделено на Министерство труда и социальной защиты населения и Министерство здравоохранения. Интересно то, что оба эти ведомства в уходящем году оказались в центре разных скандалов. Так, Министерство здравоохранения и социального развития пыталось ввести обязательное медицинское страхование (ОСМС), что вызвало негативную реакцию как в экспертном сообществе, так и у многих простых казахстанцев. В результате президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая на совместном заседании палат парламента в начале сентября, призвал не торопиться с внедрением ОСМС, в том числе по причине того, что 2,7 млн самозанятых казахстанцев окажутся вне этого страхования. Что касается Министерства труда и социальной защиты РК, то оно постаралось отмолчаться во время очередного громкого скандала вокруг пенсионной системы, где, кроме ЕНПФ и Нацбанка, это ведомство также является одним из игроков. Кроме этого, министерство вяленько отреагировало на забастовку карагандинских шахтеров, особенно касательно их требования снизить пенсионный возраст.

Своеобразным «тестом на вшивость» не только для Министерства энергетики, но и для всего правительства был также бензиновый кризис в стране, который в очередной раз показал не только отсутствие государственного подхода в этой сфере по причине доминирования там теневых интересов, но и провал в коммуникационной работе правительства с населением. Для разрешения этого кризиса пошли по старой схеме, привычным номенклатурным путем. Быстро нашли «козла отпущения» и пригрозили пальчиком министру энергетики. Хотя за такие провалы как минимум в отставку должен уходить не только министр, но и премьер-министр.

Таким образом, правительство и парламент в этом году, как обычно, показали свою управленческую импотенцию и слабую эффективность с точки зрения реагирования на кризисные ситуации, так как изначально проблема была не в том, как передать полномочия. Проблема заключалась в том, кому их передавать. Но это касается не только правительства и парламента. В этом году в очередной раз мы убедились, что ни один искусственно созданный властью политический институт, будь то пропрезидентские политические партии, государственные СМИ или аффилированные с властью неправительственные организации, априори не способен грамотно работать в чрезвычайных и кризисных условиях.

Индикаторы протестности
Конечно, в уходящем году не было таких массовых акций протеста, как это было, например, в 2016 вокруг принятия Земельного кодекса. Но, несмотря на бравурные марши наших чиновников, под которые страна должна семимильными шагами входить в список 30 развитых стран мира, протестные настроения в разных сегментах казахстанского общества не только сохраняются, но и увеличиваются.

Британский исследовательский центр Economist Intelligence Unit (EIU) еще в 2013 отмечал: «Снижение доходов и высокий уровень безработицы не всегда сопровождаются беспорядками: высокий риск нестабильности появляется только тогда, когда экономическим проблемам сопутствуют другие элементы уязвимости. К таким факторам относятся: большое расслоение по уровню доходов, плохое государственное управление, низкие уровни социального обеспечения, этническая напряженность и отмеченные ранее беспорядки. Особое значение в возникновении беспорядков за последнее время имела эрозия доверия к правительствам и институтам, что свидетельствует о кризисе демократии». И эта «эрозия доверия» в Казахстане в 2017 у многих людей сохранилась к большинству официальных государственных и квазигосударственных структур.

Интересно, что одной из лакмусовых бумажек, которая случайным образом замерила эту протестность, были не внутренние конфликты, а межгосударственные трения между Казахстаном и Кыргызстаном. Именно жесткие информационные выпады Алмазбека Атамбаева в адрес Акорды вызвали брожение внутри казахстанского общества. И позитивная реакция, которую у части казахстанского общества вызвали критические заявления Атамбаева в адрес казахстанских властей, говорит о том, что внутри Казахстана на самом деле власть плохо знает свое общество и царящие там настроения. Поэтому неудивительно, почему часть казахстанцев поддержала киргизского президента, а не руководство своей страны.

Это также связано с тем, что казахстанские власти долгое время молчание большей части населения страны воспринимали как одобрение проводимой политики. Хотя нередко это является индикатором наличия скрытого недовольства. Но если посмотреть на возникшую ситуацию без эмоций и с умом, то Атамбаев даже сослужил службу Акорде. По сути, его выпады должны рассматриваться нашими чиновниками и как важный индикатор того, какие протестные настроения существуют в Казахстане, в каких сегментах, по каким вопросам и что делать, чтобы их минимизировать.

Поводки и намордники
Но вместо более глубокого анализа причин, которые порождают эти протестные настроения, в этом году были предприняты новые попытки закрутить гайки в offline и online media.

Первых загоняют в прокрустово ложе закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации и коммуникаций», который вызвал протест у многих журналистов. В принципе, все это укладывается в тренд последних лет, который связан с активной зачисткой оппозиционного поля страны от всех игроков, будь то политическая партия или медийная структура. Верхи вполне устраивает сохранение status quo, при котором на казахстанском медийном поле могут присутствовать только два вида игроков: те, кто обслуживает саму власть, и те, кто обслуживает интересы ФПГ, связанных с властью.

Что касается online media, то у части населения протестные настроения давно уже ушли в Сеть, где образовалась довольно широкая «диванная оппозиция». Естественно, такое положение вещей не устраивает тех, кто видит в соцсетях угрозу потери контроля над общественными настроениями.

Возможно, этот тренд и привел власти к пониманию того, что, пока чиновники активно занимались ликвидацией оппозиционных медиа и подпиткой государственных СМИ, у них под боком постепенно сформировалось альтернативное информационное поле. Оно не только стало выражать свою позицию, но даже пытается оказывать косвенное давление на госструктуры, формируя общественное мнение. Ведь социальные сети начали создавать эффект домино с точки зрения бурной реакции на те или иные события в Казахстане и за его пределами, играя роль того самого «жареного петуха», который стал активно клевать чиновников. Возникает ощущение, что для верхов, во-первых, важно отсечь «диванную оппозицию» в сети от альтернативных каналов любой политической информации, во-вторых, сделать так, чтобы от словосочетания «диванная оппозиция» осталось только первое слово.

В результате в этом году был разработан законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций», согласно которому у владельцев электронных ресурсов появилась обязанность заключать с пользователем этих ресурсов письменные или электронные соглашения с использованием электронной цифрой подписи или SMS-идентификации. Таким образом, власть решила убить сразу трех зайцев.

Во-первых, навесить дополнительные обязательства по контролю над контентом и комментариям к ним на медийные структуры, работающие в Казнете. Во-вторых, взять под контроль казахстанских пользователей, особенно критически настроенных. В-третьих, в рамках гибридных угроз, которые в последнее время набирают силу, обезопасить себя от троллинга не только внутри страны, но также из-за границы, где в этом году одним из главных раздражающих факторов для Астаны была повышенная активность Мухтара Аблязова, чей выход в декабре 2016 из французской тюрьмы вызвал не только новую информационную войну банкира с казахстанскими властями, но и очередную масштабную чистку внутри элиты страны, которая волнами идет с 2009. На этот раз волна накрыла бывшего председателя КНБ Нартая Дутбаева, которого в этом году признали виновным в разглашении государственных секретов и назначили наказание в виде семи лет и шести месяцев лишения свободы с пожизненным лишением права занимать должности на государственной службе. Были арестованы и ряд бизнесменов, включая Муратхана Токмади, которого власти хотят сделать своим главным козырным тузом в игре с Аблязовым, пытаясь собрать новую папку обвинений против банкира, сделав ее более увесистой уже за счет не только обвинений в финансовых нарушениях, но и подозрений в более тяжелых криминальных преступлениях. Хотя на каждое действие есть противодействие. Поэтому в 2018 эта информационная война может приобрести новый размах и эмоциональный накал.

Бульдоги под ковром
Не меньше напряжения в этом году было и в отношениях между разными группами давления в окружении президента. Следует отметить, что перераспределение внутриэлитного влияния в 2017 шло по четырем направлениям.

Во-первых, как борьба за выживание в условиях сокращения кормовой базы, когда коррупционная рента уменьшается параллельно с появлением во власти более голодных и амбициозных игроков из «молодежи», стремящихся также взять эту ренту под контроль. Поэтому тот же демонстративный судебный процесс над бывшим министром национальной экономики болашакером Куандыком Бишимбаевым, который начался в этом году, власть старается сделать показательным для всех остальных, четко намекая, что путь на вершину власти предполагает соблюдение неформальных, но вполне конкретных правил игры.

Во-вторых, как естественный демографический тренд, связанный с выходом из игры некоторых тяжеловесов, так как эпоха «аксакалов» в окружении главы государства, в первую очередь по причине физиологического старения, уже подходит к концу. Например, в уходящем году пост сенатора оставил Нуртай Абыкаев, который не только долгое время входил в ближайшее окружение главы государства, но и занимал многие ключевые государственные позиции. Кстати, когда Абыкаев был председателем КНБ, значительный карьерный рост от начальника департамента кадров КНБ до заместителя руководителя сделал племянник главы государства Самат Абиш.

Монополия на вход в ближайшее окружение главы государства пока еще в руках «старой гвардии», некоторые представители которой либо пока занимают ключевые посты, либо, даже не имея конкретной должности, все еще продолжают оставаться влиятельными теневыми игроками. Но рано или поздно, по естественным причинам, произойдут изменения, когда этой монополии придет конец. При этом важным моментом является не то, кто конкретно займет место «старой гвардии», но и то, какую систему ценностей они с собой принесут. Пока видно, что ставка президента на «молодежь» на фоне громких скандалов в связи с арестами тех же Талгата Ермегияева, Куандыка Бишимбаева или Баглана Майлыбаева (кого-то по обвинениям в коррупции, кого-то – при подозрении в разглашении государственных секретов) не всегда оправдывает себя. Может быть, поэтому пост руководителя АП в этом году был сохранен за Адильбеком Джаксыбековым, а позиция спикера сената осталась за Касым-Жомартом Токаевым, что говорит о наличии доверия к ним со стороны президента. Тем более, согласно Конституции РК, спикер сената является вторым человеком в государстве после президента и, в случае ухода главы государства со своего поста или его смерти, именно спикер сената выполняет роль исполняющего обязанности президента до окончания всего срока президентских полномочий своего предшественника. Кстати, свой пост в сенате также пока сохранила и дочь президента Дарига Назарбаева, которая в 2017 была довольно активна на информационном поле.

Из других кадровых перестановок с участием «ветеранов» также следует отметить назначение Умирзака Шукеева заместителем премьер-министра РК - министром сельского хозяйства, что, скорее, является ослаблением его позиций. Ведь даже несмотря на проведение приватизации непрофильных активов ФНБ «Самрук-Казына», эта структура до сих пор – серьезный игрок в экономической сфере страны. На этом фоне должность министра сельского хозяйства, которую по совместительству занял Шукеев, является не самой ключевой, но довольно хлопотной в правительстве, несмотря на недавние заявления премьер-министра о стратегическом приоритете развития АПК. Что касается нового руководителя ФНБ «Самрук-Казына», то им стал Ахметжан Есимов, который был председателем правления АО «Национальная компания Астана ЭКСПО-2017». И его новое назначение можно считать определенной наградой со стороны президента, который был удовлетворен тем, как Есимов организовал и провел ЭКСПО-2017, особенно после громких коррупционных скандалов, связанных с предыдущей командой, работавшей на ЭКСПО. Другой вопрос, сможет ли Есимов провести ту самую реформу ФНБ «Самрук-Казына», о которой так часто говорил Шукеев.

В-третьих, как расчистка площадки в преддверии транзита власти. Эта чистка идет последние несколько лет и была продолжена в 2017. Глава государства пытается найти более или менее оптимальную расстановку всех нужных фигур, чтобы в первую очередь укрепить ту политическую систему, которую он создал. А конкурирующие группы стараются лишь избавиться от соперников, как в случае с интересным кадровым перемещением, когда один из представителей «старой гвардии» президента в лице Имангали Тасмагамбетова был перекинут с позиции вице-премьера на должность посла РК в Российской Федерации.

С одной стороны, с точки зрения бюрократической иерархии, это является понижением. Ведь слабым местом любой посольской должности является то, что она временно отдаляет влиятельного игрока от главного центра принятия решений и от участия в кулуарных играх. Сейчас же, в условиях подготовки к транзиту власти, для Тасмагамбетова это больше минус, чем плюс. С другой стороны, это хорошая возможность переждать очередную бурю внутри элиты, где антикоррупционную борьбу все чаще используют для сведения счетов. В конечном счете вопрос, как и когда Тасмагамбетов вернется в Казахстан, всецело зависит от того, что произойдет в президентском окружении за время его отсутствия. Сейчас же неясно, по какому пути пойдет новый казахстанский посол в России. Либо он, через посольскую работу, все-таки сможет вернуться в окружение президента, как это получалось у других представителей политической элиты. Либо его отправят на покой и выведут из борьбы за власть.

В то же самое время 2017 год оказался удачным для зятя президента Тимура Кулибаева и председателя КНБ РК Карима Масимова, которые укрепили свои позиции. При этом если первый это делает в разных сферах и через разные структуры, будь то НПП РК «Атамекен» или АФК, нефтегазовая или банковская сфера, то второй в этом году получил довольно серьезные полномочия, которые сделали эту спецслужбу на голову выше по сравнению с другими «силовиками».

Тем более, как показывает опыт других постсоветских стран, во время транзита власти именно спецслужба часто являлась одним из главных гарантов сохранения стабильности внутри элиты и в стране. Так было, например, в той же России во время прихода к власти Владимира Путина, или во время прошлогодней смены власти в Узбекистане. Поэтому вряд ли даже недавние кадровые перестановки в Генеральной прокуратуре или в Агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции серьезно изменят этот баланс сил между силовыми структурами. Тем более что в 2017 главой государства был подписан закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования правоохранительной системы». В рамках этого закона Комитет национальной безопасности Казахстана получил право расследовать уголовные дела о коррупции в отношении сотрудников других силовых структур, Национального бюро по противодействию коррупции, а также военнослужащих. В целом, с приходом Масимова в КНБ, в глаза бросается усиление активности этой структуры в разных сферах – от борьбы с экстремизмом и терроризмом до расследования дел об экономических преступлениях и шпионаже.

Что касается последнего, то начало года также открылось арестом бывшего заместителя руководителя администрации президента Баглана Майлыбаева, которого за незаконный сбор, распространение и разглашение государственных секретов обвинили и затем осудили на пять лет с конфискацией имущества и пожизненным лишением права занимать должности в государственных органах. Следует отметить, что впервые за всю историю суверенного Казахстана в администрации президента был арестован такой высокопоставленный чиновник, чей уход привел к серьезным, в том числе кадровым, изменениям на идеологическом фронте внутри страны.

В-четвертых, как попытка апгрейда внутренней политики с точки зрения изменения идеологических акцентов. Это началось после прихода Марата Тажина на пост первого заместителя руководителя администрации президента после ареста Майлыбаева. Тем более что АП в последние годы явно снизила планку в сфере не только аналитической работы, но и прогнозных функций. В результате наблюдался провал во внутренней политике, который, в том числе, четко был продемонстрирован в прошлом году во время земельных митингов.

В 2017 эту планку пытались поднять за счет презентации новых идеологических проектов, начиная от программы «модернизации сознания» и заканчивая решением о переводе казахского языка на латиницу. Но, прежде чем модернизировать общественное сознание, элита должна начать с модернизации своего собственного сознания. Как показывает опыт других стран, если этого не происходит, чистку мозгов наверху могут провести те, кто когда-то был внизу. К тому же, бытие все-таки продолжает определять сознание. В обществе, где бедных все еще больше, чем богатых или представителей среднего класса, в обществе, где многие чувствуют себя чужими на этом празднике жизни, в обществе, где до сих пор прав не тот, кто прав, а у кого больше прав, никакая спущенная сверху программа по модернизации сознания работать не будет.

Следовательно, не нужна никакая программа по модернизации сознания на бумаге, а нужна реальная, а не мифическая модернизация экономики и политической системы на практике. Только эффективная политическая и экономическая реформы, которые повысят благосостояние большинства граждан, заложат основу для появления реализуемой «казахстанской мечты», которая для многих может воплотиться в реальность. В ее основе лежит культ self-made person – человека, который многого добился в жизни, в первую очередь благодаря своим мозгам, способностям и делам, в стране, где все по закону, а не по понятиям, где есть по-настоящему доступное жилье и качественное образование, где есть недорогая и эффективная система здравоохранения, где государство для человека, а не наоборот. И эту мечту многие люди (без «модернизации сознания» сверху) захотят сохранить и развивать дальше, чтобы передать своим детям, как успешную модель.

Но если желание провести непонятный апгрейд сознания казахстанцев вызывает лишь скепсис, то переход на латиницу вполне адекватно согласуется с демографическими трендами в стране. Ведь в стране появилось новое поколение независимости, которое не помнит Советский Союз. Почти 64% населения составляют казахи, многие из которых формируют казахоязычную и, в основном, национал-патриотическую информационную среду, которая имеет большой политический потенциал. Таким образом, решение о переходе казахского языка на латиницу также связано с желанием президента укрепить свои позиции среди национал-патриотической части населения.

Что касается остальной части населения, для нее был припасен очередной message со стороны главы государства по поводу деофшоризации экономики, когда президент под конец года потребовал вернуть в страну деньги, которые держат за границей некоторые совместные и национальные компании. Хотя вряд ли странным совпадением было то, что это заявление прозвучало на фоне двух событий.

Во-первых, в преддверии начала работы МФЦА в январе 2018, куда скорее всего хотят загнать деньги с зарубежных счетов не только национальных компаний, но также и местных олигархов, в адрес которых президент за последние несколько лет уже делал несколько жестких предупреждений. Но «Панамагейт» и «Райское досье» говорят о том, что «Васька слушает, да ест».

Во-вторых, декабрьский наезд главы государства на зарубежные счета национальных компаний появился после того, как еще в октябре текущего года всплыла информация об аресте средств Национального фонда РК в BNY Mellon. Но тогда не было конкретики по поводу объема арестованных средств. В декабре выяснилось, что речь идет о $22 млрд, которые заморозили согласно решению бельгийского суда и суда Амстердама по причине конфликта между казахстанскими властями и одним из бывших инвесторов в лице молдавского предпринимателя Анатола Стати. В то же самое время, как сообщили некоторые СМИ, под угрозой оказались казначейские векселя США на сумму около $11 млрд, денежные средства в размере $589 млн, акции ФНБ «Самрук-Казына» в голландском отделении «KMG Kashagan B.V.» стоимостью $5,2 млрд, а также другие казахстанские активы и недвижимость в разных странах.

При этом вся опасность ситуации заключается в том, что арест государственных активов по искам частных инвесторов создает тревожный прецедент в будущем, так как претензии к властям Казахстана за все годы независимости имеют немало иностранных бизнесменов. В этом случае есть риск того, что в 2018 по стопам Стати могут пойти и другие обиженные бизнесмены. И если правительство вместе с Национальным банком РК не смогут быстро и грамотно решить эту возникшую проблему, новые кадровые перестановки будут не за горами.

https://forbes.kz/process/expertise/god_jarenogo_petuha?utm_medium=SubID-933&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 8-01-2018, 11:45
Александр Воротилов Ландшафт будущей пенсионной системы Казахстана принимает очертания.

Какой будет пенсионная система в Казахстане, станет ясно уже к лету 2018: такой срок отведен для всех сторон обсуждения вопроса. Сегодня регулятор, рынок и экспертное сообщество обсуждают различные варианты, и, похоже, ситуация близка к своему завершению. Новая пенсионная реформа Казахстана – это тот редкий случай, когда все стороны готовы к решению. Проще говоря, Нацбанк хочет избавиться от управления деньгами, но контролировать процесс, а рынок готов взять пенсионные деньги на условиях регулятора.

Прежняя и нынешняя пенсионные системы имеют много проблем. К недостаткам первой можно причислить следующие: «частая миграция вкладчиков, высокие административные расходы НПФ, проблемы учета пенсионных накоплений, отсутствие справедливой стоимости финансовых инструментов и единой системы оценки пенсионных активов». Об этом говорится в презентации «Предложения Национального банка по реформированию системы управления пенсионными активами». Копия этого документа имеется в распоряжении Forbes.kz.

Перечисление проблем действующей пенсионной системы занимает целый слайд мелким шрифтом. Например, упоминается отсутствие возможности участия вкладчика в управлении своими пенсионными накоплениями; конфликт интересов, возникающий у государственных органов при управлении частными пенсионными накоплениями и другое.

Национальный банк предлагает свой вариант реформирования системы управления пенсионными активами.



В этой системе взаимодействуют несколько институтов. ЕНПФ выступает единым учетным центром; КУПА – это частные управляющие компании, осуществляющие, на основании отдельных лицензий, исключительный вид деятельности по управлению пенсионными активами; управляющие компании – профессиональные участники рынка ценных бумаг, обладающие лицензиями на осуществление деятельности по управлению инвестиционным портфелем; КСЖ – компании по страхованию жизни; НБРК – управляющий активами вкладчиков, которые не выбрали управляющую компанию, лиц пенсионного и предпенсионного возраста, а также пенсионными активами условно-накопительного компонента пенсионной системы.

По мнению Нацбанка, существует несколько схем передачи пенсионных активов в частное управление:

- по мандатам, когда все вкладчики будут иметь одинаковую долю в каждом мандате, то есть в каждой КУПА;
- по выбору вкладчика: структура портфеля и инвестиционная доходность в перспективе будут зависеть от того, в чьем управлении находятся накопления вкладчика, и какова история переводов накоплений из одной КУПА в другую.

«Использовать одновременно обе схемы крайне затруднительно», - говорится в презентации НБРК.



Опрошенные Forbes.kz эксперты говорят, что сам Нацбанк склоняется к КУПА, а не к мандатной системе. Эти мнения подтверждаются тезисом из презентации НБРК: «мандатная система противоречит основным принципам системы DC (Defined Contribution) – право выбора управляющего пенсионными активами должно быть за вкладчиком, а не за государством в лице Национального Банка или ЕНПФ».

Сегодня многих волнуют условия, на которых КУПА получит пенсионные деньги. Даже в презентации регулятора нет четкого ответа на этот вопрос, но эксперты рынка предполагают, что, к КУПА могут быть выдвинуты требования по капиталу, а также ряд других условий.

- От инвестиционных компаний – КУПА – могут потребовать наличие капитала не менее 10 млрд тенге, плюс другие важные квалификационные требования. К примеру, КУПА и лицензии совмещать нельзя: то есть, управляющая компания должна будет сдать лицензию на управление активами и получить взамен лицензию на пенсионные активы, - предположил топ-менеджер одной из крупнейших казахстанских инвесткомпаний, на условиях анонимности. – Банковские «дочки» для этих целей могут получить дополнительный капитал.

Участники инвестиционного рынка, предполагают, что могут быть докапитализированы АО «BCC Invest», АО «Цесна Капитал» и АО «ИД «Астана-Инвест».

Сегодня среди банковских и небанковских инвестиционных компаний требования по капиталу уже выполняют АО «Фридом Финанс» - 17,57 млрд тенге, АО «Halyk Finance» - почти 17,79 млрд тенге, АО «Казкоммерц секьюритиз» (ДО АО «Казкоммерцбанк») – почти 17,4 млрд тенге и АО «ИД «Fincraft» (бывший БТА Секьюритиз) – 14,33 млрд тенге.

Считается, что максимально мотивированной во всей этой истории является группа Халыка, так как ранее именно у нее был самый крупный в стране пенсионный фонд, дававшей группе хороший доход.

- Фактически, мы видим сейчас трех готовых претендентов, а не четырех – это «Халык Финанс», «Фридом» и Fincraft, так как группе Халыка незачем держать две КУПА, - отметил собеседник Forbes.kz, - Умут Шаяхметовой логично было бы оставить одну компанию в рынке, а вторую посадить на пенсионные деньги. Помимо логики, могут быть ограничения из-за конфликта интересов: если компания управляет пенсионными деньгами, то она не сможет управлять другими активами. А так, у них есть и имя, и очень хорошая история. Их пенсионный фонд приносил треть доходов группы, под управлением был 1 трлн тенге.

Сама Умут Шаяхметова подтвердила тезис собеседника Forbes.kz в своем недавнем эксклюзивном интервью нашему сайту.

- По Halyk Finance и Казкоммерц Секьюритиз решение пока не принято. Мы смотрим на то, как будет развиваться пенсионный рынок, возможно, одна из компаний будет специализироваться на управлении пенсионными активами, - призналась она.

Общее мнение, опрошенных экспертов сводится к тому, что явным претендентом на пенсионные деньги от группы Халыка является Halyk Finance, который станет крупнейшим игроком в этом сегменте финансового рынка Казахстана. Рынку же в целом надо не придумывать варианты, а соглашаться на предлагаемую НБРК модель, ведь она дает больше автономности, и позволит ускорить процесс передачи активов, которые начнут работать по новым правилам.

Впрочем, учитывая недавнее заявление президента РК о вероятном объединении активов Нацинального и Пенсионного фондов, до лета все еще может измениться.

Об авторе: Александр Воротилов,
заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

https://forbes.kz/process/expertise/kto_mojet_poluchit_v_upravlenie_dengi_enpf?utm_medium=SubID-936&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 8-01-2018, 11:30
Ксения Бондал Kapital.kz опросил экспертов
На фоне положительных ожиданий правительства, Национального банка РК и глобальных финансовых институтов отечественные эксперты испытывают противоречивые ожидания по поводу уровня инфляции и размера ВВП в 2018 году. Некоторые из них в разговоре с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz скептически оценили официальные прогнозы. Другие доверяют им, но предлагают не расслабляться.

Учитывая тотальную импортозависимость Казахстана, инфляция в стране никак не может быть низкой, считает аналитик Smart Ticks Арман Бейсембаев. Цены на товары продолжают расти, а по отдельным группам они как минимум удваиваются ежегодно. По итогам 2018 года инфляция в среднем составит 10?15%, считает он.

Ключевым фактором в этой ситуации будут цены на нефть. Есть основания полагать, что в следующем году они не вырастут, более того, есть вероятность, что цена ближе к середине года начнет снижаться. Тогда и курс тенге ослабнет, а цены на товары вырастут, аргументировал наш собеседник.

Что касается заявления главы Нацбанка Данияра Акишева, который озвучил, что в следующем году «целевой ориентир инфляции определен на уровне 5?7%», то официальным данным и прогнозам никто не верит, считает Арман Бейсембаев.

«Нужно понимать, что эти данные практически всегда и во всем мире занижаются. Где-то незначительно, а где-то в разы. В нашем случае, я думаю, речь как раз идет о занижении как минимум в два раза. Поэтому есть смысл официальные данные по инфляции на 2017 год смело умножать на два, чтобы получить хотя бы приблизительное представление о ее масштабах», — сказал он.

При условии сохранения нынешней денежно-кредитной политики Нацбанка, согласованности действий правительства и регулятора уровень инфляции окажется в коридоре 5?7% в 2018 году, считает финансовый консультант Расул Рысмамбетов. В начале года инфляция может замедлиться, а после июня — ускориться. В значительной степени влияние на нее окажет базовая ставка регулятора, добавил он.

В данный момент нет фундаментальных оснований предполагать, что инфляция в наступившем году выйдет за пределы таргетируемого Нацбанком уровня в 5?7%, считает в свою очередь директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев.

Более того, могут возникнуть и дефляционные риски — снижение цен в силу факторов слабеющего спроса, что напрямую зависит от уровня реальных денежных доходов.

Инфляция может снизиться, если наметившиеся в прошлом году тенденции продолжатся. Речь идет о росте горнодобывающей и обрабатывающей промышленности.

«Ну и, конечно же, более благоприятная внешняя конъюнктура и стабильный курс тенге создают неплохой фундамент для снижения инфляции. Кстати, цены на нефть прогнозируются на текущих уровнях, что в условиях роста добычи выступает положительным фактором», — заметил эксперт.

К обещаниям правительства относительно экономического роста в 2018 году Арман Бейсембаев относится скептически. Напомним, министр экономики Тимур Сулейменов заявил, что ВВП Казахстана в 2018 году составит 3,1%. Реальный экономический рост в стране снижается с 2013 года, заметил Бейсембаев. В 2015 году его не было в связи с масштабной девальвацией тенге. В 2016 году динамика ВВП была отрицательной, так как компании малого и среднего бизнеса закрывались, размеры зарплат и количество рабочих мест сокращались.

«Тенденция продолжилась и в этом году. У меня нет оснований полагать, что кардинальные изменения произойдут в 2018 году. Для них нужны большие структурные реформы», — добавил наш собеседник.

При этом в стране есть отрасли, которые имеют хороший потенциал роста и способны увеличить размер ВВП, считает он. Строительный сектор обладает большим мультипликативным эффектом. В стране реализуются различные инфраструктурные проекты, но их масштаба недостаточно, для того чтобы сильно повлиять на экономику в целом.

«Вы видите масштабные стройки и обновление жилого фонда по всей стране? Я нет. А значит, потенциал стройотрасли задействован далеко не на полную мощность», — сказал Арман Бейсембаев.

Компании могут успешно работать только в понятной и стабильной бизнес-среде, которая включает в себя защиту частной собственности, предсказуемую налоговую политику. В качестве примера он привел США. В прошлом году администрация Дональда Трампа провела масштабную налоговую реформу. Однако до этого налоговая политика Штатов менялась 20 лет назад. В Казахстане же ситуация динамично меняется.

