Петр Своик: «Реформированию накопительной пенсионной системы мешают лоббисты и инерция»

Юлия Кисткина Накопительная пенсионная система в Казахстане уже давно отдает привкусом приближающегося фиаско. Старые «болячки» становятся хроническими, анамнез постоянно пополняется новыми недугами, а чудодейственного лекарства нет. Предпринятая несколько лет назад попытка модернизировать систему лишь продлила агонию уже начавшего остывать «пациента». А может, ему уже нельзя ничем помочь? Наш собеседник – член общественного совета Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), известный экономист Петр Своик.

Почему Нацбанк и ЕНПФ застряли в тупике?[/b]

[b]- Петр Владимирович, на каких проблемах системы вы сегодня акцентировали бы внимание? Что сейчас больше всего угрожает будущим пенсионерам?


- В настоящее время проблемы, накопившиеся на рынке труда вообще и в накопительной пенсионной системе в частности, сконцентрировались вокруг вопроса «самозанятости». С этим связана замена министра труда и социальной защиты, и такая же задача – увеличить охват участников накопительной пенсионной системы – поставлена теперь перед ЕНПФ. Вроде бы все верно, путь выбран правильный. Полная вовлеченность трудоспособных граждан в систему пенсионного накопительства - задача не техническая, а концептуальная, целиком определяющая дальнейшую целесообразность и перспективность самой системы. Но на самом деле не все так просто.

При том, что счетами в ЕНПФ охвачены практически все трудоспособные граждане Казахстана (численность рабочей силы составляет 8,9 миллиона человек, а количество счетов достигает 9,4 миллиона), регулярные ежемесячные взносы поступают менее чем от полутора миллионов человек, то есть лишь от каждого шестого трудящегося. И даже тех, кто перечисляет хотя бы по одному месячному взносу за год, насчитывается всего 5,9 миллиона человек, а это менее двух третей от количества работающего населения.

За двадцать лет существования накопительной пенсионной системы сложилось довольно устойчивое соотношение: относительно полный охват – менее трети работоспособных казахстанцев, периодический охват – менее двух третей, еще одна треть - не охвачена вовсе. И причина этого заключается не в недостатках учета или агитации, а в структурных закономерностях. Если говорить конкретно, то это проявление того статистического факта, что списочная численность наемных работников в Казахстане составляет всего 5,7 миллиона человек. Другими словами, численность людей, занятых на предприятиях, которые обеспечивают официальное трудоустройство, имеют отделы HR и бухгалтерии для осуществления кадрового учета и автоматических расчетов с налоговыми органами и ЕНПФ, гораздо меньше, чем фактической рабочей силы в Казахстане. А еще, как минимум, одна треть населения вообще находится вне структурированного рынка труда и, следовательно, неспособна взаимодействовать с государственными фискальными и социальными институтами. И, если исходить из этого, то уже сделанная Министерством труда и соцзащиты ставка на программу «продуктивной занятости» в принципе не может быть успешной. Равно как и предпринимаемые сегодня попытки обеспечить формализацию «самозанятых» через усиление учета и некие налоговые стимулы. Тем более не принесут результата прорабатываемые сейчас ЕНПФ в том же ключе меры по привлечению вкладчиков. Коль скоро автоматическим участием через официальное трудоустройство охвачено менее двух третей будущих пенсионеров и коль скоро стимулы для добровольного участия со стороны государства отсутствуют, то достигнутый на сегодня охват можно смело считать предельным.

- То есть это тупик, и по пенсионной системе пора заказывать поминки?

- Я бы охарактеризовал ее нынешнее положение как кризисное и буквально переломное. С одной стороны, презентована трехуровневая пенсионная система, включающая и солидарную, и накопительную составляющие. И с ней вполне можно было бы согласиться, но только при одном базовом условии - полном охвате ею всех будущих пенсионеров. Но в рамках сложившейся деятельности ЕНПФ и планируемых мер это заведомо недостижимо. С другой стороны, лоббируется возврат к частным накопительным фондам и компаниям по управлению пенсионными активами (КУПА), да еще с выводом накоплений казахстанцев на внешние рынки. Иначе говоря, возврат к тому, от чего мы ушли четыре года назад, да теперь еще и в условиях резкого повышения неопределенности с мировым финансовым рынком. Налицо концептуальный и организационный тупик, в котором топчутся ЕНПФ и курирующий его Национальный банк. Фактически единственным аргументом в пользу сохранения накопительной пенсионной системы в ее нынешнем виде являются крупные дивиденды, получаемые ее организаторами и участниками за счет изымаемых у граждан отчислений от зарплат. Тогда как потери бюджета и самих граждан неизмеримо больше.