«Приведу простой пример. Согласно последним изменениям в Налоговом кодексе, порог оборота для постановки на учет по НДС в 2017 году был установлен в размере 30?000 МРП, с 1 января 2018 года до 1 января 2019 года — 25?000 МРП, с 1 января 2019 года до 1 января 2020 года — 20?000 МРП, с 1 января 2020 года — 15?000 МРП. То есть каждый год он будет снижаться, что приведет к тому, что МСБ будет вынужден уходить в тень», — заметил Арман Бейсембаев.

Рост ВВП на уровне 1?1,5% в новом году вполне реален. На первом месте останется нефтегазовый сектор, на втором — строительство и логистика, на третьем — торговля, считает в свою очередь Расул Рысмамбетов.

«Облегчение процедур транзита, скорость прохождения грузовых машин таможенного досмотра сильно бы помогли росту экономики Казахстана. Тогда товары из Узбекистана, Афганистана, Таджикистана, Кыргызстана могли бы в больших объемах доходить через территорию Казахстана до российского и европейского рынков», — пояснил наш собеседник.

Что касается торговли, то в межрегиональном масштабе она не развита, поэтому хорошие дороги, беспрепятственный проезд грузовых машин внутри республики могли бы обеспечить быстрый экономический рост, считает Расул Рысмамбетов.

«Положительно на ВВП мог бы повлиять сельскохозяйственный сектор за счет повышения производительности труда, дробления крупных игроков и развития небольших хозяйств», — добавил он.

Рост ВВП в 2018 году составит 3?4%, спрогнозировал Павел Афанасьев. Однако вопрос в том, каким будет его качество. В 2017 году госрасходы по отношению к ВВП составили максимальные 30% - это очень высокий показатель, свидетельствующий о высокой зависимости экономики от государственной поддержки.

«Хотелось бы, чтобы баланс сил в дальнейшем вновь перераспределялся в пользу других компонентов ВВП, таких как чистый экспорт, потребление, инвестиции», — добавил эксперт.

https://kapital.kz/economic/65808/kakim-dlya-ekonomiki-kazahstana-budet-2018-god.html

Автор: Нурия Ильясова от 2-01-2018, 17:41
Что будет в Казахстане вместо КСК, смогут ли вскрыть вашу квартиру в случае коммуникационных аварий и какая новая обязанность появится у застройщиков. Ответы на эти вопросы и многое другое содержатся в новых нормах закона «О жилищных отношениях», которые, возможно, появятся уже в 2018 году.
«Крыша» совместно с председателем правления РОО «Общественный защитник» Виктором Сыздыковым и председателем Ассоциации КСК г. Алматы Аркадием Рубцовым разобралась в предлагаемых поправках.

Отмена КСК и создание новых форм управления домами.

Пожалуй, самым революционным предложением для казахстанцев является ликвидация КСК и создание в каждом доме так называемого ОСИ — объединения собственников имущества. Если же количество квартир и нежилых помещений не превышает десяти, то можно объединиться в простые товарищества, суть которых в совместном управлении.

Руководство ОСИ (председатель или коллегиальное правление) должны избирать собственники. Причём если в течение месяца они не определятся с выбором, домом будет управлять наёмный человек. Жилищная инспекция выберет его путём тендера.

Новые поправки отменяют действие статьи о правах КСК объединяться в ассоциации и союзы, выдвигать правительству предложения об улучшении качества своей работы, подавать иски от лица хозяев квартир.

Помимо этого рассматривается исключение нормы о праве жильцов менять форму управления кондоминиумом, вступать в другие кооперативы.

Кондоминиумы будут регистрировать акиматы или застройщики.

В случае если эту норму утвердят, то она станет огромным плюсом для владельцев квартир в новостройках. Не секрет, что оформить кондоминиум в новых домах — большая проблема, из-за чего жители не могут распоряжаться общедомовым имуществом (цоколи, подвалы, фойе, чердаки и т. д.) и находятся в зависимом положении от их собственников, арендаторов или управляющих компаний.

При регистрации кондоминиума будут определяться: площадь дома и прилегающего земельного участка, полезная площадь всех квартир и нежилых помещений, состав общего имущества и размер доли в нём, приходящейся на каждую квартиру. Ранее учитывались только два последних пункта.

В итоге все жильцы будут иметь равные права на пользование общим имуществом. Решением собрания его часть может быть передана в ограниченное пользование по договору аренды с зачислением платы на счёт ОСИ или простого товарищества.

Повысится статус собственников нежилых помещений.

По сути, данный пункт легализует уже сложившуюся роль собственников коммерческих помещений в доме. Новые поправки подробно оговаривают их права и обязанности.

Так, предприниматели наравне с жильцами станут полноправными участниками кондоминиума. Для них впервые прописан размер ежемесячных платежей за содержание дома: они не должны превышать взносы жильцов более чем на 100%.

Также отмечена материальная ответственность за пользование общим имуществом (дорожка через газон, ведущая к отдельному входу, летники, ограждение и т. п.). Расходы на его содержание будут нести персонально только бизнесмены.

Создание двух новых республиканских контролирующих органов.

С принятием новых поправок, возможно, появятся:
— Центр развития ЖКХ;
— Единая информационная система жилищного фонда (ЕИС ЖФ) и ЖКХ.

Первый будет помогать акиматам оценивать состояние жилищного фонда страны, делать прогнозы по кадрам и предоставлять финансовые, информационные и консультационные услуги в сфере ЖКХ. Решение о его создании должно принять правительство.

Второй представляет собой справочно-автоматическую систему, обеспечивающую прозрачное взаимодействие между акиматами, жилищными инспекциями, монополистами, сервисными организациями, ОСИ и собственниками. С помощью ЕИС ЖФ и ЖКХ станет возможным обмен информацией, проведение собраний и голосований в электронном виде, подача заявок на обслуживание и контроль за их исполнением и др. Доступ к системе для внесения, просмотра и редактирования своей информации получат все участники.

Создание фонда накопления средств на проведение капитального ремонта.

Накопительный фонд — ещё одно возможное нововведение. Необходимость его создания разработчики объясняют низким соблюдением нормы о сберегательных счетах.

Сама норма появилась в 2011 году. Однако за 6 лет такие счета практически не открывались. Сейчас деньги собираются менее чем в 3% КСК, но не накапливаются, а расходуются на текущие нужды.

Разработчики уверены, что без вмешательства государства данную проблему решить невозможно. Поэтому оптимальным вариантом, на их взгляд, является создание специального фонда, куда будут поступать средства с каждого помещения.

В случае изменения собственника счёт сохранится за квартирой, а накопленные средства будут расходоваться только на капремонт под контролем жилинспекций. Каждый участник кондоминиума, уплачивающий сбор, получит доступ к информации о накопленных средствах. Как и раньше, сбор на капремонт составит сумму, кратную 0.02 МРП за 1 кв. м полезной площади квартиры или нежилого помещения (в 2018 году 1 МРП составит 48.1 тенге). Соответственно, к примеру, за квартиру площадью 50 кв. м нужно будет ежемесячно платить 2 405 тенге.

— Возможный плюс накопительного фонда в том, что это будет государственная организация. Разработчики обещают, что платежи станут обязательными, а расходование денежных средств — максимально прозрачным. Хочется надеяться, однако все мы помним и видим неутешительные примеры работы других республиканских фондов: медицинского, действовавшего в конце 90-х, и нынешнего пенсионного. Поэтому остаётся ещё много вопросов. К сожалению, меня, хотя я очень настаивал, так и не пригласили в рабочую группу для обсуждения этих поправок, — отметил Аркадий Рубцов.

Другие возможные нововведения вкратце.

Это те нормы, которых не было ранее или они были запрещены:

— Минимальный размер эксплуатационных расходов на содержание дома будут утверждать городские маслихаты.

— Вместо ревизионных комиссий предложено создать советы домов. Они будут осуществлять контрольно-надзорные функции за финансово-хозяйственной деятельностью ОСИ в составе не менее трёх человек. Если в доме более трёх подъездов, то в совет дома нужно избирать по одному представителю от каждого подъезда.

— Доступ в квартиры и нежилые помещения при проверке, ремонте или замене общего имущества будет осуществляться без письменного уведомления собственника. Допуск получат представители жилинспекции, сервисной организации или органа управления объектом.

— В аварийных ситуациях доступ может быть осуществлён и в отсутствие собственников или арендаторов, если они не прибыли на место аварии в течение часа после того, как их проинформировали посредством СМС. В этом случае должен быть составлен акт о вскрытии квартиры с участием участкового инспектора.

— Голосование будет проводиться как в письменном, так и электронном виде в связи с созданием ЕИС.

— Перепланировка квартиры или нежилого помещения допускается только в соответствии с Правилами организации застройки и прохождения разрешительных процедур в сфере строительства.

— Для изменения границ между квартирами, нежилыми помещениями необходимо письменное согласие всех владельцев, в чьей индивидуальной или долевой собственности находятся квадратные метры.

— Официально вводится понятие «целевой взнос». Он означает разовый взнос участников ОСИ для оплаты мероприятия, не предусмотренного сметой на содержание кондоминиума, за реализацию которого проголосовало не менее 2/3 участников.

— К сожалению, в целом весь проект поправок сырой, недоработанный. На предварительных слушаниях поправки не были представлены широкому обсуждению. Я говорю об этом, потому что вхожу в рабочую группу. Кроме нескольких специалистов, в ней практически нет экспертов, понимающих проблемы жильцов многоквартирных домов и заинтересованных их решать, — добавил Виктор Сыздыков.

Обсуждение законопроекта с данными поправками в рабочей группе должно было закончиться до 15 декабря текущего года. Однако этого не произошло. И поскольку о продлении полномочий рабочей группы информации пока нет, эксперты допускают, что мы видим окончательный вариант, который может быть передан в мажилис парламента. Принятие документа намечено на лето 2018 года. Надеемся, что перед этим все недоработки будут исправлены.

Newtimes.kz
https://news.mail.ru/economics/32135421/?frommail=1
Автор: admin от 26-12-2017, 13:47
В Казахстане ряд банковских операций, указывающих на возможный вывод средств из страны, могут взять на особый контроль. Об этом сообщил глава Нацбанка РК Данияр Акишев на заседании Правительства, передает МИА «Казинформ».

«Предоставление резидентом финансового займа нерезиденту, не предусматривающего погашения путем зачисления денег на счета в Казахстане; предоставление нерезидентом финансового займа резиденту, не предусматривающего перевод денег на счета в Казахстане; предоставление резидентом беспроцентного финансового займа неаффилированному нерезиденту на срок свыше 720 дней; операции по оплате экспорта или импорта со сроком репатриации свыше 720 дней», - зачитал глава Нацбанка Данияр Акишев список операций, указанных в законопроекте «О совершенствовании законодательства о валютном регулировании и валютном контроле», как имеющие признаки вывода средств из страны.

По его словам, такие операции будут осуществляться банками только при представлении резидентом разрешения на передачу информации органам валютного контроля

«Кроме того, законопроект предусматривает право на передачу информации по валютным операциям, содержащей банковскую тайну, Комитету государственных доходов», - добавил он.
Автор: admin от 26-12-2017, 10:58
Президент Назарбаев в интервью казахстанским СМИ объяснил, почему государство не обязано предоставлять населению бесплатное жилье, передает Zakon.kz
По словам главы государства, все страны имеют жилищную проблему.

"Наша страна самая не урбанизированная. У нас почти 40% населения живет в сельской местности, хотя на село работают всего 20%. Они двигаются в города. Смотрите, сейчас, у нас есть жилстройсбережение: человек собирает 50%, остальное банк дает в кредит. Он покупает свою квартиру и начинает рассчитываться. Второй вопрос, мы даем местным исполнительным органам деньги: построй, дай в кредит желающим. Он получает, начинает платить арендную плату, как квартплату мы платили когда-то. И эта оплата так накопится, что она окупит стоимость этой квартиры. Для нуждающихся есть аренда без выкупа - для инвалидов, ветеранов войны. Кроме того, есть индивидуальное жилищное строительство", - сказал Назарбаев.

Президент отметил, что жилье может иметь лишь тот, кто работает.

"Если ты нигде не работаешь, сидишь дома и хочешь, чтобы тебе на тарелочке квартиру принесли, то такого нет. Сейчас в рыночных условиях государство не должно и не может давать бесплатные квартиры никому. Другое дело, государство помогает таким людям, снижает процентную ставку. Это и есть оказание помощи для малообеспеченным, многодетным семьям", - сказал Назарбаев.

По его мнению, работающие казахстанцы вполне могут приобести жилье самостоятельно. Для этого государству необходимо дать людям работу.

"Человек должен работать и зарабатывать. Если он работает в наших условиях, в новых условиях индустриальной экономики, у него достаточно будет для того, чтобы платить ипотеку и иметь жилье", - добавил Президент.
Автор: Нурия Ильясова от 1-11-2017, 10:40
Татьяна КУАН Казахстанское образование нуждается в срочном реформировании. По словам общественников, родителей и самих учителей, острая нехватка квалифицированных педагогов и низкое качество учебников скатили знания школьников практически до нуля, а сама система давно и тяжело больна. Чтобы ее «вылечить», специалисты предлагают перевести учебные заведения страны на подушевое финансирование и внедрить систему выборности директоров школ.

О выделении средств на каждого казахстанского ученика говорят уже давно. Несколько лет назад такая практика была введена в Москве и уже показала свою эффективность. Например, в Белокаменной резко сократился административный бюджет на содержание школ, а руководство учебных заведений стало бороться за качество кадров.

– Пока деньги не будут идти за ребенком и пока директорам школ не будут предоставлять подушевое финансирование, ничего не изменится, – считает руководитель общественного фонда «Улагатты жануя» Марианна Гурина. – Нужно подготовить большой проект, внести его в парламент и попробовать пролоббировать. Потому что наше образование больно, и эта болезнь уже захватила все органы. Сегодня часто говорят о поборах, но давайте смотреть на это понятие шире. Это не просто поборы, это выживание школ, которые сегодня поставлены на колени.
К слову, необходимость подушевого финансирования школ понимают и в Министерстве образования и науки. Сейчас там изучают российский опыт и надеются внедрить такую же систему хотя бы в крупных городах республики. Ну а пока проблему нехватки качественных кадров каждый регион решает по-своему. В Алматы, например, действуют два педагогических колледжа, которые выпускают только воспитателей дошкольных учреждений и учителей младших классов – с этими кадрами в самом крупном мегаполисе Казахстана особенно тяжело.

– Если в советское время в педагогические вузы поступали самые лучшие выпускники, то сейчас туда идут те, кто не сумел поступить на юриста или экономиста, – признает заместитель руководителя управления образования Алматы Ляззат Жылкыбаева. – Мы изучили показатели поступления в университеты по баллам и оказалось, что выпускники с самыми низкими результатами идут, как правило, в аграрные и педагогические вузы.

Тем временем алматинский ученый Аскарбек Кусаинов предложил свой метод повышения качества среднего образования. По его мнению, если в стране внедрить институт наставников для учителей, знания казахстанских школяров значительно улучшатся уже через пару-тройку лет.

Аскарбек Кусаинов возглавляет Академию педагогических наук Казахстана и уже давно озабочен проблемой некачественного образования в школах. Он убежден, что хорошего учителя может воспитать только педагог от Бога, а потому заслуженные сэнсэи должны помогать своим менее опытным коллегам. Кстати, о сэнсэях – японцы уже давно усвоили эту истину и предоставляют молодым учителям личного наставника в течение первого года работы.

– Мы предлагаем Министерству образования и науки выбрать наставниками 10 тысяч опытных учителей-методистов и, доплачивая по 40 тысяч тенге в месяц, поручить каждому из них в течение года повысить квалификацию шестерым учителям, – говорит Кусаинов. – Итого выйдет 60 тысяч педагогов. Таким образом, создав реально действующий институт наставников, можно за два-три года качественно повысить квалификацию учителей всех школ.
А вот Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) уже давно предлагает приравнять учителей к госслужащим и предоставить им соответствующие льготы. Более того, в партии считают, что в отечественные школы стоит привлекать не только выпускников педагогических вузов, но и успешных казахстанцев – бывших банкиров, экономистов и IT-специалистов.

Подобный опыт, говорят в КНПК, широко применяется в развитых странах мира и позволяет школярам получать уникальные знания от практиков, которые готовы делиться опытом. Согласна с коммунистами и Марианна Гурина:

– По данным PISA (международная программа по оценке успеваемости учащихся), наши дети по уровню образования находятся в том самом месте, которое неприлично называть. Да, они могут в 11 лет прочитать текст, но они не могут его пересказать. Ничего не понимают в математике. А мы хотим, чтобы они сейчас физику на английском языке освоили. Где директорам школ взять нормальных трехъязычных учителей? У меня вот какое предложение. У нас есть вузы, как КИМЭП и Казахстанско-Британский технический университет (КБТУ), где студенты свободно говорят на трех языках. Так почему бы не внести туда педагогический курс, чтобы эти выпускники потом преподавали нашим детям?

По словам директора алматинской школы № 95 Рустама Джаханова, эта идея, конечно, хороша, но невыполнима. Сегодня учитель высшей категории, работающий на две ставки, получает не больше 150 тысяч тенге в месяц, и выпускники престижных вузов попросту не пойдут работать за эти деньги.

– К тому же, если мы сейчас вводим трехъязычие, это не значит, что учитель ведет предмет от «здравствуйте» до «до свидания» на иностранном языке, – пояснил он. – Речь идет только о том, чтобы дети знали на английском языке основные понятия, термины.
Не поддержали представители образования и предложение общественницы о выборности директоров школ. По мнению Марианны Гуриной, такая практика позволила бы держать педагогов в тонусе и развила бы конкуренцию в образовательной сфере. Однако, по словам Ляззат Жылкыбаевой, сегодня выбирать просто не из кого.

– Мы испытываем кадровый голод, – пояснила она. – Приведу вам последний случай. Недавно мы искали директоров для 14 школ и проводили соответствующий конкурс. В три из них даже документы никто не подал! То есть мы руками и ногами готовы назначить, но никто не идет.

Беспокоят общественников и новые школьные пособия. Как известно, этот учебный год начался со скандала вокруг учебника для седьмых классов автора Зинаиды Сабитовой. Родители школяров не оценили ее педагогического замысла, когда обнаружили на страницах книги сказку про Кукусю и Бутявку. Недавно стало известно, что оскандалившийся учебник перевыпустят с учетом всех замечаний.

– А смысл его переиздавать? От него надо просто отказаться, – считает мама семиклассника Гульназ Имамниязова. – Помните, в советское время дети десятилетиями учились по одним и тем же учебниками и выросли грамотными людьми. А сейчас учебники переиздаются каждый год. Я думаю, что здесь дело, прежде всего, в деньгах. Выпуск учебников – это ведь огромные средства.
Немалые средства тратятся и на специальные рабочие тетради. По данным Марианны Гуриной, в нулевом классе родители вынуждены платить по 18 тысяч тенге, чтобы обеспечить ребенка полным комплектом сопутствующих пособий.

– А так ли они необходимы? – задается вопросом первый секретарь Алматинского горкома КНПК Алибек Шапенов. – Рабочие тетради заводятся на каждый предмет и стоят приличных денег. Какая в этом необходимость? У многих складывается впечатление, что это просто способ зарабатывания денег. Кто-то нашел себе кормушку и выпускает, по сути, ненужные рабочие тетради.

К слову, все эти образовательные перипетии вынуждают родителей смотреть в сторону хоумскулинга – в переводе на русский язык это ставшее модным словечко означает «среднее образование на дому». Такая форма обучения широко распространена в США, Великобритании, Канаде и Австралии. Разрешен хоумскулинг и в некоторых странах СНГ – России, Узбекистане и Молдове. Казахстанские родители тоже просят внести изменения в закон «Об образовании» и разрешить школьникам грызть гранит знаний самостоятельно.

В нынешнем законодательстве прямого запрета на альтернативную форму обучения нет, но и норма, предполагающая получение среднего образования вне школьных стен, тоже отсутствует. Хотя в одном только Алматы действуют уже три сообщества хоумскулеров. Семьи, радеющие за такую форму обучения, приводят в качестве аргументов данные международных исследований. Так, английские чилдрен, выросшие в домашних условиях, опережают своих школьных сверстников в математике и чтении. Да и канадские хоумскулеры, если верить опросам, чувствуют себя гораздо счастливее «замученных учителями» ровесников.

Источник: https://express-k.kz/news/zhizn_expert/marianna_gurina_nashe_obrazovanie_bolno-110437
Автор: Нурия Ильясова от 6-10-2017, 17:03
Валерий Сурганов Эксперты дали оценку сложившейся ситуации на топливном рынке
Не успело казахстанское общество удивиться новости про 70-процентную зависимость страны от импортного авиакеросина, которой поделилась авиакомпания «Эйр Астана», как на текущей неделе ее затмила другая: в Казахстане образовался дефицит бензина АИ-92, которого на нефтебазах и хранилищах осталось лишь до середины октября. Вопрос, конечно, решается: российские компании готовы отгрузить недостающий товар, однако цены у них немаленькие, поэтому нужно готовиться к росту стоимости бензина.

Ремонт, импортозависимость и девальвация
И хотя часть экспертов, будучи, безусловно, правой, уверяет, что подобная ситуация случается не в первый раз — мы, действительно, сильно зависим от импортных поставок почти всех видов топлива и дежавю повторяется из года в год, — тем не менее нынешнее положение все же отличается двумя нехарактерными чертами.

Во-первых, это публичность. Ее стало больше, в том числе и благодаря самому Минэнерго. Проблему решено было не замалчивать и максимально полно и аргументированно рассказать о ее причинах и способах решения.

Во-вторых, этому во многом поспособствовал принцип «двойного удара», когда с разницей в 7 дней пришло два обескураживающих сообщения: в нашей нефтяной стране критически не хватает авиатоплива и у нас же наметился острый дефицит бензина. В обоих случаях мы зависим от импортных поставок из России. Диверсифицировать же поставки можно, но для этого нужны время, которого нет, и хорошие, умелые переговорщики, работающие в разных странах и добивающиеся поставок топлива по выгодной и комфортной цене. И то не факт, что эта затея выгорит, потому что ни одна страна мира не упустит шанс продать свой товар, в котором так нуждаются соседи, по самой привлекательной для себя цене. Здесь нет ничего личного, а только классические интересы бизнеса.

Поэтому, описывая картину в целом, заместитель генерального директора АО «КазМунайГаз Онимдери» по операционному направлению Нуркен Мырзагалиев признал, что прогнозная цена с учетом импорта из России составляет 155?157 тенге за литр.
«Цены поднимутся в течение месяца, как только мы начнем получать наш импортный продукт. Импорт у нас ожидается в первых числах октября — до 10, и где-то в середине месяца начнем поднимать цены. Но это самый пессимистичный сценарий — 157 тенге за литр. По предварительным прогнозам, это цена, которая включает в себя стоимость, транспортировку, хранение и наши операционные накладные расходы», — сообщил Нуркен Мырзагалиев.

В свою очередь вице-министр энергетики РК Асет Магауов прокомментировал ситуацию следующим образом: запасы АИ-92 составляют 125 тыс. тонн. Потребление обходится в 350 тыс. тонн в месяц. Таким образом, запасов осталось только на ближайшие полмесяца.
«Октябрь будет достаточно напряженным, ведь Казахстану предстоит импортировать не меньше, чем в сентябре, — от 90 тыс. до 100 тыс. тонн. Однако в дальнейшем после запуска на полную мощность установки каталитического крекинга на Атырауском НПЗ и выхода с ремонта Павлодарского НПЗ в ноябре ожидается существенный рост собственного производства и пойдет снижение импортных поставок — до 30?40 тыс. тонн», — объявил Асет Магауов.

Ситуацию с ценами постарался разъяснить и сам глава Минэнерго Канат Бозумбаев. При этом он внес в общий водоворот мнений свою «изюминку», обратив внимание на то, что перманентная девальвация национальной валюты сыграла злую шутку со стоимостью моторного топлива для конечных казахстанских потребителей.

Так, по словам Каната Бозумбаева, средняя цена по республике на АИ-92 в январе составляла 135 тенге за литр, в сентябре в среднем она увеличилась до 150 тенге за литр, показав рост на 11%. Доля импорта этой марки бензина выросла с 15% в период с июля по август, до 30% в сентябре. Это связано с выходом на ремонт нефтеперерабатывающих заводов. Потому ограниченное предложение казахстанских нефтепродуктов на рынке и увеличение доли более дорогого импортного бензина повлияли на рост цен. Однако здесь также необходимо учитывать изменение курса доллара по отношению к тенге за тот же период. Курс изменился с 314 тенге за доллар до 340 тенге за доллар.

«А расчеты с россиянами ведутся в долларах, — признался Канат Бозумбаев. — И по сравнению с маем оптовая цена импортируемого бензина увеличилась более чем на 8%, с $517 до $560 за тонну».
С другой стороны, министр энергетики пообещал, что средний объем потребления 92-го бензина по республике ожидается в этом месяце на уровне 290 тыс. тонн, который частично будет покрыт за счет собственных мощностей.

«Мы произведем 170 тыс. тонн, и объем импорта планируется еще порядка 120 тыс. тонн, или 40%. В то же время за счет полной работы всех НПЗ в ноябре мы планируем снизить долю импорта по 92-му бензину до 30% и до20% в декабре», — заверил Канат Бозумбаев.

Нам пока не нужен новый НПЗ
Вице-президент по Каспийскому региону и странам Центральной Азии международного ценового агентства Argus Тимур Ильясов в комментарии «Капитал.kz» обратил внимание на несколько факторов дефицита и роста цен на бензин АИ-92.

«На сегодняшний день у нас наблюдается реальный дефицит по 92-му бензину. Основные причины, которые мы видим, — это остановка на плановый ремонт Атырауского НПЗ с 18 августа по 18 сентября и сразу вслед за ним остановка на ремонт Павлодарского нефтехимического завода с 20 сентября по 26 октября, возможно, ремонт закончится раньше на несколько дней. У нас же в стране только три нефтеперерабатывающих завода. При этом с 70-х годов прошлого века Атырауский завод остановился полностью впервые. Хотя раньше он прекращал работать лишь на 50% с учетом двух установок первичной переработки нефти. Все это привело к снижению предложения на рынке по бензину. К тому же следует учитывать, что на ряде российских заводов тоже проходили и проходят плановые ремонты в августе-октябре, поэтому российские компании как одни из самых главных поставщиков бензина на казахстанский рынок снизили предложение, а когда возникает превышение спроса над предложением, цены всегда растут», — рассказал Тимур Ильясов.

Что касается повышения цен на бензин АИ-92, то, по мнению эксперта, это неизбежный процесс, который имеет свою предысторию и закономерность. Так, по словам Тимура Ильясова, официальная цена на 92-й бензин на автозаправочных станциях Казахстана не регулируется. Однако крупным сетям все равно тяжело повышать стоимость бензина, потому что они подпадают под антимонопольное законодательство. Соответственно, для того чтобы покупать в России дорогой бензин, они просто не могут позволить себе продавать его на своих АЗС дешево. Если запрещать им повышать цены, они просто не будут закупать его в РФ по высоким ценам, а тогда у нас произойдет коллапс с моторным топливом.

«Мы в Казахстане наблюдаем подобную ситуацию уже не первый год, скажу даже, что бывали ситуации и похуже: каждый год либо каждые два года примерно такая картина повторяется, но всякий раз нам удается выйти из ситуации. И сейчас, я думаю, что как только Павлодарский завод выйдет из ремонта и пойдет выпуск светлых нефтепродуктов, ситуация стабилизируется, надеюсь, это произойдет в начале ноября. Да, теоретически мы могли бы построить новый завод с нуля, готовый выпускать бензин Евро 5, но тут другой вопрос: мы существующие три завода полностью загрузить пока не можем, так как нефти физически не хватает, ведь наши крупные проекты, такие как Кашаган, ориентированы, прежде всего, на экспорт, а на некоторых месторождениях поменьше, от которых в основном идет нефть на внутренний рынок, наоборот, объемы добычи снижаются», — констатировал Тимур Ильясов.

Размышляя о диверсификации импортных поставок бензина в Казахстан, эксперт международного ценового агентства Argus заметил, что этот вопрос всегда обсуждается, но, например, наши южные соседи импортозависимы по бензину даже больше чем Казахстан. Помимо России, были поставки из Беларуси пару лет назад и толлинговые поставки из Китая. То есть, когда мы можем ввезти свое сырье в другую страну, переработать и вывезти готовую продукцию обратно без облагания таможенными пошлинами. Но на сегодняшний день импорт осуществляется только России.

«Наше правительство и участники рынка изучали различные варианты. Но опять же все упирается в цену. Россия — это ближайший наш сосед, который производит достаточно нефтепродуктов. Оттуда легче завозить бензин — логистика налажена с советских времен. И по цене российский бензин на самом деле более приемлем. Поэтому у нас, несмотря на незначительное повышение розничных цен, все равно сохраняется самая низкая цена в регионе», — заключил Тимур Ильясов.

Также эксперт сообщил, что в 2018 году технически заводы увеличат выпуск светлых нефтепродуктов за счет снижения производства темных нефтепродуктов, таких как мазут и вакуумный газойль, которые обладают меньшей ценностью.

«В случае должной загрузки нефтью наших НПЗ они обеспечат на 100% рынок топливом», — выразил надежду Тимур Ильясов.

Импортный форс-мажор
По мнению другого эксперта, главного редактора информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замира Каражанова, мы изначально должны были взять курс на абсолютную топливную независимость, самообеспечение нефтепродуктами и достижение цели стать нетто-экспортерами, то есть реализовывать на внешнем рынке излишки бензина, дизтоплива и авиакеросина. Причем достичь эту цель можно было форсированными темпами.