Сила инерции, сложившаяся за последние двадцать лет, вкупе с лоббистскими интересами препятствует сколько-нибудь серьезному реформированию пенсионного накопительства. И система все сильнее нагружается проблемами. Но их все равно рано или поздно придется решать. И как бы парадоксально это ни прозвучало в данной ситуации, именно пенсионное накопительство при правильной его организации способно решить сразу две крупные проблемы национальной экономики. Во-первых, полностью легализовать рынок труда в Казахстане, а во-вторых, создать длинный и недорогой инвестиционный ресурс для ее развития.

Когда недодумывают головой, докладывают из кармана

-Что вы подразумеваете под правильной организацией? Какие конкретно проблемы нужно решить, чтобы пенсионная система реально начала работать на экономику и перестала устраивать все новые и новые «диверсии»?

- Первую из существующих проблем я бы обозначил так: недоверие вкладчиков как концентрация отношения к ЕНПФ.

На начало 2017 года количество индивидуальных пенсионных счетов, на которые были внесены добровольные взносы, составило 36,5 тысячи, или лишь 0,37 процента от общего числа (9 миллионов 817 тысяч) вкладчиков. К концу года добровольных вкладчиков осталось 35,5 тысячи человек (падение на 2,9 процента). При этом накоплений за счет добровольных взносов на начало года насчитывалось 1,7 миллиарда тенге, или всего 0,02 процента от всей суммы пенсионных накоплений (7 триллионов 637 миллиардов тенге). Причем в течение года объем добровольных пенсионных накоплений нисколько не вырос, оставшись на уровне 1,7 миллиарда тенге. Другими словами, даже начисленный инвестиционный доход не смог компенсировать фактический отток «добровольцев».

Надо сказать, что число граждан, добровольно делающих пенсионные взносы, всегда было небольшим, а в последние годы оно неуклонно снижается. В предкризисном 2007-м было 36 тысяч добровольных участников, в лучшем после кризиса 2012-м – 42 тысячи, а, например, за 2016 год их число сократилось с 39 до 36,6 тысячи.

Вторая проблема заключается в том льготном и придаточном положениях, которые занимает ЕНПФ.

За 2017 год в фонд автоматически поступило 754 миллиарда тенге взносов, тогда как выплаты вышедшим на заслуженный отдых и уехавшим из страны пенсионерам составили лишь 211 миллиардов тенге. Сумма комиссионных составила 46,8 миллиарда тенге, из которых 16,2 миллиарда выплачены за управление активами (как будто Национальный банк является субъектом коммерческой деятельности). Остальное пошло на содержание непосредственно ЕНПФ. Если учесть, что фонд не занимается управлением пенсионными накоплениями и инвестиционной деятельностью, а осуществляет только учетные функции, то мы имеем весьма интересную картину: доля затрат на содержание учетной надстройки – 14,5 процента от полезных выплат и 4 процента от собираемых взносов. Как ни крути, а такой «бизнес», при котором на 754 миллиарда тенге гарантированных поступлений приходится лишь 211 миллиардов необходимых затрат, тогда как на собственное содержание извлекается более 30 миллиардов тенге, не может не иметь мощной лоббистской защиты. При этом ЕНПФ, расстающийся через выплаты состоявшимся пенсионерам и уезжающим из Казахстана всего лишь с четвертью регулярно закачиваемых в систему пенсионных взносов, имеет не более чем десятипроцентную долю в общем пенсионном обеспечении страны. Чтобы в этом убедиться, достаточно сопоставить те самые 211 миллиардов тенге выплат из ЕНПФ со строкой госбюджета на 2017 год. Называется она «социальная помощь и социальное обеспечение». Величина расходов по этой статье составляет 2 триллиона 304 миллиардов тенге, из которых более двух триллионов – собственно пенсионные выплаты по солидарной системе.

Третья проблема заключается в паразитировании на бюджете и банковской системе.