«Опора на внешние ресурсы придает нестабильность энергетической системе республики. Проблема в том, что мы пытаемся решить этот вопрос за счет внешних факторов, ведь в качестве альтернативы поставкам из России предлагались Азербайджан, Иран и Китай. Но все это говорит о шаткости и хрупкости энергетической системы страны. Нельзя решать вопросы обеспечения энергетической безопасности за счет внешних игроков — будь то Россия, Китай или кто-либо еще. Всякое может произойти — изменение спроса на внутреннем рынке этих государств, ценовой конъюнктуры, законодательные новшества, различные форс-мажоры — и мы даже не вправе предъявить претензии своим партнерам. Любая страна, прежде всего, удовлетворяет собственные энергетические потребности и поставляет на экспорт только излишки. Если есть излишки — хорошо. А если их не будет? Тогда Казахстан может попросту пережить энергетический шок», — предупредил Замир Каражанов.

https://kapital.kz/economic/63511/pochemu-kazahstan-ne-zastrahovan-ot-energeticheskogo-shoka.html
Автор: Нурия Ильясова от 27-09-2017, 10:20
По мнению экспертов, для республики в силу природно-климатической специфики актуальны не все виды ВИЭ
Завершение международной выставки ЭКСПО-2017 ставит вопрос о перспективах реализации в Казахстане тех принципов и идей, которые обсуждались на ней, — идей устойчивого и гармоничного развития в рамках зеленой экономики, зеленых технологий и зеленой энергетики. Казахстан, предложивший ряд международных инициатив в данной сфере (наиболее известной из которых стала глобальная экологическая инициатива «Зеленый мост») и сформулировавший повестку ЭКСПО-2017, направленную на их реализацию через развитие энергетики будущего, имеет возможность продемонстрировать успешность стратегии зеленого экономического роста.
Эта возможность, особенно в части энергетики, подкрепляется в условиях Казахстана наличием богатой ресурсной базы энергетики будущего, в частности, обширным потенциалом генерирования электроэнергии на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). Под энергетикой на возобновляемых источниках в международной практике принято понимать солнечную, ветровую, гидроэнергетику (в контексте зеленой экономики — малые ГЭС), биотопливную, геотермальную и некоторые другие. Для Казахстана в силу природно-климатической специфики актуальны не все виды ВИЭ, наиболее перспективными являются гидроэнергетика, а также солнечная и ветровая.
В соответствии с оценками, содержащимися в «Концепции развития топливно-энергетического комплекса до 2030 года» от 2014 года, гидропотенциал средних и крупных рек составляет 55 млрд кВт/ч, малых рек — 7,6 млрд кВт/ч в год. Потенциал солнечной энергии, по расчетам, составляет около 2,5 млрд кВт/ч в год, а количество солнечных часов в году оценивается в 2200—3000 из 8760. Ветровой потенциал достигает 1820 млрд кВт/ч в год. Таким образом, совокупный потенциал ВИЭ по генерации электроэнергии составляет 1?885 млрд кВт/ч, тепловой потенциал — 4,3 ГВт.
В настоящее время объем генерации этими видами энергетических станций в Казахстане невелик. Так, объем производства электроэнергии солнечными и ветровыми электростанциями составил по итогам 2016 года 320 млн кВт/ч, что соответствует 0,3% от общего объема выработки электроэнергии в 94?077 млн кВт/ч. Доля гидроэнергетики составила 12,3% (11?606 млн кВт/ч), то есть совокупная генерация на всех ВИЭ измерялась в прошлом году 11?926 млн кВт/ч, или 12,6% выработанной электроэнергии. Этот показатель был значительно выше уровня предыдущего года (10,4%), причем отмечен очень значительный прирост в объеме производства электроэнергии на солнечных и ветровых станциях, который составил 105%. На текущий момент в республике имеется 50 действующих объектов ВИЭ суммарной мощностью 288,3 МВт (ГЭС — 139,8, ВЭС — 90,8, СЭС — 57,3, биогазовая установка — 0,35).
Тем не менее доминирующим в энергобалансе страны источником выработки электроэнергии остаются тепловые электростанции, которыми в 2016 году было выработано 74?702,8 млн кВт/ч, или 79%. Между тем существующие программы развития экономики и отраслевые документы предусматривают резкий рост выработки электроэнергии на возобновляемых источниках. Так, в «Концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике» предусматривается достижение к 2050 году доли возобновляемой и альтернативной энергетики в вилке 30?50%. Два варианта развития данных видов генерации представляют частичное достижение целей (от 30%) и полное их достижение (50%). В данном случае необходимо учитывать, что в указанном документе под возобновляемыми и альтернативными источниками энергии понимаются также атомная и традиционная гидроэнергетика. Кроме горизонта прогнозирования на 2050 год, в концепции также содержатся и более приближенные по времени прогнозы, в том числе и по отдельным видам ВИЭ. Так, планируется достижение ветровыми и солнечными электростанциями доли в 3% в общем объеме производства электроэнергии к 2020 году и доли в 10% к 2030 году. В Стратегическом плане развития РК до 2020 года (утвержден Указом Президента Республики Казахстан N 922 от 1 февраля 2010 года) также имеются ориентиры по развитию ВИЭ — к 2015 году предполагается достижение «доли использования альтернативных источников энергии в общем объеме энергопотребления» на уровне 1,5%, к 2020 году — более 3%.
При этом имеются также конкретизированные целевые индикаторы по развитию отдельных видов генерации на ВИЭ. В частности, в «Концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике» планируется достижение ветровыми и солнечными электростанциями доли в 3% в общем объеме производства электроэнергии к 2020 году и доли в 10% к 2030 году. Это чрезвычайно амбициозные планы, учитывая, что в настоящее время, как отмечалось выше, объем выработки электроэнергии этими двумя источниками составляет 0,3%. Учитывая, что столь резкий рывок в краткосрочной перспективе двух-трех лет маловероятен, целесообразно сделать больший акцент в развитии возобновляемой энергетики на гидроэлектростанции.
Тем не менее в целом перспективы развития возобновляемой энергетики в Казахстане остаются благоприятными, учитывая как фактор наличия в стране значительного ресурсного потенциала по ветру и солнцу, так и фактор постоянного прогресса технологий зеленой энергетики и снижения стоимости оборудования для нее, что ведет к снижению цен на вырабатываемую электроэнергию и повышение ее конкурентоспособности с традиционными энергоносителями.
В связи с этим можно сделать вывод о том, что элементы зеленой экономики и, в частности, энергетики будут постепенно внедряться в Казахстане и получать все большее распространение, в том числе и с использованием технологий, представленных на ЭКСПО-2017.

Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК, доктор экономических наук

https://kapital.kz/economic/63134/vygodno-li-v-kazahstane-razvivat-zelenuyu-energetiku.html
Автор: Нурия Ильясова от 25-09-2017, 16:16
Женис Байхожа Как-то странно мы в Казахстане оцениваем те или иные спортивные результаты. Неумеренный восторг по поводу медалей, завоеванных на третьесортных соревнованиях, соседствует с нежеланием замечать пусть не призовые, но высокие места наших соотечественников на самых престижных международных турнирах. Как следствие, создается искаженное представление – что-то вроде отражения в кривом зеркале.

Зачем нам эти Игры?
…В эти дни в Ашхабаде проходят 5-е Азиатские игры в помещениях и по боевым искусствам. Об уровне конкуренции на этих комплексных соревнованиях можно судить хотя бы по следующим цифрам. 43 процента всех разыгранных на сегодня золотых наград (79 из 184-х) достались хозяевам. Между тем Туркменистан – это аутсайдер азиатского спорта (лишь 32-е место на последней летней Азиаде, итоги которой и дают наиболее объективную картину расклада сил на континенте). И в то же самое время страны, составляющие большую азиатскую тройку (Китай, Южная Корея, Япония) и явно доминирующие в этой части света, завоевали в сумме 33 золотые медали, или почти в два с половиной раза меньше, чем один Туркменистан.

Скажем, Япония имеет в своем активе лишь две бронзовые награды и занимает 31-е место в неофициальном командном зачете. Она не прислала в Ашхабад ни одного пловца (о высочайшем уровне плавания в этой стране свидетельствуют 7 наград, завоеванных на недавнем чемпионате мира), ни одного легкоатлета. Китай в этих самых медалеемких видах спорта представлен, но далеко не сильнейшими своими спортсменами. То же самое касается и ряда других стран. Тогда как от Казахстана в соревнованиях по той же легкой атлетике участвовали практически все лидеры национальной сборной во главе с Ольгой Рыпаковой. И когда в наших СМИ пишут о их «мощном выступлении», даже «триумфе», становится как-то неловко и вспоминается поговорка: «молодец против овец».

Например, упомянутую Рыпакову я считаю одной из самых ярких «звезд» за всю историю отечественного спорта периода независимости. Человек, достойный всяческого уважения. Но зачем ей эти Игры (хотя допускаю, что ее просто уговорили спортивные функционеры)? С кем ей было соперничать? Показав даже слабенький для себя результат 14.32, она более чем на метр, что для тройного прыжка целая пропасть, опередила свою ближайшую конкурентку – кстати, тоже нашу соотечественницу.

…Десять лет назад, осенью 2007-го, я был на 2-х Азиатских играх в помещениях (кратко АИП), которые проходили в Макао, и следил за соревнованиями легкоатлетов. Наша сборная отправилась туда без главных своих «звезд» того времени – Дмитрия Карпова, Марины Аитовой… Рыпакова, тогда еще только осваивавшая тройной прыжок (до этого она прыгала в длину), но уже начавшая показывать высокие результаты в этой дисциплине, в Макао приехала, но лишь как зрительница. На почти пустых трибунах сидели только тренеры, несколько журналистов и небольшая горстка зевак. В память врезалась реплика одного из членов нашего тренерского штаба: «На...й (нецензурное слово) никому не нужные соревнования, но навтыкать пи…й (еще одно нецензурное слово) могут» – имелась в виду возможная реакция начальства на недобор медалей. В этой фразе, которую я, к сожалению, не могу привести в ее оригинальном виде, сконцентрировано отношение настоящих профессионалов к подобного рода состязаниям.

Олимпийские и неолимпийские

Гораздо больший интерес на тех Играх в Макао представлял шахматный турнир с довольно сильным составом участников. (Кстати, то же самое и в Ашхабаде: например, наша Динара Садуакасова завоевала «бронзу» в более чем солидной компании – ее опередили только действующая чемпионка мира Тан Чжуньи и №9 текущего женского рейтинга FIDE Лей Тиньцзи). И в целом с чисто спортивной точки зрения, уровня конкуренции соревнования в неолимпийских видах вызывали куда больше эмоций, чем в олимпийских. Это вполне объяснимо: в первых азиатский календарь небогат, а потому к каждому турниру страны-участницы относятся максимально серьезно.

Кто-то возразит: мол, легкая атлетика в помещениях и плавание на «короткой воде» несколько отличаются от классических версий этих же видов спорта, которые и входят в олимпийскую программу. Но ведь и там, и там действующими лицами являются одни и те же. Кроме того, например, для легкоатлетов организуются (по четным годам) чемпионаты Азии в залах. Они же участвуют в чемпионатах континента на стадионах, в ежегодных сериях «Гран-при Азии», в летних Азиатских играх. Зачем им еще АИП, которые к тому же проводятся после завершения международного сезона в этом замечательном виде спорта, когда атлеты уже «выжаты» и физически, и эмоционально?

Вообще, на мой взгляд, АИП должны быть соревнованиями сугубо для представителей неолимпийских видов: спортивных танцев, бильярда, пауэрлифтинга, боулинга, различных боевых искусств (джиу-джитсу, тайский бокс и прочие), тех же шахмат и т.д. В Казахстане они финансируются слабо, поездок на международные турниры мало, и для таких спортсменов АИП – это редкая возможность получить государственную поддержку.

В этом смысле хорошим примером может служить Япония, которая отправила в Ашхабад именно «неолимпийцев» – игроков в футзал, танцоров, борцов на поясах и т.д. Ее спортивным функционерам в данном случае нет дела до медального зачета (ведь это не Олимпиада и даже не «классическая» Азиада), для них главное – поддержать, поощрить другие виды спорта, находящиеся в тени олимпийских. А вот их казахстанские коллеги по-прежнему ослеплены блеском медалей, которые заслоняют все остальное, в том числе что-то более важное. Поэтому и делегировали они в Ашхабад многих наших сильнейших спортсменов в олимпийских видах – легкоатлетов, борцов, велогонщиков-трековиков, пловцов…

Но ведь очевидно, что даже если мы соберем на нынешних Играх с их низким уровнем конкуренции богатый урожай наград, это никак не повысит международный престиж отечественного спорта. Как не повысили его ни домашняя Азиада-2011, ни домашняя Универсиада-2017, на которых Казахстан получил рекордное количество медалей. Или вот, например, Туркменистан. Ну, займет он по итогам Игр в Ашхабаде первое общекомандное место, причем с огромным отрывом от остальных, – и что? Ведь все равно никто в мире не станет воспринимать его как сильную спортивную державу. И, напротив, та же Япония, вне зависимости от ее результатов на АИП, по-прежнему будет считаться одним из гегемонов.

Тогда зачем все эти гонки за медалями? Ради удовлетворения чьих-то личных амбиций? Ради показухи? Ради того, чтобы ублажить высокое начальство: мол, смотрите, как мы трудимся в поте лица своего на благо отечественного спорта?

У каждого турнира свой «вес»

Полагаю, что спортивная общественность, журналисты должны осознавать цену каждой медали, да и вообще любого результата, показанного казахстанцами на тех или иных международных турнирах, чтобы на основе этого давать справедливые оценки, подбирать правильные эпитеты (положительные или негативные) и делать адекватные выводы. А цена в каждом случае разная.

Раз уж мы ведем речь об азиатских соревнованиях, то остановимся на континентальных чемпионатах. Все они вроде бы имеют одинаковый статус, но на самом деле это далеко не так.

Возьмем столь любимый у нас бокс. До последнего времени на чемпионаты Азии (ЧА) по этому виду спорта многие страны, и Казахстан в том числе, нередко отправляли тех, кто был вторым-третьим номером в своих национальных сборных. Но два года назад ситуация изменилась: теперь ЧА стал отборочным турниром к мировому первенству. И сразу отношение к нему стало более серьезным, качественный состав участников, уровень конкуренции заметно повысились.

Весьма престижным считается ЧА по фехтованию. В этом виде спорта очень важно быть как можно выше в мировом рейтинге, что при жеребьевке дает более ощутимые преимущества, чем, например, в теннисе, плюс на основе рейтинга осуществляется отбор на Олимпиаду как в личном, так и в командном первенстве. С точки зрения количества разыгрываемых рейтинговых очков ЧА равноценен турнирам «Гран-при» – вторым по значимости после мирового первенства – и в полтора раза превосходит каждый из этапов Кубка мира. Поэтому на чемпионаты Азии приезжают все сильнейшие. Так было и на ЧА-2017 в Гонконге, где в соревнованиях мужчин-шпажистов участвовали действующий олимпийский чемпион, бронзовый призер ОИ-2012, серебряный призер ЧМ-2014… Сенсационно победивший в этой компании казахстанец Руслан Курбанов с 78 очками (из них 48 за успех в Гонконге) теперь занимает высокую 18-ю позицию в мировом рейтинге. Он вплотную приблизился к «топ-16», которые на крупных международных турнирах попадают в число «сеяных», пропускают групповой, предварительный раунды и начинают сразу с 1/16 финала.

Чуть легче «весит» чемпионат Азии по дзюдо. Он тоже приносит рейтинговые очки, важные при проведении жеребьевки и при отборе на Олимпийские игры, но все же поменьше, чем турниры серий «Мастерс», «Грэнд Слэм», и ровно столько же, сколько «Гран-при».

А вот, скажем, ЧА по тяжелой атлетике ни на рейтинги, ни на распределение олимпийских лицензий не влияет (применительно к ОИ корректнее будет сказать «почти не влияет»), поэтому ведущие азиатские сборные обычно приезжают на него вторыми-третьими, а то и вовсе молодежными составами. Соответственно уровень конкуренции низкий, призерами часто становятся малоизвестные штангисты.

Или взять игровые виды спорта – баскетбол и волейбол. Баскетбольный ЧА проводится раз в два года и является одновременно отборочным турниром либо к Олимпиаде, либо к мировому первенству. Поэтому страны-участницы придают ему огромное значение, привлекают легионеров, играющих в сильных зарубежных лигах. На этом фоне меркнет даже баскетбольный турнир, организуемый в рамках летней Азиады, – туда нередко отправляют резервистов. И совсем другая ситуация в волейболе, где ЧА проводится отдельно, а отборочный турнир к ОИ или ЧМ – отдельно. Понятно, что второй ценится гораздо выше, к нему готовятся серьезнее. И, наверное, именно с этих позиций следует оценивать результаты мужской сборной Казахстана в нынешнем году: «серебро» на ЧА, после которого в ее адрес прозвучало много дифирамбов, и неудача спустя всего пару недель в финале квалификации к ЧМ-2018, где она проиграла все четыре матча с общим счетом 2:12. Кстати, выигравшая отбор в нашей группе (победы во всех поединках) команда Ирана выступала абсолютно другим составом, нежели на ЧА, где волейболисты из этой страны выбыли из борьбы уже в четвертьфинале.

Постскриптум

Как видим, даже чемпионаты, имеющие формально одинаковый статус, сильно отличаются друг от друга степенью представительства, уровнем конкуренции, а значит, и «вес» показанных на них результатов разный. Что уж тут говорить о «разностатусных» турнирах? Но у нас очень часто бывает так: привезет какая-то сборная с малозначащих международных соревнований кучу медалей, разошлет курирующая ее федерация пресс-релизы – и в СМИ появляются однотипные заметки об «оглушительном успехе», «триумфе» (мало кто проверяет, что это за соревнования, кто в них участвовал и т.д.). И при этом нередко остаются незамеченными результаты казахстанцев, попавших в «топ-6» или «топ-10» на чемпионатах мира по тем видам спорта, где уровень международной конкуренции просто высочайший. Мол, какой смысл о них писать, раз они не стали призерами?

Вот так и создаются превратные представления о том, какие виды (и как) нужно культивировать в Казахстане, а какие нет, формируется ущербный и даже развращающий культ медали…

https://camonitor.kz/29046-kult-medali-v-kazahstanskom-sporte-uscherbnyy-i-razvraschayuschiy.html
Автор: Нурия Ильясова от 20-09-2017, 08:16
Елена Тумашова Эксперт рассказал, какие законодательные нестыковки сейчас мешают

«Вопрос изъятия земель для государственных нужд — возможно, самый проблемный после вопроса предоставления 10 соток под ИЖС», — говорит Бакытжан Базарбек, международный эксперт по земельному и экологическому праву. Земли изымаются во всех регионах республики, но наиболее актуален этот вопрос для Алматы и Астаны, а также для городов, где планируется активное строительство — Шымкента и Атырау.
В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» эксперт рассказал, какие законодательные нестыковки сейчас мешают, почему доля вины за недополученную компенсацию лежит на самих собственниках и какие изменения в законодательство по этому вопросу планируется внести.

— В каких случаях земли могут изыматься для государственных нужд по закону?
— Согласно Земельному кодексу РК, есть так называемые исключительные случаи, когда акиматы вправе изъять участок для государственных нужд. Во-первых, это международные обязательства, которые вытекают из международных договоров. То есть ваш участок могут изъять по международным обязательствам Казахстана (!). Во-вторых, необходимость предоставления земель для нужд обороны и национальной безопасности, под особо охраняемые природные территории, для создания СЭЗ. В-третьих, если у вас на участке обнаружили месторождение полезных ископаемых и требуется его разработка. В-четвертых, строительство транспортной, энергетической инфраструктуры, автомобильных и железных дорог, аэропортов, аэродромов, тоннелей, метро, линий связи, НПЗ, объектов космоса и множества других стратегических сооружений и строений. И наконец, в-пятых, участок могут изъять для реализации Генерального плана.
Я считаю, что исключительных случаев не должно быть много. А у нас их пять, притом что каждый из перечисленных выше пунктов содержит в себе множество мелких оснований.

— Какие проблемы законодательного характера при изъятии земель существуют в Казахстане?
— Проблема в том, что в Земельный кодекс, Закон РК «О государственном имуществе» и другие нормативные акты заведомо либо под давлением различных обстоятельств (градостроительная политика, бюджетные интересы, лоббирование узких интересов крупных участников этой «игры» — застройщиков, независимых оценщиков) включили нормы, которые ухудшают положение граждан. Но нужно понимать, что каждая нестыковка и несогласованность норм в законах — это судьба человека.
У нас получается так, что интересы гражданина — собственника земельного участка не защищены. Повсеместно региональные акиматы и земельные органы нарушают процедурные требования изъятия земель — на стадии подачи уведомления, на согласительных процедурах, при независимой оценке и пр.
Если государству очень нужна земля, пусть выкупает ее у собственника и дает равноценную компенсацию.

— Вот в этом как раз и есть проблема — зачастую денежное возмещение, предлагаемое государством, не соответствует рыночной стоимости земли…
— Да, самой острой проблемой изъятия земли является равноценное возмещение. У меня как у юриста много претензий к статье 67 Закона РК «О государственном имуществе».
В статье 27 Конституции указано, что принудительное отчуждение имущества допускается в исключительных случаях, с равноценным возмещением потерь. Но равноценное возмещение потерь по Конституции это совсем не то, что указано в статье 67 Закона «О государственном имуществе» — сумма, указанная в договоре купли-продажи. Если человек купил земельный участок в конце 1990-х, когда еще «живой» тенге хоть как-то показывал характер доллару, стоимость земельного участка, указанная в договоре, была привязана к конъюнктуре цен на недвижимое имущество — по состоянию конца 90-х. И что сейчас? Акимат будет возмещать стоимость земли по ценам того времени? Естественно, та стоимость не будет превышать рыночную стоимость.
А если в договоре стоимость не указана, то все определяется по кадастровой стоимости. Ее по указанию акиматов и земельных органов высчитывают НПЦземы. Но они ни разу не посчитали в пользу собственника.
Равноценное возмещение по Конституции не предусматривает многие нюансы. Допустим, человек купил 20 лет назад участок земли, на котором не было ничего, построил дом, хозпостройки, разместил детскую площадку, провел коммуникации, обустроил территорию, вырастил деревья и зеленый газон, — все это его расходы. И все они должны быть возмещены. Но не по той цене, по которой покупались саженцы и кирпичи, а по нынешней их стоимости, с применением зональных особенностей территории. Вот это и называется равноценное возмещение.
Существуют и другие проблемы. Например, в тех случаях, когда в качестве компенсации предусматривается равноценный земельный участок (по статье 85 Земельного кодекса), то акиматы зачастую ссылаются на то, что в спецземельном фонде и резерве свободных земель нет.
То же самое — когда в качестве компенсации должна быть предоставлена благоустроенная квартира или жилой дом (пункт 2 статьи 29 Закона РК «О жилищных отношениях») — как правило, жилой фонд не имеет свободных квартир. Получается, равноценного земельного участка дать не могут, квартиру или равноценный жилой дом дать не могут, остается денежная компенсация, сумма которой настолько смешная, что на нее лишенные собственности люди способны только на год арендовать квартиру.

— Возможно, проблема еще и в самой оценке недвижимого имущества…
— Статья 67 Закона РК «О государственном имуществе» регламентирует: рыночная стоимость земельного участка и недвижимого имущества, изымаемого для государственных нужд, определяется независимым оценщиком. Закон не предусматривает добровольной оценки, которую собственники могут заказать сами. Это понятно, есть недоверие к результатам такой оценки. Но и у людей возникает такое же недоверие к этой независимой оценке. При этом, мы же понимаем, что независимая оценка не совсем независима. Поэтому если работать дальше над совершенствованием законодательства, то нужно это делать в первую очередь в части оценочной деятельности.
Но хочу поделиться хорошей новостью. Нас услышали. Минюст подготовил законопроект по внесению изменений и дополнений в некоторые законы по вопросам защиты собственности, где предусматриваются «революционные» поправки. В частности, ту самую статью 67 Закона РК «О государственном имуществе» наконец-то меняют. Собственникам будет предлагаться компенсация за земельный участок, которая определена в размере рыночной стоимости. При этом мы знаем, что рыночная стоимость земельного участка на рынке и рыночная стоимость земельного участка, устанавливаемая государством, — это разные вещи. Этот вопрос необходимо проработать министерству юстиции и правительству.

— Какая-то ответственность в вопросе неравноценных компенсаций лежит на собственниках?
— Конечно! Бывает, при изъятии земельного участка выясняется, что домостроение построено без разрешения, без архитектурно-планировочного задания, без проектной документации, не введено в эксплуатацию или же, например, пристройки были сделаны без разрешительных документов, дома застроены на территории, где строительство запрещено. Когда спрашиваешь у хозяев документы на дом, показывают технический паспорт. Техпаспорт — это не правоустанавливающий документ, это идентификационный технический документ о характеристиках домостроения.
Некоторые акиматы в регионах оценивают домостроения по техпаспорту, это неправильно. Конечно, я понимаю, что люди без разрешения построили, и требовать с них то, чего нет, нелогично, тем более это влияет на сумму получаемой денежной компенсации. Но это юридически неправильно! Думаю, акиматам нужно заниматься повышением правовой сознательности населения.

- Как вы предлагаете изменить систему изъятия земель для госнужд в Казахстане, чтобы она была эффективной и не ущемляла права граждан?
- Знаете, на этот вопрос, думаю, мало кто может ответить. Вот сейчас мы отметили позитивные подвижки в этом направлении. Минюст предлагает в рамках усиления защиты права собственности и арбитража внести в Закон РК «О государственном имуществе» новые статьи — 62?1 и 62?2, дающие понятийный аппарат термину «равноценное возмещение». Также определены способы равноценного возмещения и условия предоставления равноценного земельного участка. Это неплохая новость.
Но поправка не отвечает на вопрос: как быть, если законом предусмотрен равноценный земельный участок, а свободных земель в спецземельном фонде нет, предусмотрена квартира, а в жилом фонде города свободных квартир нет. Почему дополнение в закон не регламентирует обязательства акимата предоставить собственнику равноценный участок, то есть обеспечить его гарантией выбора возмещения в натуральной форме. Ведь это право закреплено Земельным кодексом! Если есть законодательно закрепленный выбор собственника земли отказаться от денежной компенсации и выбрать возмещение в натуральной форме, но ни Земельный кодекс, ни Закон РК «О государственном имуществе» не создают предпосылки, гарантирующие реализацию этого права гражданином, то что в итоге решают эти дополнения?
Очевидно, необходимо совершенствовать Закон РК «О государственном имуществе», в котором подробно расписано предоставление денежного возмещения, а вопрос предоставления равноценного земельного участка — нет. Получается, с собственником земли начинают играть в футбол. Нужен равноценный участок — ссылаются на Земельный кодекс, а там акиматы и отделы земельных отношений разводят руками. Нужна квартира — ссылаются на Закон РК «О жилищных отношениях». Почему бы все формы возмещения, будь то квартира, жилой дом или равноценный земельный участок, не прописать в одном законе?
Радует другое. Согласно планируемым поправкам, статья 63 Закона РК «О государственном имуществе» дополняется новым пунктом, который, по сути, обязывает акиматы согласовывать проект решения с общественным советом. Меня как юриста это радует, потому что до сих пор акиматы не учитывали нужды собственников земель. Теперь же при согласовании решения об изъятии появляется возможность спросить, предусмотрены ли в спецземельном фонде и резерве акимата свободные земли для натурального возмещения и в жилом фонде — свободные квартиры. Конечно, если в будущем общественный совет не справится со своей задачей, то ничего не изменится. Если же акиматы будут создавать соответствующие условия для реализации гражданином права выбора формы возмещения, это будет однозначно прорывом. Я здесь ожидаю, что в регионах начнут создавать общественные советы — «своих» включать, «критиков», «общественников» убирать.
Нам нужно, чтобы собственник, чей земельный участок изымается, не страдал. Необходимо привести в порядок все законодательство. Посмотрите на наши законы. Земельный и Гражданский кодексы, Закон РК «О государственном имуществе», Закон РК «О жилищных отношениях» — мы увидим массу нестыковок и противоречий. Все это нужно устранять.

https://kapital.kz/expert/62998/kak-reshit-problemu-izyatiya-zemel-dlya-gosnuzhd.html
Автор: Нурия Ильясова от 27-08-2017, 07:41
Вячеслав Батурин Какие вопросы поможет решить внедрение обязательного медстрахования?
Реформа по введению обязательного социального медицинского страхования вызывает разнонаправленные мнения и суждения в экспертном сообществе. Некоторые считают, что медстрахование решает проблемы бюджета за счет населения, сравнивают Фонд медстрахования с пенсионными активами, настаивают на отсрочке ОСМС, ссылаясь на платежеспособность самозанятых и проблемы работодателей. Однако требуя высокий уровень отечественной медицины, те же финансовые аналитики и экономисты не хотят признать, во сколько она обойдется государству. Такое мнение выразил экс-депутат сената Парламента РК, председатель совета директоров АО «Национальный центр нейрохирургии» Бексултан Туткушев.

За чей счет банкет?
Итак, посмотрим, сколько стоит государству и гражданам оказание медицинских услуг и за какие деньги мы хотим получать качественное медицинское обслуживание.

Обратимся к Государственной программе развития здравоохранения Республики Казахстан «Денсаулы?» на 2016?2019 годы, утвержденной Указом Президента Н. Назарбаева: «В 2013 году доля государственных расходов на здравоохранение в ВВП в Казахстане составила 2,3%, ОЭСР — 6,5%. Анализ макроэкономических показателей выявил существенное отставание размеров бюджетных инвестиций в здравоохранение в Казахстане от уровня развитых стран. Доля общих расходов на здравоохранение в ВВП в Казахстане — 3,6%, ОЭСР — 9,4%. В целом государственные расходы на здравоохранение на душу населения в Казахстане в 9 раз ниже, чем в странах ОЭСР (Казахстан — 268 долл. США; ОЭСР — 2414)».

Т. е. 3,6% минус 2,3% госрасходов — население оплачивает из своего кармана более 1,3% ВВП в виде официальных платных расходов за оказание медуслуг. Это еще без учета неформальных платежей.
Не надо утешаться ростом расходов на здравоохранение в бюджете в абсолютных цифрах (хотя и это очень важно). Мир считает государственные и частные расходы на здравоохранение не в тенге, долларах, евро, рублях, а в соотношении к ВВП конкретной страны. И мы видим, что если мы хотим приблизиться к мировому уровню (30 развитых стран мира), в том числе в области оказания медицинской помощи, то должны увеличивать в первую очередь государственные расходы. Даже в США, оплоте частной медицины, государственные расходы на программы «Медикер» и «Медикейд» составляют 7?8% ВВП — а это триллионы долларов.

Таким образом, с нынешними государственными расходами на здравоохранение на душу населения в Казахстане в 268 долл. США (а сегодня с плавающим курсом тенге это значительно меньше) мы не достигнем искомой цели так быстро.

Оппоненты ОСМС очень много говорят о налоговой нагрузке на предпринимателей, на граждан. Однако, считая финансы, можно проглядеть проблему обыкновенного человека, которому в данный момент просто нужна срочная медицинская помощь. А как рядовым казахстанцам с таким госфинансированием оказать медицинскую помощь на современном уровне?

Многие аналитики, часто мелькающие в СМИ, в блогах, круглых столах, чаще всего относятся ближе к среднему классу жителей Казахстана. Однако можно иметь большие деньги и думать о том, если что-то случится — поеду за рубеж и все куплю. Ничего подобного. Если у нас нет нормально функционирующей системы здравоохранения, вы или члены вашей семьи можете просто не успеть доехать до этой самой «заграницы» или угроза — не «поймать» начало болезни в нужный момент. Тогда и заграница не поможет, но уж денег при обращении с вас возьмут по всем правилам рыночной экономики.

«Жирные года» экономики страны уже закончились несколько лет назад. Пока бюджет идет по правилам «тощих» годов. Яркого рассвета и расцвета в ближайшие 5?6 лет не предвидится. А жить и лечиться, не умирать, не терять родных и близких хочется сегодня. А для этого нужно обеспечить должное финансирование медицинской отрасли по всем направлениям. По приходу, как говорится, и расход.

Давайте глянем на нынешний 2017 год. Согласно закону РК «О республиканском бюджете на 2017—2019 годы» планируется доходов около 7, 9 триллиона тенге, а затрат на 8,2 триллиона. Причем расклад доходов таков: налоговые поступления — 4,2 триллиона тенге, а по трансфертам (а это просто денежки из Нацфонда) — 3,6 триллиона (около 40% доходов). В государственных расходах более двух триллионов тенге — это святое: пенсии и пособия, затем более триллиона — здравоохранение, столько же с трансфертами — образование, оставшееся на все про все — содержание госструктуры, охрана порядка, дороги, коммуналка и прочее. У кого предлагаете забрать денежки для развития охраны здоровья? Подскажите господа-эксперты?

Можно, конечно, посягнуть на средства Нацфонда, но насколько его хватит? Боюсь, что многие проблемы здравоохранения некоторым аналитикам просто неизвестны.

Спасет ли нас фонендоскоп, или Как измеряется сегодня фондовооруженность медицины?
Фондовооруженность (ФВ) системы здравоохранения — это то, за счет чего, кроме фонендоскопа, перкуссии и расспросов больного, мы сегодня можем правильно и своевременно поставить диагноз. Это оборудование и изделия медицинского назначения, которые позволяют диагностировать болезнь, пересадить почки, сердце, провести гемодиализ, убрать желчный пузырь и другие пораженные органы эндоскопически, без тех огромных разрезов тела, которые мы производили как на заре моей хирургической деятельности, в недавнем прошлом, да и сегодня в большинстве периферийных медорганизаций. Фондовооруженность нашей отрасли измеряется по формуле: средняя стоимость всего того оборудования в перерасчете на одно койко-место. В 90-х лихих годах для здравоохранения Казахстана она составляло до тысячи, в зависимости от региона, долларов на одну койку со степенью износа на уровне 90% и более, и коэффициентом обновления около нуля. На то время в США ФВ составляла более 21 тысячи долларов на койку. Сегодня, по данным МНЭ РК, в 2016 г. износ и обновление медоборудования — 37,2% и 10,9% соответственно.

Кроме этого, только расходы медицинских организаций на изделия медицинского назначения (ИМН) составляют немалую часть бюджета. ИМН — это катетеры, сердечные насосы, клипсы, спирали, искусственные суставы и другие тысячи наименований изделий, без которых невозможно производить высокотехнологичные операции и другие виды лечения. Почти на 100% они закупаются за рубежом за доллары и евро. Представим, насколько они подорожали после последней корректировки курса национальной валюты.

Для примера: в 2016 году расходный бюджет (без амортизации) АО «Национальный центр нейрохирургии» составил 4?794?985 тыс. тенге. Из них приобретение медикаментов и ИМН — 1?816?859 тыс. тенге, причем использована была часть из запасов 2015 года, когда они были значительно дешевле (додевальвационные приобретения). А фонд оплаты труда равен стоимости ИМН и составил 1?811?054 тыс. тенге плюс налоги. За 9 лет существования Центра уже вышли из строя (примерно такой срок годности, плюс-минус 2?3 года, закладывают производители медоборудования), и сегодня идет замена КТ, МРТ, которые стоят миллионы долл. США. Эта проблема стоит и будет стоять перед всеми медорганизациями Казахстана, закупившими медоборудование ранее, а также в рамках программы «100 школ и 100 больниц».

Зарплата врача: как дотянуть до средней статистики?
Теперь о также больной теме системы здравоохранения — заработой плате. С января 2016 года в Казахстане изменилась система оплаты труда гражданских служащих. Сколько же государство закладывает денег на ФОТ в тарифы по оказанию медицинских услуг?

Примерный расчет новых зарплат бюджетников с 01.01?2016


Понятно, что такую зарплату на уровне пенсий работающие в здравоохранении не получают. Чтобы выжить и содержать себя и семью, более 90% работников дополнительно берут полставки, ночные дежурства, другие подработки, и получается средняя зарплата, по данным Комитета по статистике, на уровне 118 тыс. тенге.

И мы все должны понимать, что такой темп работы рано или поздно приводит к Burnout, или профессиональному выгоранию. Бесконечные требования по повышению эффективности, гонка за результатом (зачастую приходится привирать в отчетах и статистике), работа на 1,5?2 ставки, улучшению качества медицинского обслуживания без должного вознаграждения у многих приводят к стрессу и угнетению личности. А это тысячи и тысячи медицинских ошибок, уход опытных специалистов из практического здравоохранения в управленческие структуры, другие сферы, не связанные с оказанием медицинской помощи!

Каждый пациент, а их тысячи в процессе многих лет медицинской деятельности медработника, целое государство со своими проблемами в области психического и физического здоровья. И со всем этим надо разбираться и помочь сейчас и сегодня. Педагог может недодать знания, но ученик может впоследствии добрать их в процессе жизни. У медиков такого люфта нет. Мы практически не знаем, у какого пациента и в какой момент может возникнуть анафилактический шок, у кого оторвется тромб или разорвется аневризма, сотни других осложнений, скрытых симптомов заболеваний. Но угрозу моральной и юридической ответственности с каждым пациентом мы несем всегда! По данным статистики Генпрокуратуры РК, только за последние 5?7 лет по 114 и 317 статьям УК РК количество уголовных дел в отношении медработников увеличилось в 20?30 раз!

А вот целый сонм аналитиков, лиц, принимающих решения, в том числе финансовых, по всему миру и в Казахстане не несут такой ответственности, как медицинские работники. «Строят железную дорогу» через о. Балхаш, утром просыпаются и «узнают» о резкой девальвации тенге, банкротят банки и требуют для их спасения триллионы тенге, уводят миллиарды долларов в офшоры… и ничего им за это не бывает! «Все хорошо, прекрасная маркиза…»

В Казахстане численность наемных работников в 2016 г. составила 6,4 млн человек, а число самостоятельно занятых работников 2,2 млн человек, то есть треть трудоспособного населения. Самостоятельно занятые сами и их дети получают среднее и высшее образование, получают ГОБМП и другие гарантированные государством бесплатные услуги. Часть из них платит символические налоги, но получает услуги по полной программе. Пришло время, когда каждый гражданин должен нести ответственность, в том числе финансовую, за свое здоровье. Потому что противники внедрения ОСМС используют и этот фактор бедного и, зачастую не самого «бедного», самозанятого населения.

О мифах вокруг ФОМСа
И последнее. Миф о «неудачной» первой попытке внедрения обязательного медицинского страхования в Казахстане. Пора прекратить дискредитацию Указа Президента, имеющего силу закона «Об обязательном медицинском страховании», 1995 г. Напомню, что он был принят в сложнейшее и тяжелейшее время для экономики страны. И сделал свой вклад в реанимацию умирающего казахстанского здравоохранения. Я был свидетелем и участником тех героических усилий рядовых медицинских работников. «Синдром Т. Иманбаева», якобы разворовавшего деньги и разрушившего ФОМС, бесконечно циркулирует как один из важных контраргументов введения ОСМС. Между прочим, многие зарубежные эксперты считали казахстанскую модель ФОМСа одной из наиболее удачных на постсоветском пространстве.

Хотел бы напомнить некоторым экспертам, противникам ОСМС, что они забыли про «черный понедельник» 1998 года. Именно после него правительство приняло экстренное решение о централизации бюджета и ликвидации всех внебюджетных фондов. Пришли в Парламент с рядом законопроектов по изменению бюджетного, налогового и других законов и кодексов, секвестрации бюджета и других судьбоносных решений по спасению экономики страны. Были ликвидированы пенсионный, дорожный, соцстрах, ФОМС и другие внебюджетные фонды.

Таким образом, внедрение обязательного социального медицинского страхования идет в общем русле мирового тренда.

Перестройка мышления населения в отношении собственного здоровья — трудная задача, которая требует от всего государства и гражданского общества, а не только от работников системы здравоохранения, аналитической и практической работы в этом направлении.
Перед системой здравоохранения стоит задача повышения качества медицинских услуг, постоянное улучшение профессионализма медицинских работников, улучшение фондовооруженности медицинских организаций, введение качественного менеджмента медицинской деятельности, адекватного увеличения бюджета здравоохранения, в том числе и размеров государственных расходов.

ОСМС является лишь одним из инструментов внедрения полноценной системы, направленной на улучшение охраны здоровья граждан Республики Казахстан.

https://kapital.kz/economic/62367/pokoryat-mirovuyu-medicinu-s-fonendoskopom-v-rukah.html
Автор: Нурия Ильясова от 2-08-2017, 08:22
В Казахстане не утихают споры по поводу эффективности системы социального медицинского страхования
Эксперт в области здравоохранения, директор департамента Фонда социального медицинского страхования (ФСМС) Серик Танирбергенов ранее рассказал о работе фонда и о том, как будет осуществляться контроль над финансами. Центр прикладных исследований «Талап» (директором является Рахим Ошакбаев) внимательно изучил статью «О „бесконтрольном фонде“ медстрахования» и предоставил свой ответ.

Не обсуждая степень объективности такого эксперта, повторим и дополнительно разъясним свои контраргументы.
1) Мы рады, что сотрудники ФСМС признают тот факт, что 88% доходов фонда — это бюджетные средства, а ФСМС — это еще один внебюджетный фонд.
Финансирование ФСМС из бюджета будет осуществляться через механизм трансфертов:
— в виде взносов государства за граждан, освобожденных от уплаты взносов;
— на возмещение затрат фонда на оплату услуг субъектам здравоохранения за оказание медицинской помощи военнослужащим, сотрудникам специальных государственных и правоохранительных органов;
— на оплату гарантированного объема бесплатной медицинской помощи.
При защите республиканского бюджета в Парламенте РК будет указываться одна большая сумма взносов государства, которая обоснуется количеством граждан. перемноженным на размер взноса.
В итоге парламент не будет иметь возможности оценивать планируемые расходы самого фонда. При этом нам до конца непонятен пошаговый алгоритм расходования средств фонда.
В соответствии с Законом РК «О государственном аудите» счетный комитет осуществляет аудит эффективности планирования и исполнения республиканского бюджета.
«Уплата взносов государства за граждан, освобожденных от уплаты взносов, существенно сужает пространство для аудита, поскольку формально целью данной бюджетной программы (подпрограммы) является полная и своевременная уплата взносов в ФСМС, а не качество здравоохранения в целом.
Дополнительно счетным комитетом оценивается эффективность управления активами субъектов квазигосударственного сектора. Но уже неоднократно отмечалась сложность объективно оценивать работу субъектов квазигоссектора в отличие от бюджетных учреждений:
Вот лишь некоторые заключения из отчета счетного комитета за 2016 год:
· «Отмечается слабый контроль со стороны курирующих центральных государственных органов за подведомственными предприятиями и субъектами квазигосударственного сектора»;
· «Администраторы бюджетных программ не формируют консолидированную финансовую отчетность с учетом активов курируемых субъектов квазигосударственного сектора. Такое положение дел не позволяет объективно оценить наличие консолидированных государственных активов страны, осуществлять со стороны государства надлежащий контроль и провести всестороннюю оценку эффективности их управления»;
· «Низкий уровень ответственности за последствия неверного отражения событий в учете и финансовой отчетности, а также при проведении ее аудита, отсутствие четкого подхода к определению уровня существенности, методологические проблемы при проведении оценки активов и применение различных понятий в рамках международных стандартов („справедливая стоимость“ по МСФО и „рыночная стоимость“ МСО) создают проблемы при проведении как аудита финансовой отчетности внешними независимыми аудиторами, так и государственного аудита».
Очевидно, что выведение 1 трлн тенге бюджетных средств во внебюджетный фонд значительно осложнит возможности проведения государственного аудита со стороны счетного комитета.
При сравнении с комитетом оплаты медицинских услуг уважаемый сотрудник ФСМС не учитывает того, что фонд будет иметь 16 филиалов во всех регионах, которые также необходимо контролировать.
По имеющемуся опыту «ветеранов» квазигоссектора, независимый аудит ФСМС не обеспечит его эффективность.
2) Вводимая реформа — это не страхование.
Представители Министерство здравоохранения РК и ФСМС искусно манипулируют понятиями и прикрывают новый налог терминами «солидарность» / «социальное страхование». В таком случае любой налог можно назвать «социальным страхованием», поскольку налоги расходуются на выполнение социальных функций государства.
В ходе дебатов был задан вопрос относительно страхования ответственности автовладельцев. Так вот страхование ГПО автовладельцев — это реальное страхование, где рынок конкурентен, размер страховой премии зависит от группы риска и рассчитывается на основе актуарных расчетов.
Центр «Талап» выступает за «реальное» страхование в здравоохранении и уже начал разработку соответствующей альтернативной концепции.
3) Мы не получили однозначного ответа чем функционал ФСМС будет принципиально отличаться от работы комитета по оплате услуг медицинских услуг с бюджетом 700 млн тенге.
В части сложности учета взносов отмечаем, что по данным бюджетной заявки Министерства здравоохранения РК на услуги по учету и перечислению в ФСМС отчислений работодателей и взносов планируется всего 630 млн тенге.
Отрадно, что работники ФСМС сравнивают себя Uber, по факту еще не начав работу. Но мы искренне не понимаем, почему должны платить за то, что наше «такси» не приедет.

https://kapital.kz/economic/61839/fond-medstrahovaniya-kontrolirovat-nelzya-verit.html
Автор: Нурия Ильясова от 21-07-2017, 11:17
Ольга Фоминских Эксперты обозначили пять ?основных рисков
ВВП Казахстана в январе-июне 2017 года вырос на 4,2%, сообщил министр национальной экономики Тимур Сулейменов. Однако эксперты уверены, что перед экономикой РК все еще есть ряд вызовов, которые могут быть актуальными во втором полугодии 2017 года.

ВВП Казахстана в январе-июне 2017 года вырос на 4,2%, сообщил министр национальной экономики Тимур Сулейменов. Однако эксперты уверены, что перед экономикой РК все еще есть ряд вызовов, которые могут быть актуальными во втором полугодии 2017 года.

Цены на нефть

По словам Алиби Нурбаева, главного аналитика ТОО «Казахстанский Финансовый Центр», соглашение ОПЕК+ работает, но не полноценно, как ожидалось.
«Основной неблагоприятный фактор связан с объемами добычи нефти в США, Ливии, Канаде и Нигерии. В Штатах объем добычи вырос на 0,5 млн барр. в сутки, Ливия каждый месяц добывает на 200?500 тыс. барр. в сутки, в Канаде идет прирост добычи на 100 тыс. барр. в сутки, и в Нигерии продолжается значительный рост производства. Также в любой момент индекс доллара может рвануть вверх, что может вызвать снижение цен на нефть, что в свою очередь вызовет укрепление доллара по отношению к тенге», — предположил аналитик.
Со своей стороны главный финансовый эксперт компании «АНАЛИТИКА Онлайн Казахстан» Михаил Цой уверен, что до конца 2017 года цены на нефть не смогут закрепиться выше $55 за баррель, но возможно и падение цен до $40. В этом случае экономическая ситуация в стране может усугубиться. Сегодня продажи нефти составляют 12?18% ВВП, и, соответственно, бюджет страны строится по большей степени от доходов, связанных с реализацией нефти.
С этим мнением согласен и Сергей Полыгалов — руководитель аналитической группы TeleTrade Central Asia, он не исключает, что может настать «момент истины» и нефть снова свалится к минимумам текущего года. А поскольку Казахстан — страна с сырьевой экономикой, бюджет в большей степени зависит от объемов продажи и цены на нефть. В пересмотренном варианте бюджета РК среднегодовая стоимость нефти указана в размере $50 за баррель. С начала июня 2017 года нефтяные котировки спустились ниже этого значения и закрепились в значениях $44,75?48,80. В целом, исходя из общей ситуации на рынке нефти, он отметил, что прогнозировать возвращение цены на нефть выше $50 при отсутствии весомых аргументов нереально. Отсюда, спрогнозировал эксперт, появляется вторая проблема — дефицит бюджета. «В общем-то, и при цене нефти в $50 бюджет не был бы профицитным, но разница между рыночной и бюджетной ценой дает о себе знать. Если цена нефти в среднем будет удерживаться около уровня $45, то недостача доходов от продажи нефти может составить $1,13 млрд. При плановом дефиците бюджета в 1,75 млрд это весьма ощутимые потери», — говорит Сергей Полыгалов. Восполнение дефицита бюджета производится из Национального фонда, который имеет свои пределы.

Банковский сектор

Банковский сектор Казахстана в предыдущие годы столкнулся с серьезными вызовами. И 2017 год не стал исключением. «В преддверии 2017 года сразу два казахстанских банка оказались на грани дефолта. Сейчас мы наблюдаем, как банки проходят процедуру слияния и поглощения. Скорее всего количество банков резко сократится», — отметил Алиби Нурбаев. Основным моментом, на который следует обращать внимание, являются итоги стресс-тестов, снижение процентной ставки рефинансирования с целью оживления кредитования. Если банки не смогут пройти стресс-тесты, а процентные ставки будут оставаться на таких же уровнях, это может вызвать дестабилизацию в банковском секторе.
«В этом секторе очень серьезно стоит вопрос о невозврате кредитных средств, а отсюда — и недостаточной ликвидности в коммерческих банках. По оценке агентства Fitch, абсолютный объем неработающих кредитов составляет примерно 600 млрд тенге. Однако около 3 трлн тенге составляет объем реструктурированных/прочих стрессовых кредитов», — приводит цифры Сергей Полыгалов. Выход из ситуации можно увидеть в слиянии и поглощении проблемных участников банковской сферы более крупными и устойчивыми игроками.

Возможная девальвация тенге

Казахстанские аналитики полагают, что курс тенге к доллару будет колебаться в районе 320?340 тенге. Однако, как считает Сергей Полыгалов, на пополнение Национального фонда РК, покрытие затрат Нацбанка и оздоровление банковской сферы нужно откуда-то найти деньги. В итоге может возникнуть необходимость в ослаблении тенге к доллару до значений, которые бы обеспечили нужное количество тенге для нужд государства.
Михаил Цой считает, что падение стоимости рубля к доллару приведет и к ослаблению тенге к доллару в рамках ценового коридора 5,5?5,4 тенге за рубль. «Также на Казахстанской фондовой бирже (KASE) виден большой прирост валютных операций, составивший 82,6 трлн тенге, который на 91,4% выше того же периода прошлого года. Эти данные свидетельствуют о девальвационных рисках, в которые вкладывают участники рынка», — пояснил эксперт.

«Черный лебедь» из Китая

Алиби Нурбаев считает, что вызовом для экономики Казахстана может стать ближайший сосед — Китай. Он отметил, что во втором квартале экономика Поднебесной выросла на 6,9%. «Поддержку ВВП оказало улучшение показателей рынка недвижимости. Однако в среднесрочной перспективе над экономикой нависают риски со стороны растущего долга. Сейчас беспокоит пузырь, растущий на рынке недвижимости, особенно в крупных городах. Председатель КНР Си Цзиньпин указал на необходимость контролировать финансовые рынки и сдерживать объемы кредитования. Несмотря на введенные ограничения местными властями на покупки домов и ограничение строительства новых домов, цены на жилье все равно продолжают расти, тем самым надувая пузырь, а пузырь этот рано или поздно лопнет», — подчеркнул эксперт.

Коррупция и теневая экономика

Арман Байганов, экономист Astana Best Consulting Group, напомнил также о таких вызовах, как коррупция и теневая экономика, хотя в этом направлении государственные органы целенаправленно работают, но не всегда достигаются желаемые результаты. По мнению экономиста, одним из действенных методов борьбы с теневой экономикой и коррупцией является полный переход на безналичное денежное обращение. «Между прочим, сам президент упомянул об эффективности введения криптовалюты, что обеспечить прозрачность экономики, а это один из механизмов безналичной формы денежного обращения», — подчеркнул Арман Байганов.
В целом же, полагают эксперты, похожие риски свойственны большинству стран с нефтяной экономикой. Однако за последние годы Казахстан довольно успешно преодолевал эти внешние и внутренние вызовы, так что, возможно, справится и дальше.

Источник: https://kapital.kz/economic/61590/glavnye-vyzovy-dlya-kazahstanskoj-ekonomiki.html
Автор: Нурия Ильясова от 18-07-2017, 20:42
Досым Сатпаев В верхней палате парламента Казахстана недавно произошли очередные кадровые перестановки, которые могут указывать на один интересный тренд

Обычно ни выборы в сенат (которые, кстати, недавно снова прошли кулуарно и бесшумно), ни перемещение отдельных сенаторов не привлекают значительного внимания общественности и экспертов. В том числе и потому, что сенат всегда больше ассоциировался с неким аналогом транзитной зоны перед отправкой людей на пенсию или с временным аэродромом, если тому или иному чиновнику еще не нашли других карьерных позиций. Кстати, в свое время была большая дискуссия по поводу того, зачем унитарному государству, каковым является Казахстан, двухпалатный парламент, который, в основном, характерен для федеративных стран? Тем более что наш сенат лишь формально представляет интересы регионов.

Интересно, что весной этого года дискуссия на эту тему странным образом реанимировалась после того, как представители некоторых пропрезидентских партий в мажилисе вдруг намекнули на необходимость создания однопалатного парламента посредством упразднения сената. Но окончательное решение, естественно, за главой государства, ведь главная цель создания сената изначально заключалась в попытке сформировать дополнительный предохранитель именно в случае политического форс-мажора, тем более что в начале 90-х годов в истории Казахстана уже были случаи, когда Верховный совет вступал в конфронтацию с главой государства. Таким образом, сенат и его председатель изначально играли роль «преторианской гвардии», что предполагало тщательный отбор как самих сенаторов, так и спикера.

Именно поэтому единственное, что изредка привлекало в сенате внимание общественности, это редкие перемещения на посту спикера верхней палаты парламента, так как формально, в рамках Конституции, председатель сената - второй человек после президента. Именно он заменяет главу государства в случае политического форс-мажора и досиживает до конца оставшийся президентский срок.

Но на этот раз, уход некоторых сенаторов, чьи полномочия были прекращены указом главы государства, привлек к себе внимание, так как среди них оказался и один из немногих оставшихся внутриэлитных «тяжеловесов» - Нуртай Абыкаев, который не только долгое время входил в ближайшее окружении главы государства, но и занимал многие ключевые государственные позиции. Взять хотя бы тот факт, что Абыкаев дважды возглавлял Комитет национальной безопасности РК. И в сенат он попал, оставив кресло председателя КНБ, которое занимал почти пять лет. Кстати, именно при нем значительный карьерный рост от начальника департамента кадров КНБ до заместителя Абыкаева сделал племянник главы государства Самат Абиш. В принципе, уже тогда это был хороший карьерный рывок, чтобы рано или поздно возглавить секретную службу.

Что касается самого Нуртая Абыкаевича, то, судя по всему, эпоха «аксакалов» в окружении главы государства подходит к концу – в первую очередь, по причине физиологического старения. Кто-то уже ушел в мир иной. Кого-то отправили на пенсию.

Процесс количественного сокращения «внутриэлитных динозавров» начался уже давно. Например, один из громких звонков в рамках этого тренда прозвучал в 2010, когда скончался член совета директоров корпорации «Казахмыс», председатель совета директоров ТОО «ХОЗУ» Владимир Ни, который был гораздо больше, чем просто человек из ближайшего окружения президента, выполняя функцию одного из главных регуляторов межэлитного баланса, а также арбитра в разрешении многочисленных внутриэлитных конфликтов. Через два года, в 2012, этот мир покинул еще один представителей «старой гвардии», бывший управляющий делами президента Сарыбай Калмурзаев, который также долгое время был одним из влиятельных теневых игроков.

В принципе смена поколений в элите – процесс естественный. Гораздо хуже, если он сопровождается определенным конфликтом поколений, так как отличие «молодых» от «старых» состоит в том, что первые – не просто амбициозные и «голодные», но и, чаще всего, с гораздо меньшим опытом реального государственного управления. В конечном счете, некоторые представители «старой гвардии» приобрели этот опыт еще при Союзе, а также сразу после его развала, создавая ту самую систему, в которую активно входит молодая поросль.

Конечно, формально в Казахстане эта смена поколений уже началась, по крайней мере, в управленческой части: молодых министров и акимов стало больше. Хотя монополия на вход в ближайшее окружение главы государства пока еще в руках «старой гвардии», некоторые представители которой либо пока занимают ключевые посты, либо, даже не имея конкретной должности, все еще продолжают оставаться влиятельными теневыми игроками. Но и здесь, рано или поздно, по естественным причинам произойдут изменения, когда этой монополии придет конец. При этом важным моментом является не то, кто конкретно займет место «старой гвардии», но и то, какую систему ценностей они с собой принесут.

Пока видно, что ставка президента на «молодежь» на фоне громких скандалов в связи с арестом Талгата Ермегияева, Куандыка Бишимбаева или Баглана Майлыбаева – кого-то по обвинению в коррупции, кого-то – в разглашении государственных секретов, показала, что если в старые меха заливать молодое вино, оно быстро прокисает. В результате в недрах государственного аппарата появляются «молодые агашки», которые пытаются механически копировать манеру поведения номенклатурных «аксакалов», при этом больше делая ставку на групповое мышление, чем на государственное.

Это выражается в том, что существующие внутриэлитные группы формируются не на основе какой-либо политической идеологии, которая позволяет их как-то идентифицировать, а вокруг «серых кардиналов». Поэтому многие влиятельные элитные группировки традиционно сортируются лишь по именам их шефов, а не на основе идеологической ориентации. Хотя, это естественно для любой политической системы, где отсутствует политическая конкуренция разных идеологических конструкций.

В результате внутри нашей элиты не найти ни классических либералов, ни социал-демократов, ни национал патриотов, ни даже консерваторов. Ведь консерватизм, это не просто попытка сохранить свой социальный статус или собственность всеми силами от любых изменений. Это, в первую очередь, защита своих консервативных политических ценностей, которые могут иметь разные вариации. А если нет ценностей консерватизма, то нет и классических консерваторов, которые стараются сохранить что-то для всей страны, а не только для себя.

Проблема в том, что у нас больше привыкли служить конкретным персонам, чем идеям. Это дополняется тем, что основные центры притяжения либо источники конфликтов в нашей политической элите связанны с финансово-экономическими интересами. У нас есть «нефтяники», «короли алюминия» или «финансисты», но часто нет государственников.