В посланиях президента уже второй год подряд значатся поручения Национальному банку отвечать не только за инфляцию, но и за экономический рост, а также обеспечить долгосрочное и дешевое фондирование банков второго уровня в тенге. Однако инвестирование пенсионных накоплений в национальное экономическое развитие традиционно не практикуется, а относительно недавнее «инвестирование» пенсионных активов в обязательства коммерческих банков, наоборот, способствует еще большему завышению кредитных ставок. Основной же «инвестиционный» доход извлекается из бюджета, то есть за счет налогоплательщиков и за счет сокращения затрат на социальные и другие необходимые государственные расходы.

Так, на начало этого года доля государственных ценных бумаг в активах ЕНПФ составляла более 46 процентов, что в денежном выражении оценивалось в 3,59 триллиона тенге. Доходность по ним - 8 процентов. Исходя из этих данных, можно подсчитать, что в 2017 году, выплачивая вознаграждение по ним, государство и бюджет расстались примерно с 290 миллиардами тенге. И это в ситуации, когда приходные и расходные статьи бюджета по социальной части серьезно разбалансированы, причем во многом именно благодаря существованию пенсионной накопительной системы. Поясню. В государственном бюджете 2017 года индивидуальный подоходный налог был запланирован на уровне 746 миллиардов тенге, социальный налог – в 582 миллиардов. Все вместе - 1,33 триллиона тенге прихода против уже упомянутого расхода на пенсии и социальные пособия в 2,3 триллиона тенге. Разбалансировка – почти триллион тенге. Между тем, мимо бюджета в прошлом году прошли те самые 754 миллиарда тенге пенсионных взносов, автоматически поступивших в ЕНПФ, а сам бюджет, повторюсь, потратился на 290 миллиардов тенге выплат «инвестиционного дохода». И это не считая затрат на компенсацию инфляции выходящим на пенсию вкладчикам. Всего этого вкупе как раз с лихвой хватило бы на то, чтобы перекрыть недостающее.

Акцентирую внимание и на вложении пенсионных активов в банки второго уровня. Их объем на начало 2018 года - 1,56 триллиона тенге, что составляет 20,2 процента от суммы всех пенсионных накоплений. Но тут важно понимать, что прибыль для последующих расчетов с ЕНПФ банки могут получить только с заемщиков - за счет дальнейшего повышения и так уже непосильных для производственного кредитования ставок. И вообще, решение отбирать без согласия работающих зарплатную десятину и заводить ее в помощь коммерческим банкам - более чем сомнительная затея в свете прав граждан, рыночной свободы и конкуренции, и такое решение явно нуждается в проверке на соответствие конституционным принципам правового, демократического и социального государства.

Четвертая проблема - убыточность накоплений.

С самого начала деятельности общественного совета при ЕНПФ мы неоднократно ставили вопрос о дополнении общей отчетности фонда и персональных выписок вкладчикам сведениями о соотношении накапливаемой доходности и накапливаемой инфляции. Но пока безрезультатно, и пора прямо сказать, почему.

Причина такова: при том, что основная масса «инвестиционного дохода» вообще не связана с экономически полезным инвестированием, а обеспечивается паразитированием на государственном бюджете и банковской кредитной системе, накопление взносов граждан в ЕНПФ является фактически убыточным.

Для иллюстрации приведу сделанную нами сопоставительную таблицу, основанную на официальной выписке конкретного вкладчика (ФИО имеется) за последние четыре года – с начала деятельности ЕНПФ (см. ниже – прим. ред.). Жирным курсивом помечены цифры, полученные из ЕНПФ, и на их основании сделаны расчеты по трем вариантам.



Первый вариант – простая индексация накоплений в соответствии с официальной годовой инфляцией. Итог: фактические накопления вкладчика уменьшились на 312 тысяч тенге, или на 3 процента от всей суммы накоплений.

Второй вариант основан на индексации накоплений не по общей инфляции, которая учитывает не имеющие отношения к пенсионерам производственные цены и стоимость товаров (услуг) для богатых, а по утверждаемым на каждый год размерам минимальной зарплаты и пенсии, - то есть, по простому продуктовому набору, актуальному для основной массы казахстанских пенсионеров. И что мы получаем в итоге? По покупной способности накоплений относительно товаров первой необходимости вкладчик за четыре года потерял 1 миллион 386 тысяч тенге, или 11 процентов от своих накоплений.