При «синдроме временщика» никого не интересуют абсолютно никакие идеологические конструкции, так как многие просто озабочены выживанием в этой системе, причем с точки зрения своего собственного интереса. На данный момент это не мешает поддерживать стабильность в элите. Но при транзите власти может создать довольно большие проблемы, так как при узкогрупповом мышлении и деидеологизации самой элиты, довольно трудно долго удерживать политический status quo.

Рано или поздно надо будет предлагать обществу новую политическую и экономическую повестку дня, чтобы status quo не превратился в застой. А для этого нужна будет реальная меритократия, а не мифическая.


Досым Сатпаев, политолог
Источник: https://forbes.kz/process/expertise/podhodit_li_k_kontsu_epoha_vnutrielitnyih_tyajelovesov?utm_medium=SubID-902&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 1-07-2017, 07:47
Деньги на мощах. Кто и как делает бизнес на православных паломниках Sobesednik.ru узнал, кто и сколько зарабатывает на паломниках, которые хотят увидеть мощи святых.
С конца мая, когда в столицу привезли мощи святого Николая из Италии, к храму Христа Спасителя стоит многокилометровая очередь. Пока одни в ней надеются на чудо, другие зарабатывают.

Плата за мощи

Традиция паломничества – посещение святых мест – существует во всех религиях. В христианстве она появилась практически сразу. – Мать императора Константина – того самого, который ввел в Византии христианство, – занималась археологией. Благодаря ей откопали кресты на Голгофе и определили тот, на котором распяли Иисуса Христа, – рассказывает религиовед Алексей Гайдуков. – Первые христиане отправлялись по святым местам ко Гробу Господню в Иерусалим. На Руси после Крещения русичи собирались в Киев, поклонялись первым русским христианам-мученикам Феодору Варягу и его сыну Иоанну, а также князьям-страстотерпцам Борису и Глебу.

В XXI веке паломники не всегда едут к мощам, случается и обратное – мощи едут к ним. Такие события всегда вызывают ажиотаж – как в 2011 году, когда в Москву из Афона привезли Пояс Богородицы, или сейчас, когда из итальянского города Бари в Россию доставили ребро Николая Угодника. В РПЦ называют только имя главного спонсора мероприятия – председателя правления химического холдинга Андрея Гурьева, который обеспечил путешествие мощей. Сумму, в которую обошлась доставка останков святого, не называют. Протодиакон Андрей Кураев не исключает, что владелец мощей – католическая церковь в Бари – получил плату за их предоставление.

– Несомненно, гастроли с мощами могут приносить доход, – говорит Кураев. – Католики же продают масло с могилы Николая, в том числе православному местному приходу для продажи в православном мире.

«Все включено»

Когда мощи Николая доставили в Россию, турфирмы – специальные паломнические и широкого профиля – мгновенно сориентировались и стали возить верующих в храм Христа Спасителя. В маленьком владимирском Коврове, например, к делу подключились сразу три крупных турагентства.

– Я давно хотела попасть к Николаю Чудотворцу, но в Бари лететь дорого, а до Москвы ехать всего 4 часа, – рассказала пенсионерка Елена Гуляева. – Ездила от агентства за 900 рублей. Могла бы и сама, но так удобнее. Нас довезли и забрали потом с Фрунзенской набережной, откуда начинается очередь. Автобус на 44 человека был заполнен полностью, ехали даже с маленькими детьми.

Многие предпочитают ездить по-настоящему, по-православному – от паломнического отдела местной епархии, хотя зачастую так выходит дороже. Во Владимире паломническая служба установила ценник на поездку к Николаю в 1100 рублей с человека.

– Встречаемся в церкви Михаила Архангела, – рассказали в паломническом отделе при Владимирской епархии. – Батюшка служит молебен о путешествующих и благословляет на дорогу. В автобусе с вами едет православный сопровождающий, он читает акафист Николаю Чудотворцу.

Обычно, когда люди приезжают в храм или монастырь, они стараются приобрести сувенир на память: календарь, икону, свечи. В кафедральном храме Христа Спасителя с этим полный порядок. Купить можно даже масло с могилы Николая Чудотворца, маленький флакончик – 50 рублей. От желающих нет отбоя.

– К церковной лавке – огромная очередь, – рассказывает Елена Гуляева. – Хотела купить иконку, но стоять бы пришлось еще несколько часов. Не стала, тем более что цены в храме очень высокие. Свечи, которые в наших местных храмах стоят 7–8 рублей, там продают по 50. А когда ставишь, покупаешь не одну, а десяток.



В пешей доступности от чуда

С мощами русских святых, которые хранятся в наших храмах и монастырях, ситуация такая же. Чем больше поток страждущих прикоснуться к чуду, тем больше доход площадки, на которой находится святыня.

В православии неважен размер мощей – считается, что помогают не останки, а вера. Однако по факту чем больше мощи, тем больше к ним внимания верующих.

Самые известные и популярные у паломников места – Дивеево, где хранятся мощи Серафима Саровского, Покровский монастырь в Москве, где лежат останки Матронушки Московской, и Троице-Сергиева лавра, где был захоронен Сергий Радонежский. Самый популярный формат туров туда – на один день, но те, кто приехал издалека или хочет провести побольше времени, останавливаются на сутки или несколько.

В нижегородском селе Дивеево с населением всего в 6,5 тысяч человек снять однокомнатную квартиру на 24 часа стоит 2 тысячи рублей. Арендный бизнес здесь процветает, строятся дома и раскупаются квартиры.

– В пешей доступности от монастыря за 2 миллиона можно купить только старую однушку. Новая будет значительно дороже, – объяснил расклад дивеевский риелтор Николай. – Я здесь 9 лет риелторский бизнес веду.

От Сергиева Посада до Москвы 1,5 часа езды на электричке. Но цены на долгосрочную аренду квартир там начинаются от 18–20 тысяч рублей, как в самом ближнем Подмосковье. Рантье держат планку, потому что знают: есть паломники, которые приезжают и останавливаются рядом с лаврой на месяцы, а то и на годы. Свято место пусто не бывает.

Где много паломников – много и нищих. Поэтому в очереди к мощам Николая Чудотворца сразу появились попрошайки.

– Их было немало, – рассказывает паломница из Коврова Людмила. – Молодые, лица загорелые. У меня лишних денег нет, не подавала, но многие доставали кошельки.

У верующих считается, что плохо отказывать просящему – можешь и сам оказаться в нужде, на это и рассчитывают нищие в таких местах. Попрошайки стоят и у стен Покровского монастыря, и у Троице-Сергиевой лавры. С территории их выгнали, но запретить побираться поблизости не могут. Ничего противозаконного они не делают. Тихо стоят с табличками, не пристают.

«Продам мощевик»

Еще накануне приезда мощей Николая из Бари в интернете стали предлагать купить частичку останков святителя. Поднялся шум, лот сняли, но остались другие, не менее любопытные. Некий Alexbishop (переводится как Алекс-священник) предлагает приобрести мощи апостола Фаддея: «мощевик опечатан сургучной печатью епископа, не вскрывался. Епархия Бордо», итальянский мощевик с частицей мощей первомученика архидиакона Стефана, «редчайший старый итальянский мощевик с частицей мощей священномученика Ипполита Римского» и немало других.

Цены начинаются от 20 тысяч рублей. Автор объявления предлагает встретиться в Москве у метро «Китай-город», а иногороднему покупателю готов выслать мощи при полной предоплате... почтой. При этом, разумеется, дает полную гарантию подлинности. Что проверить невозможно.

– Сам факт, что мощи продаются на сайте частных объявлений, не может не вызывать подозрения, – считает религиовед Роман Лункин. – Церковь не поддерживает торговлю реликвиями. В новых храмах появляются мощевики, но приобретаются они не путем купли-продажи, а благодаря связям настоятеля.

Однако, если есть такие предложения, значит, есть спрос – кто-то готов сделать такую покупку. И это еще более странная история, чем многочасовая очередь к мощам Николая Чудотворца, которые в любой момент можно найти еще в 26 московских храмах.


Источник: https://sobesednik.ru/obshchestvo/20170626-dengi-na-moshchah-kto-i-kak-delaet-biznes-na-pravoslavnyh-p?utm_campaign=materiali-nedeli-na-sobes&utm_source=sendpulse&utm_medium=email&spush=cmFzc3ZldG5heWE3M0BtYWlsLnJ1
Автор: Нурия Ильясова от 2-05-2017, 11:51
Кенже ТАТИЛЯ Последние две недели ознаменовались демаршами наших известных соотечественников: Аружан Саин, Досым Сатпаев, Рахим Ошакбаев, Бота Жуманова вышли из составов общественных советов (ОС), созданных при акимате города Алматы и Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ).

Когда таким образом известные, публичные люди «делают ручкой» государственным институтам, это может быть свидетельством того, что в обществе накопилась критическая масса неприятия методов работы госорганов. А потому любой подобный случай требует своевременного осмысления и анализа. Тем более если речь идет об общественных советах, которые, по идее, должны стать инструментом, позволяющим сделать работу госструктур более прозрачной и открытой для граждан.

С самого момента создания ОС многие наблюдатели высказывали плохо скрываемый скепсис по поводу их будущего. В качестве одного из аргументов они указывали на незрелость институтов гражданского общества, без которых сама идея общественного мониторинга деятельности госорганов теряла всякий смысл. И с этим трудно было не согласиться. Но, как говорится, надежда умирает последней, и ОС стали создавать чуть ли не повсеместно. Правда, оценить качество их работы представлялось невозможным, поскольку отсутствовали какие-либо четко очерченные критерии. К тому же решения ОС, согласно законодательству. носят лишь рекомендательный характер (они вовсе необязательны к исполнению), а значит, о результативности работы советов судить крайне трудно.

Взять, например, тот же ОС южной столицы. Припоминается, как только что назначенный акимом города Бауыржан Байбек, собрав всех председателей КСК, публично пообещал навести порядок. Общественный совет Алматы взял этот вопрос под свой контроль. Больше года под его эгидой проводились публичные слушания, по их итогам ОС выработал конкретные предложения, которые были направлены акиму города. Тот со всеми ими вроде бы согласился и пообещал, что они будут реализованы. Но как это зачастую бывает, все потихонечку сошло на нет. А ведь речь шла об очень важных и системных вещах, затрагивающих интересы сотен тысяч жителей Алматы.

Вполне уместно было бы задаться вопросом: а какие вообще животрепещущие проблемы города смог разрешить ОС за время своего существования? Увы, похвастать ему особо нечем. Как говорят эксперты, он, по сути, трансформировался в некую группу оперативного реагирования, которая занимается какими-то бытовыми спорами во дворах и микрорайонах и фактически увязла в текучке, тем самым подменяя городских чиновников. Но при этом у него нет ни полномочий, ни реальных рычагов воздействия на структуры, от которых зависит решение тех или иных проблем. Вот недавно, например, затопило значительную часть Алматы, что еще раз наглядно продемонстрировало недееспособность городских служб. ОС как бы присутствует при всех этих эксцессах, но никак не может повлиять на ситуацию. Вот такая грустная картина получается.

Что касается ОС при ЕНПФ, то, согласно инсайдерской информации, раскол в нем случился из-за фигуры Петра Своика. Точнее, из-за создания группы, которая должна была заняться комплексной разработкой всей пенсионной проблематики. Докладчиком по этому вопросу как раз и был Своик (предполагалось, что он и будет возглавлять данную группу). Против создания такой группы решительно выступили член ОС Азамат Джолдасбеков и ранее вышедший из состава ОС (поскольку был назначен советником председателя Нацбанка) Айдархан Кусаинов.

Эти двое, признавая важность выдвигаемых Своиком вопросов, высказали мнение, что на них не стоит отвлекаться, поскольку есть конкретная специфика ЕНПФ и нужно сконцентрироваться именно на этом. Дескать, проблемы всей пенсионной системы не могут являться объектом интересов ОС. Хотя, как утверждают те же инсайдерские источники, все вопросы, которые ставил П. Своик, так или иначе касались накопительной пенсионной системы и не выходили за рамки компетенции ЕНПФ и ОС. То есть спор был вокруг того, действительно ли ОС будет поднимать важные вопросы или же сосредоточится на каких-то второстепенных проблемах внутреннего характера. Раскол случился именно из-за этого разночтения, в результате чего Досым Сатпаев и еще двое покинули ряды ОС.

Если все было именно так, то напрашивается вывод: это рано или поздно должно было случиться. Яркие личности с активной гражданской позицией (а в том, что ушедшие из ОС ЕНПФ являются таковыми, сомнений нет) в силу исповедуемой ими жизненной философии и профессиональной этики должны были войти в противоречие с логикой действий бюрократической машины. А вот скучные и ничего не значащие люди могут там оставаться и как-то действовать. Правда, будет ли от этого прок, сказать трудно.

Комментарий в тему

Мы попросили некоторых прямых и косвенных фигурантов этих историй высказать свое видение роли и задач ОС, адресовав им следующие вопросы:

1. Нужны ли нам общественные советы вообще? Если да, то какой должна быть их роль?
2. На ваш взгляд, что необходимо для того, чтобы ОС стали реальным фактором, влияющим на работу государственных органов?



Общественные советы – это суррогат представительных органов

Петр Своик, общественный деятель:

1. Общественные советы появились как попытка суррогатной замены неработающих представительных органов. И сами по себе они, конечно, не имеют перспективы: если уж маслихаты при акимах и парламент при правительстве неработоспособны, хотя и вписаны в законодательство, в процедуры и имеют финансовую основу для своей деятельности, то чистая самодеятельность в виде ОС тем более нежизнеспособна.
ОС в лучшем случае могут служить местом для формулирования и попыток выработки каких-то системных решений, после чего и должны закончить свое существование. Максимум их возможностей – вскрыть проблему и дать предложение по ее решению. А длительное и полезное пребывание общественных советов при госорганах, при которых они были созданы, нереально.

2. Мировая практика ХХ века отработала схему, при которой исполнительная власть сопровождается представительной властью. Последняя есть четко конституированная часть общей власти, у нее свои полномочия, своя доля ответственности и свои источники существования. И именно через нее решаются вопросы представительства населения, социальных слоев, отдельных групп во власти.
Общественные советы в их нынешнем самодеятельном виде в принципе не могут играть такую роль и решать такие задачи. Хочу еще раз подчеркнуть: это суррогат.

Гражданское общество может и должно существовать, если оно институировано во власть. Его вершиной являются политические партии. Вся гражданская деятельность так или иначе концентрируется вокруг политических партий, которые как часть гражданского общества в цивилизованных странах входят в систему государственной власти.

Через политические партии как высший концентрат гражданской деятельности осуществляется непосредственное функционирование власти. Причем в такой определяющей функции, как законодательство. Поэтому в цивилизованных обществах представительная власть является одновременно и законодательной. А исполнительная просто исполняет принимаемые представительной властью законы.

У нас же представительная власть играет вспомогательную, не самостоятельную, ведомую роль. Это относится и к маслихатам при акиматах, и к парламенту при правительстве. И поскольку наши представительные органы недееспособны, то возникает иллюзия, что их можно заменить общественными советами. Но они дважды неработоспособны по сравнению с неработоспособными представительными органами. Это суррогатный заменитель неработающих представительных органов.



Власть и общество должны взаимодействовать цивилизованно

Аружан Саин, директор благотворительного фонда:

1. Мне кажется, что деятельность общественных советов изначально и сильно пересекается с тем, чем должны заниматься мажилис или маслихаты. В то же время следует понимать, что без таких гражданских образований в принципе невозможно нормальное функционирование государства. Люди, сталкиваясь с теми или иными проблемами, объединяются, чтобы решить их. В нашем конкретном случае это объединения родителей детей-инвалидов, детей-аутистов, детей, страдающих ДЦП и т.д. Зачастую эти люди лучше, чем врачи или чиновники от медицины, понимают суть проблем и пути их возможного решения. Потому что они живут внутри этих проблем и вынужденно поставлены в условия, когда им просто нужно стать профессионалами в данных вопросах.
Мне нравится, как работает подобная система в Германии. Там каждая земля (административная единица) самостоятельно решает проблемы своего местного уровня, а федеральные власти обязаны учитывать их мнение. И если, допустим, местные жители выступают против того, чтобы через какой-то участок их территории прокладывался автобан федерального уровня, то центральная власть обязательно изменит маршрут и построит его в обход. В каком-то виде (будь то ОС или маслихат) подобная форма взаимодействия власти и общества должна быть, по идее, и у нас. Это то, без чего современная цивилизованная жизнь невозможна.

2. Всем нам необходимо научиться жить без указки сверху. Если приняли какой-то закон, то очень важно, чтобы он неукоснительно исполнялся. В том числе и закон об общественных советах. Здесь важно движение навстречу друг другу: и сверху, и снизу. Важно понять, что пока наши граждане будут пассивны, пока большинство из нас будет сидеть и ждать, что кто-то - президент, министр, аким, депутат - придет и решит все наши проблемы, ничего не изменится.
У нас многие законы прописаны правильно, но они попросту не работают. И в этом одинаково виноваты как те, кто не исполняет их, так и те (сами граждане), кто не предпринимает усилий по защите своих прав. Понятно, что один в поле не воин. Поэтому нашим гражданам надо объединяться и спокойно, двигаясь в правовом поле, учиться решать свои насущные проблемы. Будут создаваться некие сообщества и группы людей, из них выделятся отдельные личности, досконально понимающие суть проблем и знающие пути их решения. То есть будет идти процесс кристаллизации лидеров, которые, на мой взгляд, и должны будут войти в общественные советы. Тогда их работа пойдет в правильном направлении, а значит, повысится и ее эффективность. Только при таком сценарии не будет бессмысленного разброса сил и распыления средств, когда все занимаются всем, а в итоге никакого толку.

Источник: https://camonitor.kz/26693-skandal-so-mnogimi-izvestnymi-krah-idei-obschestvennyh-sovetov.html
Автор: Нурия Ильясова от 21-04-2017, 11:15
Опыт перевода постсоветских государств на латинский алфавит был неоднозначным
Перевод казахского алфавита с кириллицы на латиницу, безусловно, принесет определенные затраты государству. И бизнесу. Но в то же время представители некоторых сфер предпринимательства смогут получить доход. Как сказал в комментарии «Капитал.kz» один из спикеров, «чьи-то расходы всегда для кого-то доходы».
Напомним: на прошлой неделе президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что к 2025 году казахский алфавит должен быть переведен с кириллицы на латиницу. «Это означает, что с этого времени мы должны использовать латиницу во всех сферах жизнедеятельности государства. Это означает, что с 2025 года деловая документация, периодическая печать, учебники — все должны выходить уже на латинском алфавите. Это время уже подходит, и мы должны незамедлительно приступить к этой работе. Правительство должно подготовить график перехода на латиницу», — написал глава государства в программной статье «Болаша??а ба?дар: рухани жа??ыру».

Все определит диалог государства и общества
«Исходных данных для оценки потенциальных затрат государства нет, но я не думаю, что они будут совсем большими», — считает экономист Жарас Ахметов. Публиковать документы на казахском языке, набранные кириллицей или набранные латиницей — с точки зрения расходов особой разницы нет.
Для государства все-таки это будут большие расходы? «Вопрос в том, что есть „большое“? Понятно, что если сравнивать со всеми расходами, эта программа никак не может быть „большой“. С этой точки зрения — это „мелочь“. Но если брать мерой расходы всех бюджетов от республиканского до местных на культуру и образование, то эта сумма может быть 10?20%, и это много», — считает экономист Алмас Чукин.
Комментируя вопрос, какие экономические выгоды или бонусы в целом Казахстан сможет получить после перехода на латиницу, Жарас Ахметов отмечает, что прямых экономических выгод не видно. «Могут быть какие-то косвенные, но сейчас трудно их предугадать», — говорит он.
«Предыдущий опыт перевода постсоветских государств на латинский алфавит был неоднозначным у разных государств, в том числе и с точки зрения затрат», — говорит Наталья Мильчакова, замдиректора аналитического департамента «Альпари».
Она приводит информацию из открытых источников и СМИ: переход на латинский алфавит прошел безболезненно в Азербайджане, достаточно спокойно в Молдавии, не сразу прижился в Узбекистане и Туркменистане.
«В том числе негативную роль в этом процессе играло и восприятие частью населения затрат, которые понесло государство, особенно в контексте того, оправдает ли цель перехода на латинский алфавит затраченные ресурсы, прежде всего денежные», — говорит эксперт.
Таким образом, по ее словам, важно, чтобы само государство сформулировало четкую и понятную каждому гражданину страны цель перехода на латинский алфавит. При этом оно должно обозначить, какую конкретно выгоду получат люди, а не само государство.
«То есть вопрос затрат при переходе на латинский алфавит на самом деле лежит не в их конкретном размере, а в системе выстроенных в Казахстане отношений гражданского общества и государства», — уверена Наталья Мильчакова.

Бизнес сможет заработать
Вполне можно предположить, что бизнес понесет определенные расходы после того, как алфавит сменит свои «очертания». Например, кому-то потребуется сменить вывеску на своем магазине или салоне красоты. «Но, с другой стороны, кто-то же должен эти вывески делать, значит, кто-то заработает на этом», — комментирует Жарас Ахметов. То же самое — со сменой табличек с названиями улиц, карт и пр., это бюджетные расходы, но есть бизнес, который сможет заработать на этом.
«С экономической точки зрения прямой эффект достаточно минимальный, речь идет о пользователях и наружной рекламе. Для пользователей: времена пишущих машинок прошли, надо будет только программы обновить. А обновлять их будет, к примеру, Microsoft, то есть не наш расход. По рекламе нагрузка ляжет на рекламодателей», — продолжает Алмас Чукин.
По его словам, у бизнеса могли бы возникнуть гораздо б?льшие проблемы и расходы непрямого характера, как один из вариантов, — замена алфавита во всех программах. «Но этих проблем не будет, поскольку казахский язык не является пока несущим в бизнес-среде — доминируют английский и русский», — отмечает Алмас Чукин.

Кому придется непросто
«Вопрос затрат, связанных с планируемым переводом казахского языка на латинский алфавит, является весьма дискуссионным. С технической стороны современные цифровые технологии книгопечатания позволят осуществить этот переход легко, так как клавиатуры компьютеров, программное обеспечение и так являются минимум двуязычными и позволяют использовать разные символы. Но со стороны объемов работы и затрат все выглядит не так просто, так как придется полностью перевести на новый алфавит все учебники и учебные материалы, многие официальные документы, а это государству обойдется недешево», — комментирует Наталья Мильчакова.
Продолжая тему, Алмас Чукин отмечает, что долговременная проблема, которая будет сказываться в течение определенного времени, это замена и так немногочисленных учебников на уровне технических колледжей и организаций профессионального образования. Там студенты и так не очень подкованные в языках, больше склонные к технике и им придется перестраиваться, еще труднее читая «старые» учебники и «новые» учебники".

На союзе не отразится
Если же рассматривать бизнес в масштабе Евразийского экономического союза, то возникает вопрос: если понадобится переводить на латиницу общие документы ЕАЭС, могут ли эти затраты лечь на других участников объединения?
Наталья Мильчакова отмечает, что все официальные документы союза в настоящее время доступны на всех государственных языках стран, входящих в ЕАЭС, а также на английском языке (хотя фактически языком межгосударственного и межнационального общения в Евразийском Союзе является русский). «Каких-либо существенных затрат, связанных с переходом казахского языка на латинский алфавит, в ЕАЭС не предвидится», — предполагает эксперт.
«Основной язык между бизнесом внутри ЕАЭС — русский. Так что и здесь особых проблем быть не должно», — поддерживает точку зрения Жарас Ахметов.

Источник: https://kapital.kz/finance/59166/perehod-na-latinicu-rashody-ili-dohody.html
Автор: Нурия Ильясова от 21-04-2017, 08:26
В этом политолог, возглавляющий общественный совет при ЕНПФ, признался в понедельник, 17 апреля, на своей странице в Facebook, рассказав о том, что направил официальный запрос председателю Национального банка Данияру Акишеву по поводу сохранности средств ЕНПФ

«По официальным данным, 26% пенсионных активов приходится на банковский сектор. Это почти 1 трлн 809 млрд тенге. Пенсионные деньги находятся на счетах 21 банка в виде депозитов, размещенных по рыночным условиям. Но, как показало тяжелое финансовое положение Delta Bank, откуда Национальный банк РК лишь недавно досрочно изъял с депозитов средства ЕНПФ, текущая ситуация в банковской системе не гарантирует сохранность пенсионных денег», — написал Досым Сатпаев.

Почему ненадежные банки получают пенсионные деньги
Финансовые проблемы у Delta Bank — случай не единственный. По большому счету, все банки страны вызывают опасения у экспертного сообщества и, в общем-то, именно эта тема стала предметом дискуссий за круглым столом под названием «Пенсионная система Казахстана. Есть ли "скелеты" в шкафу?», которая прошла в Алматы, напоминает Sputnik.

По мнению критиков, вхождение пенсионных денег в банковский капитал выгодно не будущим пенсионерам, а банкирам, у которых сейчас серьезные проблемы, и не только с ликвидностью. Как пишет Сатпаев в запросе, Нацбанк размещает средства ЕНПФ в банках второго уровня, хотя прекрасно знает о плохом качестве кредитного портфеля многих БВУ и рисках их устойчивости.

«Возникает подозрение, что это делается не для того, чтобы пенсионные вкладчики получили доходность и были защищены их интересы, а в целях поддержки банковской системы, — пишет Сатпаев и в доказательство приводит следующий факт. — Одним из самых важных условий является соблюдение банками пруденциальных нормативов. Но на 1 февраля 2017 три банка уже их нарушили. И в этих банках также размещены пенсионные деньги».

То есть банки, не соответствующие требованиям по надежности, все равно получают доступ к пенсионным деньгам.

«Мы хотим понять, — интересуется глава общественного совета, — какие конкретно меры Национальный банк РК будет предпринимать по защите интересов вкладчиков ЕНПФ и в отношении тех банков, которые нарушили пруденциальные нормативы, и тех, которые рискуют получить от НБ РК извещение о приостановке лицензии?».

Сам же политолог от имени общественного совета ЕНПФ рекомендует уже сейчас изъять у банков-нарушителей пенсионные деньги по аналогии с Delta Bank.

Как забрать у банков сотни миллиардов?
Для банков истребование пенсионных денег со счетов может оказаться болезненным. Банковский кризис в самом разгаре, а тут еще ЕНПФ требует забрать сотни миллиардов тенге с их счетов, которые не так давно им дал Нацбанк. Однако Сатпаева этот вопрос волнует в меньшей степени, так как главным, и это написано в запросе, является сохранность пенсионных накоплений граждан.

Для большей надежности политолог требует включить пенсионные накопления в государственную систему гарантирования депозитов. В качестве доказательства необходимости такой госгарантии он приводит в пример печальную ситуацию с «Казинвестбанком».

«Уже был прецедент с "Казинвестбанком", у которого сначала отозвали лицензию, а потом уже задумались о пенсионных деньгах. Но в связи с отзывом лицензии досрочный возврат денег стал невозможен в силу закона, — написал политолог. — Хотя статус пенсионных активов имеет социально значимый вес, но не факт, что денег, полученных за счет продажи имущества ликвидированного банка, хватит для покрытия депозитов, размещенных фондом».

Не обманывает ли Нацбанк казахстанцев?
Предпоследним пунктом Сатпаев прямо спрашивает у Данияра Акишева, не занижает ли Нацбанк официальные показатели инфляции, тем самым не просто обманывая вкладчиков ЕНПФ, но и лишая их гарантированных законом доходностей.

«Насколько верны мнения о том, что чем больше занижается официальная инфляция, тем меньше у государства обязательств перед пенсионными вкладчиками, чтобы они получали необходимую доходность? — интересуется политолог. — Ведь, по существующим правилам, доходность пенсионных накоплений должны быть не ниже инфляции».

Заканчивается же запрос традиционным вопросом: «что делается Национальным банком РК для повышения эффективности деятельности ЕНПФ, в первую очередь доходности пенсионных активов, с точки зрения интересов простых вкладчиков?».

«Национальный банк в электронном виде уже получил наш запрос, и общественный фонд надеется, что в ближайшее время будет дан ответ», — сказал в телефонном разговоре с корреспондентом Sputnik Казахстан Досым Сатпаев.

Источник: https://forbes.kz/finances/finance/dosyim_satpaev_opasaetsya_za_sohrannost_18_trln_tenge_sredstv_enpf?utm_medium=SubID-847&utm_campaign=block-4&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 1-03-2017, 14:54
Юлия Кисткина Лишней конструкцией назвал верхнюю палату казахстанского парламента Азат Перуашев – депутат мажилиса и лидер партии «Ак жол». Тем самым он спровоцировал новую волну затухшей было дискуссии о целесообразности существования сената.

Позицию Перуашева поддерживают многие. Действительно, верхняя палата выглядит не столько как представительный орган, сколько как «бермудский треугольник» казахстанской политики, своего рода аномальная зона, самим фактом своего существования противоречащая законам природы и логики. Что, собственно, и подчеркнул мажилисмен, заявив: «Казахстан является унитарным государством, и наши регионы не могут претендовать на какие-то дополнительные полномочия в формировании государственной политики». Тем более что раз сенаторов выбирают не прямым голосованием, а на основе косвенного избирательного права (голосуют выборщики – депутаты маслихатов), то, по словам Перуашева, «насколько господа-сенаторы представляют свои регионы, тоже надо смотреть». Причем смотреть пристально.

Сенат давно воспринимается и обывателями, и некоторыми экспертами как «площадка для трудоустройства периферийных политических фигур». Поэтому он не может выполнять роль политического органа, представляющего реальные интересы регионов. Вступать в конфронтацию с правительством, которое является основным разработчиком законопроектов, сенаторам не с руки. Поддерживать баланс сил и интересов внутри парламента, а тем более регулировать «эмоциональное» состояние своих коллег из нижней палаты они не в состоянии. Вотум недоверия правительству наши депутаты если и объявляют, то только понарошку, да и их требования относительно отставки отдельных членов кабмина являются больше игрой на публику. Что же касается импичмента, который могла бы учинить нижняя палата, то это вообще из области фантастики. В общем, сенат фактически предоставлен самому себе и оживает преимущественно в период внеочередных президентских выборов, считая своей главной миссией убедить население в легитимности и необходимости их проведения.

Впрочем, Азат Перуашев пока не рубит сплеча. Вот что он говорит: «Мы не предлагаем отказаться от сената, но считаем, что необходимо обсудить этот вопрос». И такое обсуждение могло бы состояться в рамках наметившихся конституционных реформ.

Сегодня мы вместе с экспертами попытаемся разобраться в том, насколько актуальным и адекватным является предложение, высказанное лидером «Ак жола», какова степень вероятности упразднения верхней палаты парламента и каким (положительным или негативным) может быть эффект от этого.

Толганай Умбеталиева, генеральный директор Центральноазиатского фонда развития демократии: «Упразднение сената – достаточно реальный процесс»

- Насколько реальна «ликвидация» верхней палаты? Конечно, если будет принято такое решение, то сенат упразднят. Это достаточно реальный процесс, но он произойдет не сегодня и не завтра. Ведь для этого потребуется внести изменения в Конституцию. Первоначально, когда принималось решение о двухпалатном парламенте, исходили из необходимости учета интересов регионов, которые в Казахстане достаточно разнообразны, и такое разнообразие требовало представительства в парламенте. Этому решению предшествовала большая дискуссия: обсуждались плюсы и минусы такого формата. И большинство склонилось к варианту с двумя палатами.

Почему сегодня снова поднимается эта тема? Причины понятны: сенат оказался малоэффективным именно с точки зрения представительства региональных интересов. Кроме того, определенная часть сенаторов назначается президентом страны, что вызывает много вопросов и споров относительно их легитимности. В связи с этим статус палаты и заседающих в ней депутатов выглядит противоречиво.

Что касается плюсов и минусов… Если сенат «ликвидируют», то можно будет восполнить «представительство региональных интересов» путем внесения изменений в избирательную систему, в частности, вернув мажоритарный способ избрания депутатов. Ведь сегодня мажилисмены избираются только по партийным спискам, и в такой ситуации представители областей могут не попасть в законодательный орган. Но вместе с сенатом может быть «ликвидирована» и возможность назначения некоторых депутатов президентом.

Очень многое зависит от того, какие цели будет преследовать такой шаг. Если «ликвидация» предлагается в рамках «передачи части президентских полномочий парламенту» и сокращения назначаемых депутатов, то, думаю, это можно рассматривать как плюс. И в таком случае, как я уже отметила выше, задачу представительства региональных интересов можно решить другими путями. Если же оценивать с точки зрения функционирования всей политической системы, то «ликвидация» сената не окажет серьезного влияния, урон системе не будет нанесен.

Сергей Акимов, политолог: «Инициатива, с одной стороны, правильная, а с другой – половинчатая»

- Инициатива партии «Ак жол», с одной стороны, правильная, а с другой - половинчатая. Преобразование казахстанского парламента из двухпалатного в однопалатный имеет смысл только при условии возвращения к смешанной избирательной системе. Это позволит создать предпосылки для роста доверия к казахстанскому парламенту, повысить конкуренцию и степень ответственности депутатов, даст шанс малым партиям и отдельным политическим лидерам попасть в законодательный орган, а также позволит сэкономить средства.

В ином случае преобразование может повлечь крайне нежелательные последствия, а именно дальнейшее снижение уровня представительства западных регионов в системе власти в целом и в ее законодательной ветви в частности. Как известно, представленность регионов во власти - один из наиболее эффективных способов профилактики сепаратизма, для которого в Западном Казахстане есть все предпосылки.

На мой взгляд, инициатива партии «Ак жол» - это, с одной стороны, попытка прощупать настроения казахстанцев (то, насколько они заинтересованы в относительно существенных преобразованиях), а с другой – очередная попытка показать наличие альтернативной позиции в парламенте. С возвращением Марата Тажина в структуру АП подобного рода альтернативные мнения в парламенте станут звучать все чаще.

Даже чисто технически сложно представить, что предложение формально оппозиционной партии станет основой конституционной реформы. Таким образом, я не ожидаю, что оно найдет реальное воплощение.

Жаксылык Сабитов, политолог: «У власти нет причин что-то менять в работающем механизме»

- Я думаю, что предложение Азата Перуашева не будет поддержано политическим руководством страны. Нынешняя структура парламента была заложена в 1995 году, и у власти нет никаких причин менять что-то в «работающем механизме». Поэтому ликвидация верхней палаты на данный момент нереальна. С другой стороны, при активной пропаганде эта идея могла бы получить поддержку у населения, так как оно, на мой взгляд, не испытывает никаких положительных эмоций по отношению к парламентариям и было бы только радо сокращению их количества.

Теперь что касается плюсов и минусов такой реформы (хотя, как сказано выше, на деле это вряд ли возможно)… Здесь все зависит от того, как будет выглядеть однопалатный парламент. Если произойдет механическое слияние двух палат, то это будет самый плохой вариант, так как снизится уровень представительства партий, избранных согласно пропорциональной системе. Как известно, за партийные списки граждане голосуют сами, напрямую, тогда как сенаторы избираются не населением, а выборщиками в лице депутатов маслихатов либо назначаются главой государства. Поэтому сенат и называют часто местом «почетной ссылки», где политические тяжеловесы прошлого отсиживаются на скамейке запасных в надежде на то, что их снова призовут в большую политику. Гораздо более предпочтительным будет такой вариант реформы, при котором сенаторы не войдут в новый однопалатный парламент.

Если же говорить в целом, то при нынешней архитектуре власти изменения в структуре парламента мало на что повлияют, поскольку в такой гибридной системе политические институты не будут играть сколько-нибудь значимой роли – до момента начала политического транзита.

Источник: https://camonitor.kz/26565-kazahstanskiy-senat-finita-lya-komediya.html
Автор: Нурия Ильясова от 24-02-2017, 11:58
Не успело утихнуть возмущение после ареста руководства ЕНПФ, как общественность вновь негодует — государство решило взять 50 млрд тенге из пенсионного фонда на производство железнодорожных вагонов. Профильному министерству по инвестициям и развитию (МИР) тут же ударили по рукам, и теперь проект замены той рухляди, которая сегодня ходит по нашим ж/д путям, окончательно завис в воздухе.

В вагоны нельзя, в ЛЭП можно…
Напомним, что, выступая в понедельник на коллегии МИР РК, первый вице-министр Альберт Рау отметил, что в настоящее время как один из вариантов возможного привлечения средств для производства железнодорожных вагонов для «Казахстан темир жолы» на отечественных машиностроительных предприятиях рассматривается привлечение денежных средств ЕНПФ в размере 50 млрд тенге.
В свою очередь, как пояснил Национальный банк Казахстана, предложения по инвестированию средств ЕНПФ определяются Нацбанком совместно с правительством страны. В частности, кабинет министров предлагает к финансированию индустриальные и другие проекты квазигосударственного сектора. Финансирование подобных проектов осуществляется путем приобретения обусловленных облигаций с рыночной доходностью.
«В соответствии с Законом РК „О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан“ пенсионные активы ЕНПФ инвестируются по направлениям, одобренным Советом по управлению Национальным фондом РК. При этом инвестирование осуществляется исключительно в финансовые инструменты по рыночным процентным ставкам. В текущем году через обусловленное инвестирование пенсионных активов ЕНПФ в облигации субъектов квазигосударственного сектора планируется профинансировать ряд конкретных проектов в Казахстане, одним из которых является финансирование закупки отечественных грузовых вагонов. При этом направления инвестирования пенсионных активов еще не одобрены и находятся на рассмотрении Совета по управлению Национальным фондом РК», — выступил с официальной позицией финансовый регулятор.
Тем не менее возмущению общественности все равно не было предела, что заставило главу министерства по инвестициям и развитию Жениса Касымбека разъяснять предложение своего заместителя Альберта Рау.
«Министерство по инвестициям и развитию РК официально заявляет, что в докладе первого заместителя министра Альберта Рау на коллегии МИР РК в части привлечения средств ЕНПФ в сумме 50 млрд тенге для производства вагонов для КТЖ на отечественных машиностроительных предприятиях данный источник финансирования прозвучал как один из вариантов возможного привлечения средств. Помимо ЕНПФ также прорабатываются другие источники финансирования для поддержки казаxстанского машиностроения. На сегодня конкретного решения по финансированию не принято», — сообщили в министерстве.
Однако похоже, что в ситуации с ЕНПФ продолжает повторяться некий деструктивный мем или информационный каскад, который давно выдавил всякую логическую последовательность. Так, буквально за неделю до информации МИР о возможных 50 млрд тенге пенсионных денег на железнодорожные вагоны на заседании правительства ФНБ «Самрук-Казына» выступил с инициативой получить дополнительное финансирование из ЕНПФ на электроэнергетическую инфраструктуру. Причем проект, о котором вел речь нацхолдинг, уже был профинансирован пенсионными деньгами в сумме 47 млрд 500 млн тенге. Это второй этап проекта строительства транзитных высоковольтных линий «Север — Восток — Юг»: он подразумевает возведение и прокладку высоковольтных линий по маршруту «Семей — Актогай — Талдыгоркан — Алма». Несмотря на то, что в обороте названного инфраструктурного проекта оказалось 47,5 млрд тенге из источника ЕНПФ, оператору проекта понадобилось дополнительно 36 млрд 300 млн тенге из того же источника. И в принципе это не вызвало никакой бурной реакции. Возможно потому, что о проекте высоковольтных линий Шульбинская ГЭС (Семей) — Актогай — Талдыкорган — Алма говорилось весь прошлый год. А возможно и потому, что после сдержанного недовольства в связи с финансированием АО «Банк развития Казахстана» проекта ТРЦ MEGA Silk Way в Астане на сумму 15 млрд тенге из ЕНПФ граждане, критиковавшие вложение пенсионных активов в торгово-развлекательный центр, в основном придерживались мнения, что инвестировать средства ЕНПФ нужно с умом и желательно в инфраструктуру нашей страны: в жилищное строительство, транспорт, энергетику и т. д.

Не надо ТРЦ, даешь школы и дороги
Например, еще в прошлом году директор департамента электроэнергетики Министерства энергетики РК Бауржан Сарсенов заявил, что электроэнергетический проект стоит порядка 158 млрд тенге, из них 53 млрд тенге — это первая часть проекта, второй этап строительства обойдется в 105 млрд тенге. Второй этап завершится к 2018 году. Финансируется он из собственных средств АО «KEGOC», а также за счет Нацфонда и Национального пенсионного фонда.
В свою очередь на минувшей неделе в правительстве управляющий директор по оптимизации активов АО «Самрук-Казына» Берик Бейсенгалиев заявил, что по проекту строительства транзитных высоковольтных линий «Север — Восток — Юг» все идет по плану: этот проект включает два этапа. Первый этап — строительство линий Экибастуз — Семей — Усть-Каменогорск и второй — Семей — Актогай — Талдыгоркан — Алма. Первый этап за счет полностью своих средств идет с опережением графика и закончится в 2017 году. По второму этапу все идет по графику: в 2017 году планируется построить линию электропередачи протяженностью 360 км, а в 2018 году еще 359 км.
«В рамках второго этапа проекта в 2016 году произведено полное размещение купонных облигаций АО „KEGOC“ и привлечены денежные средства ЕНПФ на сумму 47 млрд 500 млн тенге. Однако имеется потребность в дополнительном финансировании проекта в 2017 году в сумме 36 млрд 300 млн тенге. Просим определить в качестве источника заемного финансирования средства ЕНПФ и принять соответствующее решение», — обратился с предложением к правительству топ-менеджер «Самрук-Казына».
Таким образом, правительство и Нацбанк изначально приучали общество и делали это правильно, что к деньгам ЕНПФ не нужно относиться как «собака на сене»: они должны работать — инвестироваться как длинные деньги под комфортный процент, приносить соответствующие дивиденды фонду и оставлять после себя живую, работающую инфраструктуру.
Ведь никто не спорит, что это гораздо лучше непродуманного инвестирования в ТОО «Бузгул Аурум» 5 млрд тенге, за что арестовали главу ЕНПФ Руслана Ерденаева. Или приобретения ЕНПФ активов дефолтного Delta Bank на 38,4 млрд тенге. Хотя потери в пенсионном фонде могут быть, главное — чтобы они перекрывались прибылью, а инвестированные деньги приносили пользу стране.
Например, в такой нефтяной стране, как Норвегия со своим пенсионным фондом, которую мы любим приводить в пример, деньги фонда инвестируются в жилищное строительство, принося мультипликативный эффект в виде обеспечения граждан жильем и прибыли национального пенсионного фонда. При этом даже в Норвегии допускаются краткосрочные потери от невыгодных вложений. В частности, однажды они составили 23% всего фонда, что просто немыслимо для наших реалий. Несмотря на это, Норвегия продолжает оставаться для нас образцом успешной нефтяной страны с эффективно работающим нефтяным фондом.
Как тут не вспомнить слова главы Народного банка Умут Шаяхметовой о том, что при инвестировании средств ЕНПФ нужно обратить внимание на доходность вложений. Если государство занимает в пенсионном фонде через различные квазигосударственные инструменты и институты, такие как БРК, «Даму», «КазАгро», то необходимо понимать риск, на который оно идет.
«Думаю, что квазигосударственный риск самый низкий. А если смотреть по объекту размещения средств ЕНПФ — тут уже другой вопрос. Возможно, эти деньги следовало бы размещать не в постройку какого-то торгового центра, а в инфраструктуру, в те же больницы, жилые дома, дороги, аэропорты. Тут нужно ставить вопрос приоритетности финансирования тех или иных объектов ЕНПФ», — сказала глава Народного банка, по сути, предвосхитив широкомасштабную работу правительства по размещению средств ЕНПФ в инфраструктурные проекты.

Заберите ваши пенсионные деньги обратно
К слову, о MEGA Silk Way. Оказывается, конечный заемщик этого уже практически построенного проекта вознамерился досрочно погасить кредит в 15 млрд тенге перед БРК, предоставленный банком за счет средств ЕНПФ. А, как известно, экономистам досрочное погашение кредита — это почти так же плохо, как и задержки заемщика по платежам.
Как рассказал нашему изданию председатель правления Банка развития Казахстана Болат Жамишев, по этому проекту решение принималось, когда в стране у банков второго уровня был дефицит длинных денег. Сейчас же ситуация на рынке улучшается.
«При этом заемщик готов досрочно погасить сумму кредита в 15 млрд тенге. Ему вся эта ситуация не импонирует, к тому же он сейчас не находится в цейтноте. И мы готовы с ним согласиться. ЕНПФ соглашается на досрочное погашение облигаций, которое начнет происходить уже в скором времени. И уже не придется говорить, что пенсионные деньги используются на ТРЦ, пусть это и была небольшая часть в структуре проекта, всего 15 млрд тенге. Что потеряет ЕНПФ? ЕНПФ потеряет даровое вложение своих инвестиций через нас, ведь все думают, что возвратность обеспечивается „Мегой“, а возвратность обеспечивается нами», — пояснил Болат Жамишев.
Как он считает, для того чтобы портфель ЕНПФ был надежным, важно его диверсифицировать — это должны быть как государственные ценные бумаги и корпоративные ценные бумаги на нашем казахстанском рынке, так и вложения в иностранные ценные бумаги.
«Никогда никому не приходит в голову спросить, а в какие проекты пошли деньги ЕНПФ за рубежом. Но на этот вопрос невозможно дать четкий ответ, потому что речь идет о вложении в финансовые инструменты и эти деньги не являются мечеными или крашеными, поэтому уместнее, когда речь идет о надежности вложения пенсионных активов, спросить, насколько диверсифицирован портфель фонда, какой стратегии он придерживается. Если консервативной, чтобы была надежность, тогда каким способом обеспечивается доходность. Как внутри страны осуществляется подход к выбору эмитентов, ведь вопрос только в том, кто получил деньги и способен ли он их вернуть. Или, например, почему доля в зарубежных ценных бумагах мала, ведь портфель внешних заимствований в случае девальвации всегда дает дополнительную доходность для ЕНПФ», — объяснил Болат Жамишев.

Консервативный инвестор внутри страны
По словам главы БРК, деньги ЕНПФ необходимо рассматривать как источник фондирования, который микшируется с деньгами из бюджета. При этом он полагает, что правительство в конце концов отойдет от распределения денег ЕНПФ. Потому что сейчас уже обсуждается вопрос, чтобы пенсионными деньгами управляли частные управляющие компании.
«Моя позиция, когда речь идет о деньгах ЕНПФ, заключается в том, что самым эффективным способом было бы озвучить инвестиционную стратегию, которая бы обеспечивала, с одной стороны, надежность, а с другой стороны — доходность этих инструментов. Например, будучи министром финансов РК, я как-то обратился к министру финансов Норвегии, где бывший нефтяной фонд, переименованный в пенсионный фонд, имея в среднем за весь период очень высокую доходность, однажды, в начале нулевых годов понес убытки — более 20% в год. Я спросил: как вас всех не растерзали за это?! На что мой коллега признался, что у них между правительством и парламентом был достигнут консенсус, что пенсионный фонд обеспечивает в долгосрочном периоде высокую доходность, а в отдельные годы могут случаться провалы. Они определились: каким этот провал может быть, как могут „просесть“ акции, а ведь акции — это очень рисковый, но в долгосрочной перспективе доходный инструмент. Поэтому за год они потерпели очень большие убытки, но в целом стратегически их фонд чрезвычайно эффективен и высокодоходен. Приемлема ли для нас такая стратегия? Думаю, для нас приемлема более консервативная модель, при которой мы не имеем такой свердоходности, прежде всего, придерживаясь политики сохранности и более консервативного инвестирования. Для нас более актуальна задача — использование пенсионных денег внутри страны», — констатировал Болат Жамишев.
По его словам, ЕНПФ должен исходить из собственной эффективности, но все равно волей-неволей он будет инвестировать в бумаги внутри страны, а те, кто хочет воспользоваться деньгами пенсионного фонда, должен этому соответствовать.
«То есть не ЕНПФ должен соответствовать программам развития, а программы развития и те, кто хочет их реализовать и ориентируется на этот источник фондирования, должны соответствовать стратегии ЕНПФ», — заключил Болат Жамишев.

Источник: https://kapital.kz/finance/57765/komu-dostanutsya-dengi-enpf.html
Автор: Нурия Ильясова от 21-02-2017, 11:11
Денис КРИВОШЕЕВ Все началось в мае прошлого года. В «Новой газете» вышел материал о так называемых группах смерти в социальной сети Вконтакте: «Синий кит» и f57. Материал вызвал неоднозначную реакцию: журналисты определили материал как фэйковый из-за необъективности и спорности доказательств, родители изошлись в истерике о вреде интернета и социальных сетей, а силовики на проблеме детских суицидов получили индульгенцию на право мочить сети. В феврале 2017 года эта же тема получила развитие в Казнете. Facebook снизошёл до обсуждения в Вконтакте, темой прониклись новостные сайты, которые не могли пройти мимо публичного обсуждения и не набрать просмотров своих материалов.

Ни одного подтвержденного случая

В «расследовании» «Новой газеты» говорилось о 130 самоубийствах подростков из-за участия в «смертельных играх» во Вконтакте. Эта цифра не проверялась, а главное, как оказалось в последствии, не подтвердилась. Да, часть подростков, совершивших суицид, состояли в группах, посвященных этой теме, но связь здесь обратная — ребенок, которого посещали мысли о самоубийстве, склонного рассматривать такой сценарий возможного окончания жизни, скорее всего, и вступит в группы смерти. Ребенку с нормальной психикой там будет неинтересно, даже скучно. Например, подростки с активной физической нагрузкой не состоят в группах «ЭМО» или «Готов», у них скорости восприятия мира разные. Иначе говоря, у детей все просто — либо разделяешь, либо нет. А модных течений и направлений настолько много, что одиноким и не социализированным в сети не останешься.

Как ни странно, в Казахстане все пошло по собственному сценарию и он совсем не про детский суицид. Неизвестные издания запускают несколько новостных заметок, в которых говорится о том, что группа «Синий кит» (почему-то именно это название укоренилось в сознании населения, хотя их несколько) довела нескольких девушек до самоубийства. Причем проверялась эта информация или нет, никого не интересует, потому что процесс уже пошел. Люди кинулись на амбразуру интернета. Инфантильные взрослые, отрываясь от экранов собственных смартфонов, начинают усиленно следить за своими детьми, пишут посты в своих — взрослых социальных сетях, силовики мониторят страницы и группы и «спасают» бедных школьников и школьниц от суицида, закрывая все новые и новые «группы смерти». В общем, полная гармония: дети живы, а взрослые чувствуют, что позаботились о будущем молодого поколения. Апогей наступает тогда, когда силовики ответственно заявляют: «В связи с тем, что социальные сети находятся на зарубежных технических площадках, действенными мерами является блокирование доступа к таким ресурсам».

К сожалению, всё далеко не так просто. Существуют исследования, согласно которым социальные сети могут повлиять на суицидальное поведение человека. При этом ученые оговариваются, что соцсети могут оказать влияние лишь на тех, кто уже находится в группе риска. Об этом же говорит и психолог, психотерапевт и член Международной федерации коучинга Вахтанг Джапаридзе: «Социальные сети не могут вызвать желание покончить с собой. Речь идёт, скорее, о том, что это служит триггером. У человека уже сформировались внутри причины, по которым он хочет уйти из жизни, а подобные вещи могут лишь ускорить принятие решения. Но никак не внушить ему мысль о том, что он зря живёт».

ЕНТ убило больше детей, чем «Синий кит»

По официальным данным, Казахстан лидер по детским суицидам. Минувший год даже при высокой базе показал рост количества покончивших с собой детей. Чаще всего, из жизни уходят подростки 15-17 лет, на них приходится 60% самоубийств. В одном из исследований ООН говорится, что подобные всплески происходят в периоды социально-политических сдвигов. И похожая ситуация, например, наблюдалась в конце 80-х, начале 90-х, когда разваливался СССР.

«Если вдуматься, то поколение, которое сейчас в группе риска, рождено в штормовые годы социальной неустроенности. Это были первые годы их жизни, когда формировалась психика. Они очень подвержены деструктивному влиянию», — констатирует Вахтанг Джапаридзе.

К тому же не надо забывать и о том, что казахстанские дети и подростки часто идут на этот крайний шаг и просто из-за излишнего давления. Если забить в поисковую строку Google «покончил с собой из-за ЕНТ», то можно увидеть далеко не один случай. Правда, почему-то единое национальное тестирование до сих пор блокировать, как социальные сети, никто не собирался.

Синдром Вертера

Есть еще один важный нюанс. Когда СМИ поднимают шумиху вокруг самоубийств, тем более якобы объединенных одной идеей, они могут спровоцировать и других людей. Так называемый синдром Вертера, который назван в честь героя романа Гёте, покончившего с собой, действительно существует. Первая подобная волна суицидов прокатилась по Германии в конце XVIII века, когда роман активно распространялся.
Открывший этот феномен социолог Дэвид Филлипс исследовал и более поздние случаи. Он обнаружил, что число самоубийств значительно возрастало по на протяжении недели после истории о суициде, освещенной в новостях.
Википедия, к примеру, приводит интересный случай. В Австрии, где в 80-е годы XX века чрезвычайно выросло количество самоубийств в метро, в 1987 году Венский Центр Кризисной помощи совместно с сотрудниками Венского метрополитена пошли на своеобразный эксперимент: решили больше не освещать факты «смерти на рельсах» или, по крайней мере, не «раздувать» из них сенсации, уделяя данным происшествиям минимум внимания. Уже через месяц количество самоубийств в метро снизилось почти в 3 раза. С тех пор в австрийской прессе действует запрет на освещение подобных трагических событий.

А еще подражатели появляются и после того, как по собственному желанию покидает этот мир кумир миллионов, например, так было с Мэрилин Монро и солистом группы Nirvana Куртом Кобейном.
«Я бы не занимался тиражированием этой информации, — говорит Вахтанг Джапаридзе, — Нельзя таким вещам придавать, конечно, характер массового явления. Есть большое количество индивидуальных случаев, которыми нужно заниматься отдельно по факту и профилактированием по факту».

Это, конечно, не значит, что государство срочно должно запретить СМИ писать о самоубийствах, но вещи, которые публикуются в последнее время, вполне могут дать сигнал людям любых возрастов, которые не решались свести счёты с жизнью. И это нужно иметь ввиду.

Синий кит всё равно вернётся

Сейчас, когда всеобщее возмущение прошло, когда СМИ посчитали посетителей, пользователи Facebook получили свои лайки и репосты, есть смысл задуматься о другом.
Да, тема самоубийства, а особенно совершенного детьми и подростками, очень пугает. Это совершенно непонятный, тёмный и страшный процесс — что же должно произойти с человеком перед роковым днем?
Психолог Вахтанг Джапаридзе называет причины: «Предпосылки могут сформироваться еще во время внутриутробного развития. Когда ребенка не хотят, или женщина пытается прервать беременность. То есть человек еще не родился, а ему уже внушали, что ему жить не стоит. Еще в семейной психотерапии есть такое понятие, как «выделенный пациент». То есть человек, в котором какая-то проблема выражается, у него какие-то поведенческие проблемы. Тогда нужно заниматься всей семьёй, и когда терапевт начинает лечить, становится понятно, что проявление проблем у одного — это результат того, что происходит внутри семьи. Поэтому если количество детских суицидов большое, то нужно смотреть на систему воспитания. Я бы больше в этом направлении работал. Потому что родителям нужно дать понимание, через какие возрастные кризисы проходит их ребенок и какие задачи он решает в это время. К сожалению, у нас исчезла система воспитания как таковая. Просто дать детям материальный комфорт и хорошее образование недостаточно. Нужно еще позаботиться и о том, чтобы у ребенка или подростка были чёткие ценностные ориентиры, которые позволяли бы в сложных ситуациях делать правильный выбор. Делать выбор в сторону жизни, а не в сторону смерти».

Синий отец

Очевидно, что корень зла лежит далеко не в социальных сетях — игры о синих китах, тихих домах, точном времени самоубийства являются, скорее, выбросом того негатива, скопившегося в душах у искренних «игроков», которые это делают не ради какой-то минутной популярности или лайков. В досетевые времена дети находили поддержку в подвальных коморках у сверстников. Дети с разными характерами компенсировали страшные желания. Сейчас легче найти сторонников идеи. Но как тогда, так и сейчас, дети невероятно жестоки, но куда более жестоки родители. Насилие, которое пронизывает наше общество, уже не поддается описанию. То тут, то там рассказывают о сексуальном давлении на детей в семьях, а мы слышим только слабые отголоски реальности. Социальное неравенство, алкоголь, нищета, безразличие окружающих превращают немалую толику семей в сосредоточение насилия, оно процветает и в части благополучных семей. Да, объект, может быть, не ребенок, но давление на одного из родителей сказывается на состоянии «цветах жизни» не лучше.

К сожалению, наше общество незрелое, необразованное и очень одиозное. Найти мнимого врага извне для него куда проще, чем пытаться разобраться в тонких материях толерантного сосуществования. Неприязнь иного образа мысли накладывает печать «УЯТ» на все незнакомое, непонятное, неизвестное, при этом даже попытки изучить явление не предпринимается. Результаты «синей эпидемии» могут быть куда более плачевными. Единственный неконтролируемый источник информации, может быть, закрыт, и все только потому, что мамашкам ежедневный труд не нужен, на нем печать мученика не заработаешь. Нужен подвиг. Годами замечая проблему, стыдливо закрываясь от цифр и фактов, они ищут коня или горящую избу. Только получается, что здорового коня заводят в огонь, а потом наблюдают процесс и радуются.

Фото: arnapress.kz
Почему «синий кит» опаснее «синего отца»?Денис Кривошеев
О себе: блогер, журналист, экономический обозреватель

Источник: https://www.zakon.kz/4844329-pochemu-sinijj-kit-opasnee-sinego-otca.html
Автор: Нурия Ильясова от 31-01-2017, 12:01
Политический деятель Казахстана Петр Своик посоветовал казахстанцам относиться к своим пенсионным взносам, как к благотворительности, сообщает Aktobetimes.kz.

- С пенсионной системой такой швах, что, видимо, ни с чем не разберутся, и все грохнут, - пошутил Петр Своик. - Самое возмутительно это то, что «Единый накопительный пенсионный фонд», который пару лет назад создавали с большим скандалом, теперь опять думают передать в частные руки. То есть, если можно над чем-нибудь самым бессовестным и бездарным способом издеваться, так это издевательство над пенсионными деньгами.

Поэтому лучший совет – относитесь к пенсионным фондам, как к благотворительности. У всех, кто официально работает, не спрашивая, забирают 10%. Считайте, что это такой налог на бедность властям и олигархам, потерянные деньги. В результате, конечно, сколько-то будут платить тем, кому пенсия предстоит в ближайшие годы. Им выплатят заведомо меньше, чем покупательская стоимость того, что у них отбирали всю трудовую жизнь. Но что-то получат все равно, не 10% от прежней зарплаты, так 9 или 8. А те, кто помоложе, пусть вообще забудут про накопление пенсии. Когда они доживут до пенсионного возраста, будет уже совсем другая история. Относиться к этому надо философски. Вы ведь подаете нищим, оставляете чаевые в ресторане.