И, наконец, третий вариант, при котором мы посмотрели на то, что было бы с доходами вкладчика, если бы он имел дело не с ЕНПФ, а с коммерческим банком, размещая свои накопления хотя бы под 11 процентов годовых. В этом случае дополнительный доход составил бы 1 миллион 115 тысяч тенге – на 9 процентов больше того, что ему обеспечил бы ЕНПФ.

Известно, что законом предусмотрена компенсация инфляции для вкладчиков, выходящих на пенсию. Однако делается это даже не в ЕНПФ, а почему-то в Центре по выплате пенсий, к тому же по неизвестной и не дающей возможности проверить методике. В лучшем случае это всего лишь обеспечивает некую формальную доплату, заведомо не компенсирующую потерю реальной покупательской способности накопленных за всю трудовую жизнь отчислений. Не говоря уже о выплате хоть какого-то дохода на принудительно изымаемые у трудящихся средства. Здесь вполне уместно предположить, что сквозная скрытность – как соотношения между накоплениями вкладчиков и накапливаемой инфляцией в отчетности ЕНПФ, так и механизмов ее компенсации по линии Центра по выплате пенсий – прикрывает одно и то же. А именно фактическую убыточность накопительной пенсионной системы, при которой бюджет несет не только выявляемые простым анализом триллионные издержки, но и некоторые не показываемые дополнительные затраты на компенсацию инфляции. Как будто это всякий раз стихийный форс-мажор, а не подлежащие бюджетному планированию неизменно убыточные результаты многолетней деятельности.

В поисках выхода

- Петр Владимирович, зная вас, предположу, что у вас есть свой вариант решения этой задачки со сплошными минусами…

- Я попытался доходчиво объяснить, чем так сильна разорительная для государственного бюджета и невыгодная невольным вкладчикам накопительная пенсионная система. Сильна она своей крайней выгодностью для лиц и организаций, задействованных в сборе, распределении и использовании пенсионных средств. При этом тот факт, что лишь треть всей рабочей силы Казахстана платит взносы в ЕНПФ регулярно, еще треть – нерегулярно, а остальные практически не участвуют, может вовсе не волновать эти самые лица и организации. Им вполне достаточно и уже имеющихся 7,8 триллиона тенге, непрерывно пополняемых и оборачиваемых. Это понятно, равно как и наличие мощного лоббирования, направленного на возврат к прокручиванию громадных и гарантированно растущих пенсионных средств частными «инвесторами», да еще под бюджетные обеспечения доходности и компенсации убыточности такого рода «бизнеса».

Слаженный официальный и частный лоббизм в пользу сохранения и повторной приватизации такой системы можно было бы считать непреодолимым, однако имеются объективные обстоятельства, заставляющие искать менее ангажированные и более эффективные решения. Наиболее важным из таких обстоятельств можно считать начало перехода к обязательному медицинскому страхованию, что является оттянутой на двадцать лет второй частью той же реформы, внешне продиктованной социальными задачами и переводящей солидарную государственную ответственность в индивидуально-частную. И в таком ключе вопрос полного охвата населения становится действительно решающим. Если неудачу с полным переходом от солидарного к накопительному пенсионному обеспечению правительство смогло как-то спрятать за разрозненным существованием и той, и другой систем, то в сфере здравоохранения такую двойную нагрузку государство уже просто не потянет.

Полный охват, если решение этой проблемы не изображать, а действительно искать, осуществим только в двух вариантах. Это либо реструктурирование рынка труда в сторону крупных организаций, обеспечивающих полную легальную занятость (например, аналоги колхозов-совхозов на селе), что в обозримой перспективе нереально, либо создание очевидных стимулов для населения на добровольное участие в накопительном пенсионном и медицинском страховании.

-И как это может выглядеть на практике?

- Исходя из сделанных выводов, сформулирую свои предложения тоже в двух вариантах.

«Отступной» вариант заключается в осуществлении «мягкой посадки» накопительной пенсионной системы при параллельном сворачивании затеи с медицинским страхованием. Например, обязательность ежемесячных пенсионных взносов можно перевести в добровольный формат, разрешив при этом вкладчикам использовать определенную часть накоплений на определенные и оговоренные нужды: приобретение жилья, участие в ипотеке, образование. А также разрешить вкладчикам постепенно переводить часть накоплений просто на банковские депозиты.