- Зачем нужна была накопительная пенсионная система, на ваш взгляд?

- На самом деле пенсионная накопительная система не имеет отношения к пенсиям. Когда ее замутили в 1998 году, предполагалось, что она заменит солидарную систему. Солидарная система как была, так и есть. Ничего не получилось, не заменила. Любой казахстанец, который выходит на пенсию, получает очень-очень маленькую, но все-таки солидарную пенсию за счет того, что с него предыдущие годы забирали по 10%. Поскольку правительство еще хоть как-то опасается народного недовольства, старается что-то выплачивать.

- Пенсионные деньги не могут полностью растаять?

- В законе есть норма о том, что людям, выходящим на пенсию, все-таки компенсируют инфляцию. Понятно, что реальная инфляция ниже роста цен, но что-то им все-таки компенсируют.

- Получается, что молодежи нужно сейчас думать о том, что в старости может не хватить пенсии на лекарства?

- Я уже 10 лет живу на пенсии. Мне моей пенсии хватает на две заправки автомашины и все. Немного поддерживает общественная деятельность, консультации по вопросам тарифов и энергетики. Совет молодым - рожайте и учите детей. Эти вложения надежнее, чем в накопительные фонды.

Фото: Timeskz.kz
Источник; https://www.zakon.kz/4840717-politolog-zabudte-o-pensionnykh-dengakh.html
Автор: Нурия Ильясова от 28-01-2017, 15:07
Специальное обращение главы государства к народу Казахстана по поводу перераспределения полномочий между ветвями власти говорит о том, что процесс подготовки к транзиту власти продолжается. Возможно, он даже немного ускорился после событий в Узбекистане

Интересно отметить, что формальное перераспределение таких полномочий можно наблюдать и в других странах Центральной Азии. Об этом заявляли и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и новый глава Узбекистана Шавкат Мирзеев. Но фактически в этих странах сильной остается только президентская власть. А все остальное напоминало игру в демократию.

Единственной страной в Центральной Азии, где не на словах, а на деле решили увеличить полномочия парламента за счет сокращения некоторых властных функций у президента, является Киргизия, где в конце 2016 прошел референдум о внесении изменений в Конституцию страны, которые должны были сформировать первую в регионе парламентскую систему. Это, конечно, не исключает возвращения к президентской форме правления в будущем после нескольких лет разных политических экспериментов.

Что касается Казахстана, то еще в ноябре прошлого года президент подтвердил свое желание остаться на свое посту до 2020 года. В принципе, оставшиеся три года – это не очень большой срок, но за это время многое может произойти. Включая форс-мажорных «черных лебедей». Хотя в этом решении могут быть заинтересованы представители политической и бизнес элиты Казахстана, часть казахстанского общества, иностранные инвесторы и крупные геополитические игроки в лице США, Китая, России и Европейского союза.

Но в нашей стране уже были прецеденты, когда глава государства менял свое решение. Например, в конце октября 2013 Нурсултан Назарбаев, на встрече с жителями Уральска вдруг заявил о том, что чувствует себя хорошо и готов занимать свой пост до декабря 2016, когда, по Конституции, должны были состояться новые президентские выборы. Однако сами выборы прошли досрочно – 26 апреля 2015. Теперь, по словам главы государства, будет ли он баллотироваться на следующий срок в 2020, зависит от здоровья и уровня поддержки со стороны общества.

Кстати, по поводу перераспределения полномочий между ветвями власти. О необходимости этой меры казахстанские политологи начали говорить еще несколько лет назад. Еще в 2013 в книге «Сумеречная зона, или Ловушки переходного периода» мы писали о том, что один из важных способов обеспечить, более или менее плавный и стабильный транзит власти в Казахстане – это усилить роль политических институтов. В первую очередь, парламента, который должен получить больше полномочий, чтобы стать не только коллективным преемником, но и противовесом для любого преемника.

В этой же книге предлагалось создание президентско-парламентской республики, в рамках которой также усиливалась бы ответственность премьер-министра. Но, судя по вчерашнему обращению президента к народу, Акорда пока сказала лишь «А», и неясно, готова ли она сказать «Б», чтобы пойти на более глубокие политические реформы в этом направлении.

Пока же в глаза бросается несколько моментов.

Во-первых, как было заявлено, в компетенции президента будут оставаться основные вопросы обороноспособности, внешней политики, государственного управления, защиты конституции и обеспечения эффективной работы между ветвями государственной власти. То есть практически все наиболее важные направления, кроме непопулярной социально-экономической сферы, за которую теперь придется отдуваться правительству и парламенту.

Во-вторых, главе государства надоело постоянно прикрывать промахи и ошибки парламента и правительства, которые, особенно в прошлом году, поставили рекорд. В результате, у нас окончательно закрепляется принцип: «Хороший царь. Бояре плохие» в рамках тезиса о том, что глава государства теперь – надсистемный игрок и арбитр.

Ближе к 2020 станет ясно, будет ли реализован следующий шаг. А именно – практическая реализация законодательных возможностей для того, чтобы оставить пост, не потеряв контроль над страной, имея статус первого президента РК - лидера нации. Этот закон закрепляет за первым президентом в случае оставления поста статус пожизненного сенатора, а также дает ему широкие полномочия для принятия решений по всем основным вопросам внешней и внутренней политики Казахстана. Хотя, как показывает практика других стран, законодательные ограничения такого рода не могут служить надежной гарантией, если в стране не будет обеспечена преемственность власти.

Конечно, можно попытаться стать казахстанским Дэн Сяопином или Ли Куан Ю, но в наших условиях трудно быть полностью надсистемным игроком, являясь заложником самой системы, где все будут продолжать по привычке оглядываться на Акорду, которая долгое время приучала многих к тому, что инициатива может быть наказуема.

Но в случае политического форс-мажора есть только два сценария. Первый вариант связан с «мягким транзитом власти», как в Узбекистане или Туркменистане, где вопрос о власти решался небольшим кругом лиц, которые входили в ближайшее окружение бывшего главы государства. Здесь все зависит от способности влиятельных внутриэлитных групп в Казахстане договориться друг с другом, как для сохранения политического status quo, так и для снижения риска нового передела собственности. Это гораздо более сложная задача, в отличие от ситуации в Узбекистане, учитывая более широкий круг внутриэлитных игроков и аффилированных с ними ФПГ в окружении главы государства.

По конституции Казахстана исполняющим обязанности главы государства является спикер верхней палаты (сената), который, в отличие от Конституции соседнего Узбекистана, будет выполнять свои функции временного президента до окончания президентского срока. И от того, будет ли все идти по основному закону РК или нет (как в Туркменистане и Узбекистане), зависит траектория политического развития страны во время транзита власти.

Второй вариант связан с внутриэлитным конфликтом за власть, который может перекинуться на общество, где также существует как большое количество потенциальных зон дестабилизации, так и протестные группы, в том числе радикальные. Естественно, что этот вариант не устраивает большинство. Слишком много рисков не удержать ситуацию под контролем, а также вероятны большие финансовые издержки при отсутствии всяческих гарантий личной безопасности.

В-третьих, само перераспределение полномочий напоминает драку двух лысых из-за расчески. При этом двумя «лысыми» являются правительство и парламент, которые показали свою слабую эффективность как с точки зрения реагирования на кризисные ситуации, так и в плане адекватной законодательной работы. Как я уже не раз отмечал, в принципе, проблема не в том, как передать полномочия. Проблема в том, кому их передавать.

Это тупиковая ветвь развития любой сверхпрезидентской системы, при которой априори не могут существовать сильные политические институты. Ведь несколько лет тому назад нижняя палата парламента в лице «Нур Отана», как партии, получившей большинство на выборах, уже обрела формальное право участвовать в формировании правительства. Но это не сделало сам парламент значимым игроком на казахстанской политической сцене, так как прежде чем перераспределять какие-либо полномочия, необходимо усиливать те политические институты, которые с этими полномочиями могли бы что-то реально сделать. Какой смысл давать пещерному человеку калькулятор, если он им будет орехи колоть? То есть у нас телегу опять поставили впереди лошади.

Сначала необходима реформа партийной и избирательной системы, чтобы парламент формировался не только по партийному списку, но и по мажоритарному принципу.

Только в этом случае законодательная ветвь власти станет тем самым коллективным преемником, который мог бы гарантировать некую политическую стабильность во время транзита власти.

Только в этом случае оправдан тезис о том, что первый президент сокращает свои президентские полномочия, чтобы любой его преемник имел их меньше, чем у него.

При остальных вариантах не суть важно, сколько и каких полномочий будет у второго президента, так как слабый президент и слабый парламент намного хуже схемы «сильный президент и слабый парламент».

В случае реализации первой схемы политическая система может развалиться. А при второй схеме любому преемнику придется снова увеличивать свои властные полномочия. То есть, с чего начали к тому рискуем и вернутся.

В-четвертых, в обращении практически ничего не было сказано о том, что параллельно с этим необходимо переносить перераспределение властных полномочий на низовой уровень. На уровень местного самоуправления. Кстати, незадолго до обращения президента, в правительстве формально было заявлено лишь о некоей модели бюджетной децентрализации на местах до 2018 года. По крайней мере, на пленарном заседании нижней палаты рассматривался законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам развития местного самоуправления», который предусматривает внедрение самостоятельного бюджета местного самоуправления с 2018, сначала – в административных территориальных единицах с численностью населения свыше 2 тыс. человек.

Но трудно понять, как все это будет делаться без принятия специального закона о местном самоуправлении, где четко были бы разграничены полномочия между акимами, назначаемыми президентом, и местным самоуправлением (не стоит путать с маслихатами), которое в идеале должно формироваться самим населением.

Тем более, как показывают данные Счетного комитета, основные финансовые нарушения наблюдаются, в том числе, в регионах Казахстана, где уровень прозрачности финансовых потоков и отсутствие общественного контроля даже меньше, чем в центре.

Об авторе: Досым Сатпаев
политолог

Источник: https://forbes.kz/process/expertise/dosyim_satpaev_podgotovka_k_tranzitu_vlasti_uskorilas?utm_medium=SubID-796&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 25-01-2017, 16:27
О проблеме домашних заданийМухтар Идрисов Казус, достойный анекдота: в Казахстане за объем домашних заданий отвечает министр национальной экономики. В результате наши старшеклассники тратят на «домашку» 3 часа в день, а финские - 2,5 часа в неделю

В марте 2016 я писал на Forbes.kz о проблеме огромной учебной нагрузки для старшеклассников. В Казахстане при 40-часовой рабочей неделе для взрослых узаконена 57-часовая учебная неделя для старшеклассников.

Бурная общественная дискуссия и принятые Министерством образования и науки решения свелись к двум близким по смыслу, но не решающим проблему, вопросам: о переходе на пятидневку и продолжительности летних каникул. Основной вопрос – непомерная ежедневная учебная нагрузка для старшеклассников – так и остался в подвешенном состоянии.

В инструктивно-методическом письме МОН РК «Об особенностях организации общеобразовательного процесса в общеобразовательных школах РК в 2016-2017 учебном году» максимальный объем недельной нагрузки учащихся для 10-11 классов установлен на уровне 39 часов. В этом же документе прописывается максимальный объем домашних заданий - для учеников 9-11 классов он составляет не более 3 часов в день. Таким образом, официально разрешенная ежедневная учебная нагрузка старшеклассников (с учетом домашних заданий) составляет 9,5 часов в день!

Максимально разрешенное количество уроков в день у наших старшеклассников соответствует средним международным нормам. А вот объем домашних заданий неоправданно велик. Так, согласно исследованиям PISA (см. примечание в конце статьи), среднее время на выполнение домашних зданий в странах ОЭСР составляет 1,2 часа в день (PISA in focus – 2014/12). В последние десятилетия наблюдается устойчивая тенденция снижения среднего уровня домашних заданий.


Эксперты PISA считают, что выполнение домашних заданий больше четырех часов в неделю (при пятидневном обучении) отрицательно влияет на процесс обучения! Сравните эту цифру с разрешенными у нас 18 часами в неделю на домашнюю работу!

Наши учителя и школа грузят старшеклассников домашними заданиями на всю катушку. Уже привычными стали жалобы родителей о том, что дети заканчивают домашнюю работу ближе к полуночи. Мо моему мнению, такой подход – это желание нашей школы переложить ответственность за имеющиеся недоработки учебного процесса на самих детей и их родителей.

Инновации в образовании и наши реалии

От такой непомерной нагрузки страдают, в первую очередь, старательные и прилежные ученики. Двоечники и троечники не будут делать домашние задания, сколько бы им их не задавали. А вот подростки, которые стремятся хорошо учиться, лишены полноценного детства. Вполне возможно, что большая школьная нагрузка влияет на крайне неблагополучную ситуацию с подростковым суицидом в Казахстане.

Согласно исследованию PISA, в пределах одной страны в хороших школах домашних заданий задают больше, чем в отстающих, а городские школьники делают больше «домашки» по сравнению с сельскими сверстниками. Однако сам по себе объем домашних заданий не влияет напрямую на общий уровень образования в стране. От того, что мы будем задавать детям больше домашних заданий, общий уровень образования не вырастет. В исследованиях PISA делается вывод, что такие факторы, как квалификация учителей и организация школьного процесса, влияют на успеваемость гораздо больше чем объем домашних заданий. Ярким доказательством тому служит пример Финляндии, где старшеклассники демонстрируют один из лучших уровней знаний в мире, тратя на домашние задания всего 2,5 часа в неделю.

Казус, достойный анекдота, но в Казахстане за объем домашних заданий отвечает министр национальной экономики! Единственный официальный документ, на который ссылаются все остальные – это принятые в 2014 году «Санитарно-эпидемиологические требования к объектам образования». Данные правила утверждены приказом Министра национальной экономики Республики Казахстан. Министерство образования науки, а также и Министерство здравоохранения и социального развития выступили лишь в качестве согласующих ведомств! Какого-то отдельного документа Министерства образования с методикой определения объема домашних заданий обнаружить не удалось.

В нашем среднем образовании накопился целый клубок сложных проблем, которые не могут быть решены силами одного МОН - это и низкая зарплата учителей, и нехватка городских школ с вытекающими «двухсменкой», переполненностью классов и т.д. Проблема домашних заданий – не менее острая, при этом ее решение требует лишь наличия базового уровня квалификации ответственных руководителей министерства. Нерешенность проблемы до настоящего времени невольно наводит на очень грустные мысли.

Примечание. Programme for International Student Assessment, тест, оценивающий в разных странах мира грамотность школьников и умение применять знания на практике. Проходит раз в три года. В тесте участвуют подростки в возрасте 15 лет. Был разработан в 1997, впервые прошёл в 2000. Тест организует ОЭСР в консорциуме с ведущими международными научными организациями при участии национальных центров.

Автор: Мухтар Идрисов
член правления фонда «Аспандау»

Источник: https://forbes.kz/blogs/blogsid_132515?utm_medium=SubID-789&utm_campaign=block-2&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 25-01-2017, 16:16
По оценкам экспертов, «в тени» находятся более 80% съемных квартир в мегаполисах
Новый год для рынка аренды недвижимости в Казахстане начался с большого переполоха. МВД установило для арендодателей и «кочующих» по стране граждан новые правила: регистрироваться по месту жительства теперь нужно в течение не трех месяцев, а одного. За отсутствие регистрации — штраф: сдающим жилье — 10 МРП, квартирантам — 7 МРП. Новые правила коснулись едва ли не каждого второго казахстанца, ведь регистрация обязательна даже для «коренных» — тех, кто прописан, например, у родителей, а живет на другой квартире в этом же городе. Основная цель нововведения, как пояснил министр внутренних дел Калмуханбет Касымов, — это «мониторинг процессов внутренней миграции для решения социально-экономических вопросов». То есть меры позволят не только отслеживать внутренние передвижения граждан, но и помогут акиматам решать проблемы по нехватке мест в поликлиниках, детских садах и так далее.
Явиться в ЦОН жильцов обязали лично со своим «хозяином». И если для первых совершить такой визит — просто формальность, не сопряженная с большими сложностями, то для большинства арендодателей встал вопрос: стоит ли выходить из тени? Как оформить этот бизнес в налоговой? Какой процент платить государству? Деловой еженедельник «Капитал.kz» проконсультировался с экспертом и представителем налоговой службы.

Аренда в мегаполисах

С сентября по конец прошлого года МВД провело оперативно-профилактическое мероприятие «Участок». Полицейские обошли 2,5 млн квартир, выявили почти 20 тысяч сдающихся в наем, из которых чуть более 18 тысяч не были оформлены в налоговых органах.
Официально зарегистрированы в южной столице почти десять тысяч индивидуальных предпринимателей, зарабатывающих на сдаче жилья. Однако, по оценкам экспертов kn.kz, 85?90% рынка долгосрочной аренды и в Астане, и в Алматы сегодня находится в тени. Серьезные масштабы теневой аренды признают и в департаменте государственных доходов южной столицы.
«Теневой рынок очень большой. Цифры у всех разные, по некоторым данным, в Алматы — примерно от 17 тыс. до 25 тыс. лиц, которые сдают в аренду имущество», — сказал руководитель управления камерального контроля департамента Бектас Айнакулов. По его мнению, основные страхи арендодателей-теневиков связаны, во-первых, с тем, что после «обнародования» в ЦОНе они войдут в некую базу данных нарушителей, по которым будут применены санкции. Как сообщил глава управления, наказание за нелегальный бизнес предпринимателей пока не ждет. Хотя штраф для физлиц мог бы составить 15 МРП согласно статье 463 КоАП РК — «Занятие предпринимательской деятельностью без регистрации».

«Если судья принимает решение о наложении штрафа, выносится постановление. А так мы не ходим и никого не штрафуем», — рассказал представитель налоговой службы.
Он также отметил, что сегодня пришедшим в ЦОНы арендодателям разъясняются действующие налоговые режимы и на месте принимаются заявления.
«Людям сейчас дается возможность самостоятельно, без штрафных санкций устранить нарушения. То есть по тому арендодателю, который, условно говоря, пять лет сдает имущество, но не показывался, мы сейчас не будем прибегать к штрафу. Поэтому наши люди сейчас и ходят по каждому ЦОНу, чтобы объяснить: «Давайте, пожалуйста, пока добровольно. Мы готовы помочь вам заявление заполнить, объяснить», — отметил Бектас Айнакулов.
Еще один страх нелегальных предпринимателей, отмечает специалист, связан со сложностями в процедурах оформления.
«В центрах обслуживания населения наблюдается напряжение. Люди приходят на регистрацию и не знают, как оформиться в качестве ИП. Для этого мы оперативно сработали. Выделили специалистов и на этой неделе приступили к работе. За отдельным столом они принимают заявления от граждан, сдающих жилье, консультируют. С начала года уже оформились как налогоплательщики 162 арендодателя. Если брать помесячную динамику, то наблюдается положительный рост в три раза», — сообщил спикер.
Он также уточнил, что всего за прошлый год новичками в налоговой базе Алматы стали 1352 арендодателя. Общий задекларированный доход от всех предпринимателей, сдающих недвижимость, в 2016 году составил порядка 16 млрд тенге, а в бюджет от этой суммы «упало» 1,9 млрд тенге.
Ситуация на теневом рынке аренды в ближайшие годы будет меняться, уверен представитель департамента госдоходов. Платить налоги, по его словам, казахстанцев «стимулируют» как новые обязательства по регистрации временных жильцов, так и введение с 2020 года всеобщего декларирования доходов и имущества, где каждый гражданин будет обязан отражать источники доходов.

Как легально сдавать жилье?

Для того чтобы законно сдавать квадратные метры, собственник квартиры может выбрать один из трех возможных налоговых режимов: патент, упрощенную декларацию или уплату индивидуального подоходного налога по так называемой «240-й форме».
В первых двух случаях необходимо оформить ИП. С января 2017 года сделать это стало гораздо проще. Государственная услуга переведена на уведомительный порядок, выдача сертификата о регистрации ИП упраздняется, сбор за оформление отменен. Подать уведомление по специальной форме можно через портал электронного лицензирования e-license (это можно сделать как дома, так и в ЦОНах, получив крипто-подпись), так и в явочном порядке на бумажном носителе — через Центры оказания услуг районных управлений государственных доходов Алматы.
Оформив ИП, выбираем налоговый режим. Если будем работать по патенту, то налоговые отчисления от ежемесячного дохода за сдачу жилья составят всего 2%. Это самый распространенный режим среди арендодателей, уточняют в департаменте госдоходов.
Преимущество патента в низком проценте и гибких сроках — он может оформляться на месяц, квартал или максимум на год. Возможный минус — в том, что налоговый сбор платится на будущий период. То есть, зная, что квартира по цене в 100 тыс. тенге будет сдаваться на год, мы должны оплатить при регистрации 24 тыс. в бюджет. И если жилец съедет раньше срока, мы потерпим убытки, так как оплаченный налог по патенту не возвращается.
По упрощенной декларации такого риска нет. Оплата производится постфактум — через полгода после оформления ИП, и только за те месяцы, в которые квартира не пустовала. Однако в этом случае предприниматель обязан иметь кассовый аппарат, либо банковский счет. Процентная ставка «по упрощенке» — 3%.
Форма 240 предусмотрена для тех, кто не хочет оформлять ИП. Это индивидуальный подоходный налог в размере 10%, который декларируется по итогам годовых поступлений от аренды. Собрать и заплатить сразу налог с годовой ренты для многих не так просто, поэтому по данной форме, как заметил представитель департамента госдоходов, зарегистрировались в 2016 году всего около 200 человек.
К слову, по форме 240 оплачивается и доход, полученный от продажи имущества, купленного не более года назад, и только при положительной разнице в продаже.
Снять с учета ИП также стало проще, чем когда-либо. Налоговых проверок по заявлению на закрытие, которые могли длиться больше года, больше нет. ИП арендодателя ликвидируется в течение трех рабочих дней.
«Сейчас все сделано настолько просто, что надо только захотеть. Нужно понять, что не все так страшно, не все так сложно. Законом не запрещено доход получать от сдачи в аренду имущества, просто либо вы облагаете доход 10% без регистрации ИП, либо надо будет зарегистрироваться и от выбранного режима — от 2% до 3%. (…) Если человек сдает имущество легально, то, сами посчитайте, у него сумма налогов выходит меньше, чем сумма штрафа», — сказал Бектас Айнакулов.

Что думает эксперт?

«Для выхода из тени одним правилом временной регистрации не обойтись», — считает аналитик рынка недвижимости Анна Шацкая. Должна быть специальная программа, которая бы задействовала участковых полицейских, налоговые и финансовые органы. Эксперт прогнозирует, что уплата налогов от аренды может вызвать рост ставок примерно на 7?10%.
«Мы провели опрос арендодателей, из которого выяснили, что большинство из них уже знают о новых правилах, и более половины положительно настроены на регистрацию и заключение договора, если этого требует арендатор. Остальная часть арендодателей пока либо не знает, либо сомневается, стоит ли это делать. Есть и категория тех, кто отказывается регистрировать — таких порядка 10%», — сообщила эксперт.
В категорию «законопослушных», по ее словам, входят арендодатели, для которых аренда является основным бизнесом. Как правило, это предприниматели, владеющие портфелем недвижимости, а также частные арендодатели, сдающие жилье для иностранных граждан или командированных специалистов.

Источник: https://kapital.kz/gosudarstvo/56635/chto-nuzhno-znat-o-legalnoj-arende-zhilya.html
Автор: Нурия Ильясова от 25-01-2017, 16:12
В среду, 18 января, депутатская фракция «Акжол» озвучила запрос на имя премьер-министра и главы Нацбанка РК с предложением отказаться от монополии ЕНПФ и вернуться к конкуренции в деятельности пенсионных фондов. На эту тему Forbes.kz поговорил с управляющим партнером и основателем юридической фирмы Synergy Partners Альжаном Стамкуловым

F: Альжан, в ноябре 2015 в своем послании президент Нурсултан Назарбаев заявил: «В 2016 пенсионные активы должны быть переданы под управление частных казахстанских или иностранных компаний». Ну, во-первых, этого пока так и не произошло. А, во-вторых, могут ли иностранцы по закону управлять нашими деньгами?

Дело в том, что Казахстан, вступив в ВТО, уже открыл свой рынок по управлению пенсионными активами частным компаниям. Но предположение о передачи части средств ЕНПФ в управление частным компаниям противоречит требованиям ВТО. Дело в том, что управляющие компании должны иметь доступ к пенсионным фондам, а не средствам ЕНПФ. Они должны бороться в конкурентной среде за клиентов. А клиенты должны сами выбирать, кому доверить свои накопления и на каких условиях.

Если возвращаться к старой системе, то необходимо внести ряд усовершенствований для устранения прежних ошибок, а также чтобы соответствовать требованиям ВТО. И наши законодатели должны были без замедления устранить государственную монополию на управление пенсионными активами.

F: О каких прежних ошибках вы говорите?

- Основная ошибка прошлых лет заключалась в конфликте интересов со стороны собственников управляющих компаний. Чтобы получить дешевое финансирование, финансово-промышленная группа покупала управляющую компанию с пенсионным фондом. Затем аффилированная дочерняя компания, которой требовалось финансирование, выпускала корпоративные облигации, которые покупал этот пенсионный фонд. Управляющая компания действовала в интересах своих акционеров, а не клиентов-вкладчиков.

Поэтому законодательство должно запрещать управляющим компаниям покупать на пенсионные деньги ценные бумаги аффилированных структур, а также совершать перекрестные свопы с другой управляющей компанией по покупке корпоративных облигаций, как способ обойти аффилированность.

Кроме того, законодательство также должно запрещать классическим банкам владеть управляющими компаниями с пенсионными активами, так как сразу возникнет конфликт интересов по размещению пенсионных накоплений в этих банках или покупки ценных бумаг этих банков для поддержания капитализации и пруденциальных нормативов банка.

F: А не было ли конфликта интересов государства и управляющих компаний?

- Да, аналогичной ошибкой был конфликт интересов государства. Этот конфликт интересов является, возможно, самой крупной ошибкой за всю историю Казахстана. Поясню. Все было создано таким образом, чтобы обязать пенсионные фонды покупать низкодоходные казахстанские казначейские бумаги, ценные бумаги национальных компаний и казахстанских банков. Ранее у пенсионных фондов и сейчас у ЕНПФ нет иного выбора.

На практике оказалось, что государство занимало деньги у пенсионных фондов, чтобы финансировать свои различные правительственные программы, строительство объектов ЭКСПО и т.д.

Государство финансировало национальные компании за счет накоплений из пенсионных фондов под очень низкие проценты. В результате пенсионные фонды не зарабатывали доходов для покрытия инфляции. Зато национальные компании могли получить финансирование под менее 5% годовых в тенге. Для сравнения: предприятия МСБ могли получать финансирование в банках под 18-20% годовых в тенге.

С падением цен на нефть ситуация стала очень ясной. Сектор МСБ в экономике сжимался, а государственное присутствие в экономике расширялось. Разумеется, занятость и налоговые поступления не увеличивались. В качестве доказательства можно привести тот факт, что большинство областей и городов страны не имеют МСБ в качестве основного налогоплательщика.

Возникает вопрос: почему пенсионные фонды должны предоставлять финансирование государству под очень низкие проценты на непонятные цели? Если государство хочет занимать, то оно должно занимать на рыночных условиях и по решению управляющей компании. Зачем занимать деньги государству, если государственные расходы, не совсем понятные населению? Наверное, уже более чем очевидно, что необходимо устранить такой конфликт интересов.

F: А есть ли другие инвестиционные возможности у пенсионных фондов?

- Инвестиционные возможности для управляющих компаний пенсионными активами - это основной вопрос. Управляющие компании должны иметь возможность действовать исключительно в интересах своих клиентов, а не государства. Это возможность хранить накопления в иностранной валюте, в иностранных финансовых институтах с высоким инвестиционным рейтингом, покупать акции из списка S&P500, покупать высоконадежные инструменты с фиксированным доходом. Конечно, управляющей компании должна быть предоставлена еще возможность незначительных инвестиций в рискованные инструменты. Суть всех возможностей в том, чтобы можно было защититься от различных рисков, при этом получая прибыль.

F: Неоднократно поднимался вопрос о возможности частичного снятия с пенсионных накоплений потребителем на его целевые нужды, например, ипотеку.

- Давайте рассмотрим один пример. Мужчине 45 лет необходимо сделать сложную операцию по удалению доброкачественной опухоли. Стоит вопрос жизни и смерти. Допустим, у него нет своих средств на операцию. В государственной клинике очередь – на два месяца вперед. Обязательное медицинское страхование только-только запускается. Единственным вариантом оплатить платную операцию остается пенсионные накопления мужчины. Если они у него есть, то почему нельзя снять часть накоплений, чтобы спасти свою жизнь за счет дорогостоящей хирургической операции?

Ответ очевиден. У граждан должна быть возможность:

а) частичного снятия своих пенсионных накоплений на жизненно важные медицинские операции, которые не покрываются обязательным медицинским страхованием;

б) покупать или докупать медицинское добровольное страхование или пакеты медицинского обслуживания за счет инвестиционных доходов, чтобы получить более широкое или универсальное медицинское обеспечение как альтернативу обязательному медицинскому страхованию.

Это может быть на ежегодной основе или на полугодовой основе.

Например, работник с ежемесячной зарплатной 200 тыс. тенге за год получил за счет пенсионных отчислений и накоплений инвестиционный доход за год в размере 15 тыс. тенге. Работник решил докупить медицинскую страховку за 15 тыс. тенге на полгода.

Пенсионные фонды помогут развивать нашу медицину, так как фондирование было бы более конкурентным, что привело бы к повышению качества медицинских услуг за счет конкуренции. Работник сам выбирает подходящую ему медицинскую страховую компанию либо абонементное обслуживание в частной клинике со своим пакетом страхования и сервисом. Деньги поступают медицинским страховым компаниям и клиникам напрямую от пенсионного фонда.

Что произойдет? Будет конкуренция, рынок будет выбирать более экономичного и эффективного игрока на рынке медицинских услуг.

И, наоборот, люди будут выбирать те управляющие компании пенсионными активами, которые могут увеличить инвестиционный доход, чтобы купить более дорогую медицинскую страховку с большим покрытием или сервисом.

Forbes.kz
Источник: https://forbes.kz/process/expertise/glavnyie_minusyi_pensionnoy_sistemyi_rk_i_kak_ih_ispravit?utm_medium=SubID-791&utm_campaign=block-1&utm_source=email&utm_content=article_link
Автор: Нурия Ильясова от 13-01-2017, 09:25
Почему Марат Тажин вернулся в Администрацию Президента?Политолог Досым Сатпаев также поделился мнением о задержании экс-министра нацэкономики
Политолог Досым Сатпаев обозначил две основные причины возвращения опытного госдеятеля Марата Тажина в Администрацию Президента. Напомним, сегодня глава государства подписал указ о назначении Тажина заместителем руководителя в АП. В аппарате президента на различных должностях, в том числе и в качестве первого заместителя главы Администрации он работал в разные годы, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.
Первая причина, по мнению Досыма Сатпаева, связана с недавним распоряжением президента о создании рабочей группы по перераспределению полномочий между ветвями власти. Именно Марат Тажин, считает политолог, будет курировать работу этой группы со стороны АП.
«В течение многих лет он был одним из теневых мозговых центров в окружении главы государства, у него большой опыт с точки зрения участия разработки внутренней политики, подготовки большого количества программ государственного развития по всем направлениям. (…) При этом уже некие намеки делаются касательно возможных конституционных изменений, хотя конкретики пока никакой нет», — поделился мнением эксперт.
Вторая причина, на взгляд политолога, более глубокая и системная.
«Она связана с тем, что президент очень сильно недоволен тем, что происходит во внутренней политике Казахстана, события прошлого года очень хорошо показали эти провалы: земельные митинги, теракты, постоянный рост недовольства со стороны населения теми решениями, которые принимают государственные структуры. Начало этого года опять же вызвало новый кризис коммуникаций между властью и обществом из-за статьи по поводу регистрации. Это говорит о том, что данная болезнь на самом деле глубокая и „косметическими припарками“ ее не решишь. Поэтому возвращение Марата Тажина, скорее всего, является попыткой главы государства усилить работу АП именно в сфере внутренней политики, внести определенные возможные изменения в нее с учетом его опыта», — отмечает Досым Сатпаев.
Кроме того, провалом деятельности многих госструктур за последние годы эксперт считает слабую аналитическую работу, слабую способность прогнозировать те или иные последствия от принимаемых ими решений.
«В свое время Марат Тажин предлагал провести модернизацию государственной информполитики, улучшить работу госСМИ. Тогда он призывал в какой-то степени повысить информационную безопасность страны именно с точки зрения активной поддержки развития казахстанских информационных игроков. Это именно то, что так и не было сделано. Тем более, как показали события прошлого года, особенно теракты в Актобе и Алматы, в Казахстане до сих пор бал правит слухократия. То есть слухам люди верят больше, чем чиновникам. И даже создание министерства информации и коммуникаций проблему не решило, хотя серьезную ставку делали на эту структуру. Я думаю, что у Марата Тажина очень большой объем работы. Мало того, что накопились старые проблемы, но и появились новые, но их нужно решать довольно быстро, но, самое главное, эффективно», — резюмировал Досым Сатпаев.
Также в беседе с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz политолог поделился мнением о недавнем задержании Куандыка Бишимбаева, подозреваемого в получении взяток. Досым Сатпаев считает, что этот арест существенно ударил по репутации молодых управленцев в госаппарате.
«Такие коррупционные скандалы в последние годы — уже не редкость. У нас кого только не обвиняли в коррупционных преступлениях: и бывший премьер-министр, и министры, и акимы. В этом плане задержание Куандыка Бишимбаева вроде бы не должно вызывать большого удивления. Но вызывает, потому что в антикоррупционные сети попал представитель так называемого „нового поколения управленцев“. Он был олицетворением новой волны этих молодых управленцев, которых когда-то президент активно привлекал. (…) Тот факт, что его подозревают в получении взяток, как раз-таки разрушает этот миф, который сама власть создавала, о том, что у нас растет новая меритократия, новые государственные менеджеры из числа молодежи, которые придут и полностью будут менять стиль работы. Но, как оказывается, уходят старые агашки, но на их место приходят молодые агашки с таким же восприятием окружающей действительности», — сказал политолог.
«Поэтому мне кажется, что задержание с Куандыком Бишимбаевым имеет „многослойный пирог“ разных последствий. И самое негативное — это все-таки удар по репутации нового поколения управленцев», — подчеркнул Досым Сатпаев.

https://kapital.kz/gosudarstvo/56670/pochemu-marat-tazhin-vernulsya-v-administraciyu-prezidenta.html
Автор: Нурия Ильясова от 13-01-2017, 09:21
Омбудсмен высказался по вопросу регистрации гражданПредложены меры преодоления сложившейся ситуации
Учреждение Уполномоченного по правам человека в Казахстане считает, что новые нормы о временной регистрации граждан в республике в целом не противоречат положениям международного и национального права, но с учетом негативной реакции в обществе правительство могло бы рассмотреть вопрос о введении переходного периода.
В учреждении напомнили, что статья 21 Конституции Казахстана гарантирует каждому, кто законно находится на территории республики, право свободного передвижения по ее территории и свободного выбора местожительства. Статья 12 Международного пакта о гражданских и политических правах также предоставляет каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свободу выбора местожительства, пишет Интерфакс-Казахстан.
«Вместе с тем в соответствии с пунктом 3 данной статьи оговаривается, что упомянутые выше права не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимым для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами», — напомнили в учреждении омбудсмена.
«Таким образом, учитывая то, что принятые меры по введению дополнительной временной регистрации по месту пребывания граждан направлены на обеспечение безопасности страны, можно утверждать о том, что они в целом не противоречат вышеприведенным положениям международного и национального права», — подчеркивается в пресс-релизе.
Вместе с тем, отмечает институт омбудсмена, «наблюдаемая в настоящее время негативная реакция во многом связана с отсутствием диалога при принятии столь чувствительных мер, что стало очевидным уже на начальном этапе правоприменительной практики данного закона, сопровождаемой отдельными случаями нарушения прав и свобод граждан».
Так, по прогнозам МВД, процедура оформления регистрации в Центре обслуживания населения (ЦОН) должна занимать не более 15?20 минут. Однако в ЦОНах устанавливаются большие очереди, а их сотрудники не всегда владеют достаточной информацией, связанной с процедурой оформления временной регистрации. Имеются также сведения о нарушениях со стороны представителей органов полиции.
«Очевидно, что вопросы, связанные с реализацией нового закона, требуют совершенствования деятельности уполномоченных органов», — считают в учреждении омбудсмена.
В этой связи учреждение уполномоченного по правам человека считает «необходимым обеспечить должный уровень информированности причастных сотрудников, в том числе полиции, в вопросах осуществления контроля временной регистрации граждан и соблюдения установленных законом прав и свобод человека, а также строго регламентировать их деятельность посредством специальных инструкций/руководств при реализации вышеуказанных полномочий».
«Особое внимание стоит уделить разъяснительной работе в отдаленных регионах страны, где как население, так и местные органы власти менее информированы о введенных законодательных изменениях и, следовательно, более склонны нарушать законные права граждан, что в итоге может привести к социальной напряженности и локальным конфликтам», — отмечается в пресс-релизе.
«В качестве одной из возможных мер преодоления сложившейся ситуации представляется возможным правительству в установленном порядке рассмотреть вопрос о введении определенного переходного периода, который позволил бы предоставить возможность гражданам постепенно адаптироваться к нововведенной системе, в том числе путем отсрочки в приемлемые сроки применения предусмотренных штрафных санкций», — говорится в сообщении.
Как сообщалось, в Казахстане вступил в силу закон, которым, в частности, арендодателей обязали регистрировать лиц, проживающих в сдаваемом ими жилье. Введена также обязательная регистрация граждан по месту временного пребывания сроком свыше одного месяца. При этом она не требуется родственникам и гостям, которым собственник жилья предоставил право временного проживания без взимания с них платы.
Кроме того, сокращены сроки проживания в Казахстане без регистрации по месту жительства, временного пребывания (проживания) либо без документов, удостоверяющих личность, с 3 до 1 месяца и увеличены штрафные санкции за данное правонарушение с 5 до 7 месячных расчетных показателей.

https://kapital.kz/gosudarstvo/56615/ombudsmen-vyskazalsya-po-voprosu-registracii-grazhdan.html
Автор: Нурия Ильясова от 11-01-2017, 08:39
Был ли у ЕНПФ депозит в Казинвестбанке?Центр деловой информации Kapital.kz прояснил ситуацию
Если основываться на последних данных по структуре инвестпортфеля Единого накопительного фонда (ЕНПФ), на 1 декабря 2016 года ЕНПФ держал часть пенсионных накоплений на депозите Казинвестбанка. Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.
Так, на начало декабря в Казинвестбанке было размещено 2,9 млрд тенге — это 0,04% всех пенсионных накоплений. Если же рассматривать структуру депозитного портфеля пенсионного фонда, то вклад в Казинвестбанке занимает 0,7% портфеля вкладов. Для сравнения, на депозитах в Казкоме размещено 87,9 млрд тенге (21% депозитного портфеля ЕНПФ), в ДБ «Сбербанк» — 85,6 млрд тенге (20,5% депозитного портфеля фонда), в Евразийском банке — 47,9 млрд тенге (11,5% депозитов ЕНПФ).
Если основываться на данных инвестпортфеля ЕНПФ, то вклад в Казинвестбанке был размещен до 21 октября 2019 года.
В акции и облигации Казинвестбанка ЕНПФ не вкладывался.
Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz задал заместителю председателя Нацбанка Олегу Смолякову вопрос: как так получилось, что финрегулятор, располагая информацией о проблемной ситуации в Казинвестбанке, вел переговоры с его акционерами и все-таки держал средства ЕНПФ на депозите в этом банке? Собеседник ответил: «Инвестиционная стратегия (ЕНПФ. — Ред.) была утверждена в начале года (2016 года — Ред.). В рамках надзорной деятельности мы выявили те банки, которые испытывали наиболее агрессивный рост, понятно, что он начался в январе 2016 года. То есть, как только мы обозначили фокус-группу и оценили в рамках дистанционного надзора (ситуацию на банковском рынке. — Ред.), мы посмотрели на тот банк, который испытывал агрессивный рост ссудного портфеля. Этот вопрос (с проблемами у Казинвестбанка. — Ред.) возник в середине года, поэтому вы понимаете, что существует и должен существовать некоторый водораздел, то есть у надзорной деятельности не должно быть конфликта интересов», — заметил Олег Смоляков.
Отметим, на момент размещения средств ЕНПФ в Казинвестбанк долгосрочный рейтинг банка от Standard & Poors был на уровне «B-». Этот рейтинг имеет несколько банков, в бумаги и депозиты которых вложился Нацбанк. То есть, если основываться на инвестдекларации, ЕНПФ имел право вкладываться в инструменты Казинвестбанка.
Точно неизвестно, что будет с размещенными на депозите в Казинвестбанке 2,9 млрд тенге. Но, скорее всего, при признании Казинвестбанка банкротом Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД) вряд ли возместит 2,9 млрд тенге. Так, КФГД по законодательству должен компенсировать только вклады физических лиц и индивидуальных предпринимателей (ИП), которые держали на депозитах в банке не более 10 млн тенге в нацвалюте и не свыше 5 млн тенге в инвалюте.
«Если принимать во внимание, что на депозите в Казинвестбанке были размещены деньги вкладчиков ЕНПФ, то, возможно, можно было бы возместить средства вкладчикам. Но за счет каких денег будет компенсироваться эта сумма (в 2,9 млрд тенге. — Ред.)? Конечно, Нацбанк может напечатать эти средства и компенсировать. Но это маловероятно и в целом неправильный сценарий», — подчеркивает начальник отдела управления активами «Казкоммерц Секьюритиз» Айвар Байкенов.
Он обращает внимание, что при инвестировании пенсионных накоплений «в любом случае возникают какие-то риски». «То есть если будут компенсированы 2,9 млрд тенге по Казинвестбанку, то получается, что теперь за каждый какой-то дефолт придется компенсировать потери. Это не совсем рыночная практика. Поясню, что дефолты могут возникнуть и по облигациям какой-то компании. То есть если будут компенсированы потери по депозиту в Казинвестбанке, а по другим эмитентам (в случае их дефолта. — Ред.) нет, то это несправедливо к другим компаниям. Думаю, что вряд ли (депозит в 2,9 млрд тенге. — Ред.) будет компенсирован, риск при инвестировании может реализоваться, а может и нет. В любом случае, речь идет об инвестировании, и тут без риска никуда не деться. Опять же, учитывая, что доля депозитов Казинвестбанка в портфеле ЕНПФ незначительна, то в целом на доходности пенсионного фонда (возможно, в будущем списанные суммы в 2,9 млрд тенге. — Ред.) существенно не отразятся», — отметил в интервью Kapital.kz Айвар Байкенов.
Напомним, Постановлением правления Национального банка РК от 26 декабря 2016 года было принято решение о лишении Казинвестбанка лицензии на проведение банковских и иных операций и деятельности на рынке ценных бумаг. С 27 декабря 2016 года были прекращены все операции по банковским счетам клиентов и самого банка.
Нацбанк обратится в суд с заявлением о принудительной ликвидации банка. Финрегулятор сообщил, почему Казинвестбанк был лишен лицензии. «В первую очередь это слабые внутренние политика и процедуры по оценке и управлению рисками при кредитовании. Такая деятельность привела к агрессивному росту кредитных рисков ссудного портфеля, не обеспеченного качественными залогами. В частности, залоги в основном представлены не реальными активами, а деньгами и имуществом, поступающими в будущем. Доля таких займов в портфеле данного банка — более 80%. Одновременно по 50% займов наблюдаются факты предоставления льготных условий заемщикам как в виде предоставления льготного периода по погашению займа, так и массовых пролонгаций сроков погашения», — подчеркивали в Нацбанке.
Недостатки во внутренних процедурах по управлению кредитными рисками позволяли кредитовать заемщиков, имеющих неустойчивое финансовое состояние. «Например, отрицательный собственный капитал, высокий размер накопленных убытков, заемщиков с доходами и масштабами ведения бизнеса, несоразмерными суммам выдаваемых кредитов», — уточнил финрегулятор.
Также на момент принятия решения о лишении Казинвестбанка лицензии остатки денег на корреспондентских счетах и в кассе составляли 1,9 млрд тенге. В то время как сумма отложенных платежей на тот момент составляла около 20 млрд тенге. В результате банком были допущены факты неисполнения платежей с 14 декабря 2016 года. Всего не исполнено более 50 платежных документов на сумму свыше 230 млн тенге, сообщали ранее в Нацбанке.
Отметим, Казинвестбанк является участником системы обязательного гарантирования депозитов физических лиц, поэтому депозиторам будет выплачено гарантийное возмещение.

Источник: https://kapital.kz/finance/56591/byl-li-u-enpf-depozit-v-kazinvestbanke.html
Автор: Eugene от 9-01-2017, 17:03
Оптимизма больше нетДенис Кривошеев, блогер, журналист, экономический обозреватель Невозможность прогнозов: чем нам грозит 2017 год? Цифры могут стать выше, но на самом деле доходы населения стремительно сокращаются.
«Государство изымает у населения всё больше, а отдаёт всё меньше, завязнув в программах развития. Так, штрафы из карательных мер превращаются в источник пополнения бюджета. Конечно, это скрывается, но очевидное уже настолько вероятно, что за фиговым листом заботы о народе не спрячешься».

Это было написано в начале ноября прошлого года, а это — чуть раньше, в декабре 2015: «В 2016 трезвость будет нормой жизни. Общество начнет задаваться вопросом: а где деньги, которые мы так успешно зарабатывали десять лет? Оглянитесь вокруг! Они в помпезных домах, в бессмысленных офисах с людьми, выполняющими ненужные функции. В машинах, что ездят по нашим улицам. В бордюрах и асфальтах, в одеждах престижных и непрестижных брендов, что тысячами тонн лежат в магазинах и в ваших шкафах. В украшениях, которые мы покупали, в угощениях, которые мы раздавали. Какая разница теперь, сколько стоит тенге, бензин, квадратные метры, доллар? Цена им ровно столько, сколько за них смогут заплатить.

Доходов нет, зарплатам расти не с чего. Огромная часть населения не формирует добавленной стоимости. Пенсионеры, дети, студенты, бюджетники классические и силовики, работники большинства квазигосударственных компаний, банковские клерки, рекламные агенты, водители. Сфера обслуживания. Торговля, которая на всем на этом паразитирует. В конце концов, зэки и безработные всех видов. Все это буйство красок похоже на «доминошки», стоящие на качающемся бюджетном столе. Конечно, есть еще человек и малый бизнес — он останется единственным источником доходов государства, и оно непременно этим воспользуется, подняв до небес налоги. Даст ли это эффект? Вряд ли».

Мы в 2017. Прогнозировать уже ничего не нужно. Пришло время фиксировать события, которые происходят в обществе, ведь все уже предопределено. К примеру, ситуация с пенсионным фондом и хищением из него 5 миллиардов тенге. Как пишут эксперты, ЕНПФ создавался как средство против хищений и нелепых сделок, направленных на вывод капитала, но с самого начала было понятно, что сама пенсионная система провальная, у кого бы в управлении она бы не находилась. Ее прародители давно уже почили и превратились в тлен, а наши чиновники даже не поинтересовались, что случилось и каким может быть будущее накопительной старости.

А ведь именно коррупция и обесценение национальной валюты привело к банкротству Чилийской пенсионной модели много лет назад. Более того, сначала там тоже были частные фонды и надежда развить фондовый рынок, а в конце — национализация и фиаско. Нужно понимать, что несмотря на рост активов их стоимость сократилась вдвое, а начисленные доходы не перекрыли даже инфляцию. Думаю, что недолго осталось до принятия государством решения национализировать ЕНПФ и вернуться к солидарной системе. И вместе с этим сотрутся следы неудач.

История с временной регистрацией — это тоже не про заявленное, не про безопасность и борьбу с террором, это про деньги, которых в стране стало катастрофически не хватать. В свое время самым высоким налогом в США был рентный налог, он доходил до 80% от получаемых государством налогов. Элиты нового света жили на ренту, земли и собственность были сконцентрированы в руках малой части населения. Соответственно, высокие налоги порождали высокие цены, и власти Штатов вынуждены были отказаться от такого подхода, дабы дать шанс развиваться бизнесу.

Результат мы видим, а Казахстан сделал шаг в обратную сторону. Сделал его по-своему, но параллельно с Россией, где деньги уже кончились. Там провели кадастровую реформу, смысл которой прост — сравнять оценку государства и рынка, соответственно увеличить налоговые поступления от жилого и земельного фонда. Сегодня они мизерные, но как только базу переоценят, доходы вырастут на порядки. Следующим этапом станет дифференцированный налог, этакий вариант налога на роскошь, смысл которого прост — чем больше у тебя квадратных метров или соток, и чем более они элитные, тем выше налоги. Казахстанские власти пока боятся идти таким путем, потому как в ее недрах и сидят главные владельцы и земель, и недвижимости, а значит, справедливый подход может больно ударить по их личному бюджету, так что все внимание направили на арендный рынок.

Посуточные и почасовые квартиры — вот где рассадник заразы во всех смыслах, но там много денег государство не заработает, к тому же это огромный источник коррупционной ренты, ведь все «нехорошие квартиры» давно на учете и под присмотром, а вот арендаторы — это благодатная почва для пополнения бюджета. Кроткие, запуганные, бесправные, приехавшие в города не от лучшей жизни, они будут стоять в очереди, регистрироваться, попадая тем самым под дополнительное налогообложение. Ведь хозяева не будут платить из своего кошелька — они просто повысят аренду на сумму налогов. При этом существующая налоговая система не позволяет ставить затраты на аренду на вычеты, следовательно, это станет еще одним акцизом, только на право проживания в городах без собственного жилья.

Кстати, об акцизах — они тоже растут, причем с невероятной быстротой и это явно не во благо потребителя. Алкоголь, сигареты, бензин. Идут разговоры об акцизе на минеральную воду и так называемые вредные продукты. Повышается стоимость коммунальных услуг, появляются платные парковки, и вот-вот въезды в город станут платными. Повышаются и просто налоги, всем известно, что вместо обещанного налога с продаж понижают порог по НДС для индивидуальных предпринимателей, повышаются на 5% выплаты в пенсионный фонд, появляется страховая медицина, на которую также нужно добавить 5%. При этом никаких реформ по росту эффективности систем не проводится. Это все изъятия, так что ни роста реальных зарплат, ни существенного повышения пенсий и пособий ждать не стоит. Цифры могут стать выше, но на самом деле доходы населения стремительно сокращаются.

И своеобразным венцом происходящего можно считать трагедию в поселке под Карагандой. Рухнул дом, говорят, был взрыв. Центрального отопления нет, и люди согревались так, как могли и как умели. Таких домов в стране тысячи, и все они приходят в негодность, большая их часть также отключена от центрального отопления. Когда их строили, рассчитывали на 50-60 лет эксплуатации, и они прошли. За многие годы «хрущевки» ни разу не ремонтировались. Во времена перестройки, когда весь это шлак приватизировался, объекты должны были передаваться новым собственникам после капитального ремонта, но кто бы его сделал. Если учесть, что почти 80% жилого многоквартирного фонда у нас 50-60-х годов постройки, то над страной нависла колоссальная угроза.

Да и это далеко не всё - большинство действующих промышленных объектов строилось тогда же. Все эти ТЭЦ, заводы, фабрики, ГОКи и прочие предприятия по-настоящему ни разу не ремонтировались, любые попытки модернизации обходятся в миллиарды долларов, за примером далеко ходить не нужно — на ум первым делом приходят три отечественных НПЗ. И если учитывать износ всего промышленного потенциала, то страна в глубоком минусе. Мы здесь не говорим о коммуникациях, изношенных на 80% процентов и больше похожих на бомбу с взбесившимся часовым механизмом.

Упавшая нефть и сократившиеся государственные доходы, как и предполагалось, перенаправили точку силы на собственное население. Но вот какая штука — непонятно, за что нам предлагается платить, ведь и так сумма государственных изъятий из дохода среднестатистического гражданина доходит до 60%, а жизнь при этом становится все хуже и хуже. Лечиться и учиться негде, зато есть коррупция, низкий уровень безопасности и очень сомнительные перспективы роста. Сейчас уже не до прогнозов — всё и так слишком очевидно, остаётся только наблюдать за происходящим.

Фото: pro2017god.com

Источник: http://www.zakon.kz/4838256-nevozmozhnost-prognozov-chem-nam-grozit.html
Автор: Нурия Ильясова от 4-01-2017, 15:59
Комендантский час в действии, - Джохар УтебековКак обычно, у меня для подписчиков своеобразные подарки в новом году. Вернее, это подарок от депутатов, но они рассказывать о нем стесняются. Эта новость коснется всех без исключения, но особое внимание предлагаю уделить ей арендаторам и арендодателям жилья, студентам, людям, кочующим по стране с работой.

Как и опасались правозащитники, закон, который приняли для борьбы с экстремизмом, усилил «крепостное право». Раньше был временный учет по желанию. Полиции можно было показать адресную справку из Семея и пояснить, что в Алматы ты живешь временно, приехал подзаработать, погостить.
Главное было – иметь регистрацию где-то. Доказать, что ты живешь в Алматы постоянно и должен зарегистрироваться в нем, полиции было тяжело.

Теперь же в Законе «О миграции населения» появилось понятие «место временного пребывания (проживания)». Советую всем его запомнить, хотя бы для возможного диалога с участковым или патрульными. Оно отличается от места жительства, т.е. места, где вы живете постоянно или преимущественно.

Введена обязательная регистрация граждан по месту временного пребывания. Ее несоблюдение повлечет административный штраф в 7 МРП (почти 16 000 тенге). Если вы уехали по Казахстану на учебу, в длительную командировку, погостить, «пошабашить», то до истечения 1 МЕСЯЦА вам надо будет успеть встать на временную регистрацию.

К примеру, 1 июня вы приехали из Алматы на лето к родственникам в Астану (или даже внутри Алматы переехали к бабушке или, эмм, к соседке). До 1 июля надо пройти временную регистрацию в миграционной полиции. Иначе вас могут оштрафовать.

Есть вопрос, как участковый установит, что человек живет на новом месте уже месяц. Видимо, с показаний соседей, запросов на место работы, учебы.
По иногородним студентам все очевидно. Приехал 1 сентября на учебу. Если не хочешь менять постоянную регистрацию на родине, то до 1 октября проходишь временную регистрацию. Мне кажется, что вместо террористов по студентам в первую очередь это новшество и ударит.

Не стали мелочиться и с арендодателями. Если арендатор живет у них больше месяца без временной регистрации, то для них это повлечет штраф в 10 МРП (почти 23 000 тенге). Круговая порука.

Нет худа без добра. Зато стало удобнее сдавать участковым неугодных соседей-квартиросъемщиков. Теперь и хозяина квартиры, и арендатора без временной регистрации с показаний соседей легко оштрафуют.

Ожидаю, что, помимо участковых, патрульные начнут спрашивать на улице у приезжих временную регистрацию. Комендантский час в действии.
Конечно, всё это грубое нарушение Международного пакта о гражданских и политических правах ООН и Конституции, ограничение свободы передвижения по стране. But who cares? Лишь бы на инвестиционный рейтинг не влияло.

Джохар Утебеков, адвокат

Источник: Фэйсбук
http://www.matritca.kz/news/40728-komendantskiy-chas-v-deystvii-dzhohar-utebekov.html
Назад Вперед

Панель входа на сайт

 
 

Газета - Наше Время

Скачать газету . . .

 
 

КТО НА САЙТЕ

Всего на сайте: 17

Роботов: 2

Последние посетители:
 
 

ЗАГЛЯНИТЕ К НАМ ОДНАЖДЫ

К празднику Наурыз – дополнительные поезда
АО «Пассажирские перевозки» сообщает, что в связи с увеличением спроса на перевозку пассажиров в период праздника Наурыз, назначены дополнительные поезда по следующим маршрутам:
- №154/153 сообщением «Астана-Алматы», отправлением из Астаны 18 марта, прибытием Алматы 19 марта в одном направлении;
- №157/158 сообщением «Алматы-2-Астана», отправлением из Алматы 18 марта, из Астаны 19 марта на один рейс;
- №160/159 сообщением «Алматы-Павлодар», отправлением из Алматы 19 марта, прибытием Павлодар 21 марта в одном направлении.
- №155/156 сообщением «Алматы-2-Арысь-1» отправлением из Алматы 17 марта, из Арысь 18 марта на один рейс.

Пресс-служба АО «Пассажирские перевозки»
 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ

ВНИМАНИЮ жителей городов!Уважаемые гости, пользователи сайта и жители города!
Сколько можно терпеть ситуацию на дорогах в наших городах Жезказган и Сатпаев. В скором времени будет невозможно ходить по улицам, надвигается дорожная война, ВЕРНЕЕ - она уже давно идёт. Кто виновник в этом? Вы задумывались когда либо? Давайте вместе выясним эту проблему.
У многих водителей имеются регистраторы на автомобилях. Присылайте, приносите, привозите... видео материал. Нет, не аварийные ситуации... (хотя и этот материал нужен) а как работают наши блюстители порядка на дорогах. Мы, администрация сайта "Жезказган сегодня" , призываем Вас помочь нам и всем жителям города, выявить и показать как "НЕ" работает эта дорожная полиция. Обязательное условие - дата на видео материале.
А эта полиция и действительно не работает. Вот и покажем, чем они занимаются. Может таким путём мы вместе с вами попытаемся изменить ситуацию. А если не мы то кто?
Наш телефон 72-24-50. Адрес: г. Жезказган, пр. Мира 13.
Или пишите на e-mail
 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

  • Сайт "Жезказган сегодня", предлагает разработку, создание, размещение информационной поддержки Вашего предприятия
    Печатный, аудио и видео варианты
    Рекламные сроки. Реальные цены
    Контактные телефоны 8(7102)72-24-50
    8-777-136-43-22, 8-777-391-40-21
  • Сайт "Жезказган сегодня", предлагает разработку, создание, размещение информационной поддержки Вашего предприятия
    Печатный, аудио и видео варианты
    Рекламные сроки. Реальные цены
    Контактные телефоны 8(7102)72-24-50
    8-777-136-43-22, 8-777-391-40-21
 
 

Опрос

Кому в Казахстане жить хорошо?