Но есть еще «активный» вариант. За основу тут можно взять уже презентованную Национальным банком и ЕНПФ систему трехуровневого пенсионного обеспечения. А именно: совместить ее с медицинским страхованием и организовать сквозную – от рождения до старости - систему накопительного социального страхования, установить перечень страховых случаев с правом использования определенной части накоплений, включая создание семьи, рождение детей, приобретение жилья, получение образования. Кроме того, установить гарантированную сверх инфляции ежегодную доходность накоплений плюс поощрительный бонус на добровольные взносы, а пенсионные (социальные) накопления инвестировать в основном в объекты инфраструктуры, находящиеся под государственным тарифным регулированием (электроэнергетика, магистральные трубопроводы, железнодорожная отрасль, ЖКХ, а также строительство доступного жилья). Частным инвесторам средства тоже должны предоставляться, но только под условие обеспечения установленной положительной доходности и при достаточном залоге.


https://camonitor.kz/30978-petr-svoik-reformirovaniyu-nakopitelnoy-pensionnoy-sistemy-meshayut-lobbisty-i-inerciya.html


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий

Панель входа на сайт

 
 

Газета - Наше Время

Скачать газету . . .

 
 

КТО НА САЙТЕ

Всего на сайте: 26

Роботов: 1

Последние посетители:
 
 

ЗАГЛЯНИТЕ К НАМ ОДНАЖДЫ

К празднику Наурыз – дополнительные поезда
АО «Пассажирские перевозки» сообщает, что в связи с увеличением спроса на перевозку пассажиров в период праздника Наурыз, назначены дополнительные поезда по следующим маршрутам:
- №154/153 сообщением «Астана-Алматы», отправлением из Астаны 18 марта, прибытием Алматы 19 марта в одном направлении;
- №157/158 сообщением «Алматы-2-Астана», отправлением из Алматы 18 марта, из Астаны 19 марта на один рейс;
- №160/159 сообщением «Алматы-Павлодар», отправлением из Алматы 19 марта, прибытием Павлодар 21 марта в одном направлении.
- №155/156 сообщением «Алматы-2-Арысь-1» отправлением из Алматы 17 марта, из Арысь 18 марта на один рейс.

Пресс-служба АО «Пассажирские перевозки»
 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ

ВНИМАНИЮ жителей городов!Уважаемые гости, пользователи сайта и жители города!
Сколько можно терпеть ситуацию на дорогах в наших городах Жезказган и Сатпаев. В скором времени будет невозможно ходить по улицам, надвигается дорожная война, ВЕРНЕЕ - она уже давно идёт. Кто виновник в этом? Вы задумывались когда либо? Давайте вместе выясним эту проблему.
У многих водителей имеются регистраторы на автомобилях. Присылайте, приносите, привозите... видео материал. Нет, не аварийные ситуации... (хотя и этот материал нужен) а как работают наши блюстители порядка на дорогах. Мы, администрация сайта "Жезказган сегодня" , призываем Вас помочь нам и всем жителям города, выявить и показать как "НЕ" работает эта дорожная полиция. Обязательное условие - дата на видео материале.
А эта полиция и действительно не работает. Вот и покажем, чем они занимаются. Может таким путём мы вместе с вами попытаемся изменить ситуацию. А если не мы то кто?
Наш телефон 72-24-50. Адрес: г. Жезказган, пр. Мира 13.
Или пишите на e-mail
 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ НА САЙТЕ

  • Сайт "Жезказган сегодня", предлагает разработку, создание, размещение информационной поддержки Вашего предприятия
    Печатный, аудио и видео варианты
    Рекламные сроки. Реальные цены
    Контактные телефоны 8(7102)72-24-50
    8-777-136-43-22, 8-777-391-40-21
  • Сайт "Жезказган сегодня", предлагает разработку, создание, размещение информационной поддержки Вашего предприятия
    Печатный, аудио и видео варианты
    Рекламные сроки. Реальные цены
    Контактные телефоны 8(7102)72-24-50
    8-777-136-43-22, 8-777-391-40-21
 
 

Опрос

Кому в Казахстане жить хорошо?